Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.








Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - в игру принимаются неканоны-квинси. •Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Gensei » Эпизод 3. Затаенная опасность.


Эпизод 3. Затаенная опасность.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Название эпизода:
Эпизод 5. Затаенная опасность
Эпиграф эпизода:
Только в трудные моменты ты видишь, кто твой настоящий друг.
Участники в порядке очередности:
Hitsugaya Toushiro
Hinamori Momo
Место действия:
Каракура. Один из парков.
Время суток:
Ночь
Погода:
Тонкий серп месяца порой выглядывает из-за  тяжелых туч. Безветренно, прохладно.
Описание эпизода:
Хицугайя Тоширо, неизвестно как оказавшийся на свободе, решил искать спасения у Урахары Киске, но судьба преподносит ему совсем другую встречу.
Рейтинг:
G
Предыдущий эпизод:
Для Хинамори: Начало игры
Для Хицугайи: Эпизод 2. В клетке со страхом
Последующий эпизод:

0

2

Среди бойцов ванденрейха вряд ли много дураков. Тем более среди тех, кто ими руководит. Для того, чтобы держать под контролем и уметь направлять такую армию нужны выдающиеся интеллектуальные и волевые способности. В противном случае, ванденрейх давно стал бы легендой, а его воины потерпели бы сокрушительное поражение, попытавшись напасть на Общество душ.
Как же тогда так получилось, что он оказался на свободе? Или ему, что, скорее всего, просто позволили сбежать?
Хитсугайя покрылся холодным потом, подумав о возможной роли наживки. Его отпустили, чтобы привёл к лагерю шинигами, если таковой реально существует и его ещё не уничтожили. Может даже ко двору самого Короля душ, но это сомнительно. Ради Хитсугайи Тоширо никто из королевской гвардии не пошевельнёт и пальцем.
А может, с ним играют, и неожиданная свобода – изысканная пытка, разработанная палачами для таких, как он – чтобы сломить окончательно, уничтожая духовно и телесно.
Юноша, чувствуя непривычную слабость в руках и ногах, привалился спиной к дереву и огляделся по сторонам: никого и ничего. Мир словно опустел с приходом захватчиков. Стал сер и мрачен, как будущее, к которому неотвратимо приближалась тысячелетняя война. Хитсугайя подумал о других пленниках: сколько их, кто они, где содержатся. Повезло ли кому-нибудь из них так же как ему сбежать? О чём они сейчас думают? Чего боятся, на что надеются?
«Куда мне теперь идти?»
Первоначально юный капитан надеялся разыскать кого-то из выживших шинигами. По размышлении план пришлось кардинальным образом поменять. Во-первых, он не знал где искать. А во-вторых, рисковал подставить под удар выживших товарищей.
Пытаться сражаться? У него не осталось сил. Веры, и той не хватало, чтобы продолжать идти в никуда, в поисках временного убежища – жалкая участь.
Кругом белое безмолвие, застывшее, как лёд. Хитсугайя потянулся мыслью к Хъёринмару, но как и в прошлый раз его зов остался без ответа. Отчаяние было почти осязаемым, до желания завыть, словно волк, выливая боль и страх, и одиночество в одном громком вопле.
Он сдержал себя. Достойно ли поддаваться слабости капитану Готей 13, пусть даже бывшему. Пока неизвестна участь общества душ, его собственного отряда, Мацумото и Хинамори, он не имеет права сдаваться.

+2

3

Выдохнув через нос, Хинамори оглянулась назад, проверяя, нет ли за ней погони. Нет – то ли она действительно хорошо умеет скрывать реяцу, то ли квинси просто неинтересен такой противник. Скорее всего, первое – подумала Момо без тени самолюбования; она знала, что враг не дремлет, знала, что каждый шинигами на счету, особенно лейтенант Готея-13. Наверняка от квинси не укрылось и то, что она мастер кидо, но всё же Хинамори удалось ускользнуть незамеченной, и когда у неё было время передохнуть, она этим фактом гордилась. Но времени не было.

Безветренная холодная ночь опустилась на Каракуру, тяжёлые тучи нависли в небе чёрным покрывалом, иногда из-за оных выглядывал тонкий серп луны, тут же, впрочем, пропадая за очередным облаком.

«Что я здесь делаю?»

На самом деле Хинамори искала. Она сама не знала, кого и зачем – просто кого-нибудь. Она плутала по мирам уже несколько часов, устала, вымоталась и хотела с кем-то поговорить до зуда в языке; хотела услышать чей-то голос. Лучше всего – знакомый. Но ей не попадался никто, кроме случайных прохожих, которые не могли её видеть. И Момо не знала, от чего она больше устала: от постоянного передвижения или от одиночества.

Она шла вперёд обычным шагом, не прибегая к шунпо; берегла силы. Кто знает, кого она встретит за очередным поворотом – может, врага. Мысленно пыталась связаться с Тобиуме, но меч молчала.

Момо сцепила зубы и решила – выдержит. Главное, что она на свободе, остальное – мелочи. Ах да, главное, что она жива; почему-то об этом факте лейтенант сразу не подумала. Собственная жизнь представлялась чем-то вроде разменной монеты: вот она есть, вот её нет – какая разница?

Эти мысли Хинамори не нравились, она заподозрила, что скоро совсем падёт духом, тряхнула головой, разгоняя тяжкие думы, и замерла на месте, увидев знакомую фигурку под деревом.

«Что он тут делает?»

Момо поняла, что если она просто приблизится к другу и поздоровается, он её атакует и будет прав: реяцу девушка скрывала, Широ тоже был в бегах, и вполне логично с его стороны напасть на неё при первом же слове «привет». Показывать свою реяцу не хотелось до боли в зубах, тут мог быть не только Тоширо, но и квинси – кто их знает?

Хинамори огляделась по сторонам – улицы были пустынны. Сделала несколько вдохов и выдохов, решаясь. Проглотила ласковое обращение «Широ-чан», от которого в своё время отказалась – они больше не дети – и тихонько окликнула, зная, что он обязательно услышит:

- Хитсугая-кун!

+3

4

- Ты? – удивлённо.
Хитсугайя смотрел на подругу детства, как на призрака. Он видел её, но не мог поверить в то, что видел. Он боялся назвать её по имени, будто от этого Хинамори рассыплется песком.
Находясь в заключении у квинси, юноша старался вообще не думать о ней, поскольку воображение услужливо рисовало жестокие и некрасивые сцены смерти названной сестры, в которых беспомощность и отчаяние невыносимо терзали душу.
Наверное, это безумие. Одна часть сознания тянулась к любимому близкому человеку в поисках утешения, другая кричала в ужасе «Беги, это ловушка!» А самое страшное заключалось в том, что после застенков ванденрейха Тоширо реально не знал, не мог понять, где реальность, а где лишь плод воображения его воспалённого ума. Он поначалу потянулся к ней, и тотчас замер безучастным холодным изваянием.
Даже если нет ловушки, даже если Хинамори – не бред и не видение, что он может сказать или сделать такого, чтобы не подвергнуть её смертельной опасности? Не говоря уже о том, что Тоширо было просто страшно спрашивать про Общество душ: кто знает, сколько погибло и сколько выжило, и во что превратился прежний оплот мира и порядка. Может, полное забвение – не так уж плохо.
Юноша, стиснув зубы, сжал кулаки. Капитану Готей 13, пусть и бывшему, негоже впадать в отчаяние. Он всё ещё в ответе за свой отряд – за каждого, кому повезло выжить.
Голос Хинамори он услышал раньше, чем увидел её. По всей видимости она тоже опасалась ловушки или посторонних нежелательных наблюдателей.
И вот какова вероятность того, что Момо поверит, будто он тот самый Тоширо, которого она знала? Насколько готова будет принять сказанное им, без оглядки на разросшуюся до невероятных размеров тень ванденрейха.
Она не может, не должна раскрывать больше того, что будет безопасно для них обоих. Так же как он. Неужели это конец?!
Хитсугайя медленно, как если бы его мучала застарелая рана, поднялся на ноги, но не стал приближаться к Хинамори.
«А если она в приступе любви и жалости забудет про осторожность, что тогда?»
- Не подходи, - хрипло прошептал юноша, через силу выталкивая из себя слова.
- Я могу причинить тебе зло.
Так куда пойти? Как отомстить и как узнать правду? Может стоит сразу прогнать её, проявить разумную жестокость? Видимо, именно так и придётся поступить, ведь иного выбора у него нет, а рисковать слишком дорого.
- Оставь меня! Убирайся! Ты не должна быть здесь.
В голове Тоширо прозвучал голос из прошлого, от которого болезненно дрогнула замёрзшая от ужаса и отчаяния душа: «Снежок».

+2

5

"Убирайся".
Момо замерла на месте, не зная, что делать - бежать от него или к нему. Сердце и разум путали мысли, и если разум кричал: "Беги!", то глупое сердце кричало ещё громче: "Останься!". Момо чувствовала, что нужна Тоширо, чувствовала неискренние нотки в его голосе, но не решилась ни подойти, ни убежать - так и замерла соляным столпом, прижав руки к груди чуть ли не в молитвенном жесте. В глазах - отчаяние и вопрос. Почему он её гонит? Почему говорит, что может причинить ей зло? Квинси сделали что-то с ним?

Момо покачала головой из стороны в сторону: не уйду. Она не из тех, кто поворачивается спиной к друзьям, особенно в трудных ситуациях, когда может пригодиться помощь даже такого слабого бойца, как она. Когда-то, впервые взяв в руки Тобиуме, Хинамори поклялась: этим мечом она защитит тех, кто ей дорог. В итоге не смогла защитить даже саму себя.

Какая же она всё-таки слабая. Даже не может решиться, куда повернуть. С одной стороны, Широ-чан может оказаться ловушкой, миражем, но тогда он звал бы её, а не гнал. Значит - не ловушка. Но тогда - почему?

-Что они с тобой сделали? - тихо спросила Момо, не сводя глаз с Тоширо, будто могла увидеть, что с ним произошло.

-Я не верю, что ты можешь причинить мне зло, - качнула она головой, - я не уйду. Я тебя не брошу.

"Я не способна на предательство".

-Я так рада, что встретила тебя, Широ-чан, - снова детское прозвище. Момо виновато улыбнулась, и внезапный порыв ветра растрепал её волосы.

+3

6

Хинамори – умная, одарённая, сильная девушка. Она всегда отличалась гибкостью мышления, и легко усваивала даже самые сложные заклинания…
Но при всём при том в ней было слишком много детской наивности. Мир совсем не так светел и добр, как представляется чистому, лишённому зла существу, как она.
Хинамори не видела, что названный брат может нести ей угрозу. Она не могла предположить, хотя была умна и дальновидна, какого рода опасности сулит ей встреча с другом детства, посему к предупреждению отнеслась с удивлением, вместо разумной настороженности.
Хитсугайя стиснул руки в кулаки и нервно закусил нижнюю губу, отчего показалась капелька крови. Но он не сделал ни шагу навстречу, когда Момо на его слова отрицательно покачала головой.
Маленький капитан продолжал испытывать сильное душевное смятение. В его душе боролись желание вернуться к «своим» и узнать правду, какой бы она ни была.
- Что они со мной сделали? – произнёс он, чуть опуская глаза и отворачиваясь в сторону. Его веки чуть подёргивались, отвечая отзвукам сердечной боли.
- Я не знаю, что они могли со мной сделать. И это опасно.
Тоширо продолжал искать в памяти ответ на вопрос, кто и почему его отпустил. Он не сбежал бы один. Ванденрейх никого не отпускает из своих сетей. Без причины.
Перед мысленном взором вставал образ юной квинси, чьё имя он никак не мог вспомнить, которое звучало, похоже на шипение огня на углях и волнение пламени. Астрид?
Что станет с бедной девушкой, если на самом деле окажется, что она сама, по собственной воле, втайне от начальства, помогала ему, подготовив и практически организовав побег?
Квинси не прощают предателей. Он достаточно насмотрелся на действия их армии во время нападения на Сэйретей, чтобы прийти к такому выводу.
Хинамори не собиралась уходить. Понимает ли она, что за ним по пятам мчится погоня? Или что за ним следят? Всё может быть.
Впрочем, у них нет ни единого шанса. Если только не попытаться призвать легендарный нулевой отряд для разрешения проблемы. Раз уж своими силами не получается.
- Что со мной? – он схватился за голову, запутываясь пальцами в белых взлохмаченных волосах, только сейчас осознав, как выглядит после тюрьмы.
Тоширо не слышал последнее сказанное Хинамори, слишком поглощённый переживаниями. Даже не заметил, как «сестра» назвала его детским прозвищем Снежок, от которого в бытность капитаном десятого отряда юноша всеми силами старался открещиваться.

+3

7

Застыв на месте, Хинамори кусала губы и сжимала кулаки так, что ногти впивались в ладони. Она снова ощутила себя слабой, глупой и маленькой – вдали от смешливого, острословного, но понимающего Хирако-тайчо, вдали от товарищей и наедине с лучшим другом, который убеждал её, что может быть опасен.

Момо не верила в это. Широ просто не может причинить ей вред – рукой она нащупала шрам на груди – сознательно. Тогда он ранил её лишь по милости Айзена, который подставил вместо себя бессознательное тело лейтенанта. Но сейчас, когда Тоширо знает, что она – это она, он не сможет причинить ей боль.

- Пусть опасно! – запальчиво воскликнула Хинамори, - я всё равно не верю, - она упрямо сдвинула брови. Тоширо может говорить, что угодно, но Момо не уйдёт. Она сама не знала, поступает благородно или же глупо… скорее всего, эгоистично. Она не хотела снова оставаться одна, бежать в поиске выживших вайзардов, как приказал капитан. Она метается по мирам уже столько, что потеряла счёт времени, и ей не хочется снова пробегать тот же маршрут.

Момо сделала шаг к Тоширо, протянув руку к нему. И этот шаг словно что-то изменил в ней – девушка решительно бросилась к другу детства, не колеблясь, обняла. Раньше они никогда не позволяли себе такие жесты, но Хинамори было плевать, даже если он её оттолкнёт. Или пронзит клинком.

Ей просто необходимо было ощутить чужое тепло или хотя бы присутствие, иначе лейтенант обезумела бы от одиночества.

- Не гони меня, - шепнула она, - пожалуйста.

И затихла, только сейчас чувствуя, насколько устала за время поисков.

+2

8

Хинамори сделала весьма предсказуемую и глупую вещь – бросилась обниматься.
Урок, преподнесённый ей Айзеном сравнительно недавно, не пошёл впрок. Хотя нет, она остановилась, сделав едва ли шаг, протянув навстречу ему свою ладонь. И Хитсугайя, в порыве чувств, шагнул вперёд.
Только рука почему-то не поднялась её оттолкнуть.
Прогнать на самом деле не сложно. Куда сложнее решиться.
- Дурочка, - произнёс он почти ласково, неловко прикасаясь ладонью к горячей ладони и тотчас отдёргивая, будто ожёгшись, и чувствуя себя ещё ниже, чем обычно. Они были так непохожи, хотя росли рядом, как родные брат и сестра.
Тоширо вспомнил, как в детстве любил дразнить её, платя той же монетой на «Снежка». Это была своеобразная игра, в которой никто всерьёз не обижался, а лишь изображал обиженного.
Хинамори уже тогда бурно и чрезмерно восхищалась Айзеном, чего Тоширо не понимал никогда. Сейчас ему хотелось закричать во всё горло, предупреждая, напоминая, чем обернулось в последний раз слепое доверие.
«Ведь я мог тогда тебя убить. Что если я снова попытаюсь это сделать?!»
Маленький капитан отступил на шаг назад, покачав головой. Пальцы на руках слабо дрожали; По шее стекла тонкая струйка холодного пота.
- Откуда ты можешь знать, что я не причиню тебе зла?
Но тут Хинамори приблизилась и порывисто обняла его, сведя на «нет» все сомнения. Не нужно было уже гадать, как правильнее поступить в обращении с ней. Девушка сама всё решила за него.
Брови Тоширо, сведённые к переносице в напряжённом обдумывании её поступка, стали чуть подрагивать, как пальцы до того. Капитан испытывал сильнейшие душевные муки, к которым добавилась ещё одна – упрёк себе за нерешительность и слабость.
Да, он слаб. Мог остановить, и не остановил. Бездеятельность так же опасна, как атака на эмоциях. В любую минуту юноше чудилось, последует коварный удар врага. Быть может, нанесённый даже его собственной рукой. Айзен не брезговал таким.
- Поздно, -  прошептал Тоширо, едва ворочая языком. От усталости, страха и чудовищного напряжения скулы сводило. – Если должно произойти что-то плохое, бежать поздно.
Он всё-таки усилием воли отстранил от себя Хинамори, заставив смотреть прямо в глаза названной «сестры».
- Ты понимаешь, за мной могли следить? Меня могли отпустить, чтобы выследить оставшихся на свободе. А может, они уже превратили меня в свою марионетку, или заразили меня, чтобы уничтожить нас всех, раз и навсегда.
Хитсугайя бессильно уронил руки.

Отредактировано Hitsugaya Toushiro (2015-12-06 10:18:35)

+1

9

После возвращения в Каракуру на Иноуэ напала бессонница: почти каждую ночь девушка ворочалась в кровати, пытаясь принять как можно более удобное положение, избавиться от лишних мыслей и хорошенько отдохнуть в царстве Морфея.

Всё было бесполезно.

Рыжая в очередной раз на спину переворачивается, путаясь в одеяле, невидящим взглядом рассматривая потолок. Сон отказывался приходить, прячась в чужих домах, даруя свои видения кому угодно, но только не ей.

«Сколько это может продолжаться?» - с губ срывается невольно вздох тяжёлый, а Орихиме устало трёт веки кончиками пальцев, после на виски переходя. – «Утром снова придётся скрывать синяки под глазами и быть крайне бодрой, чтобы не заставлять никого беспокоиться лишний раз. Всем и так досталось, не стоит причинять лишние неудобства.»

Садится на кровати, свешивая с неё ноги, ступнями касаясь прохладного пола, да хмурясь немного. Химе далеко не самая глупая девушка (наивность – не глупость), поэтому прекрасно понимает, что более так продолжаться не может. Организму требуется отдых, в противном случае исход всего один – летальный.

Но как быть, если даже сильные снотворные, приобретённые в аптеке – не в силах помочь? Память услужливо напоминает о том, что в этом городе есть один хитрый торговец – Урахара Киске, который может помочь ей избавиться от свалившегося на рыжую голову недуга. От осознания такого простого выхода Иноуэ хлопает себя ладошкой по лбу и восклицает:
- Вот глупая! И почему я раньше об этом не подумала? – В том, что шинигами сможет ей помочь девушка не сомневалась ни на секунду. – Наверное, стоит пойти сейчас. Извинюсь потом за поздний визит, но чем раньше я это сделаю, тем лучше. За это потом угощу его печеньем с зелёным луком…

Орихиме вслух рассуждает, пока меняет домашнюю одежду на прогулочную и скручивая волосы в тугой пучок – некогда наводить марафет. Буквально через несколько минут громко дверь входная хлопает и слышится возня ключа – хозяйка покинула свою квартиру.

***

Девушка зябко ведёт плечом, шумно выдыхая прохладный ночной воздух, невольно ускоряя шаг, тёмный парк, через который лежал её путь, не внушал доверия и даже на какой-то момент вызвал страстное желание вернуться обратно. Но, как известно, Иноуэ была не из людей, относящихся к робким или же трусливым.

Спрятав руки в карманы тёплой куртки, Орихиме спешно пересекает парк, стараясь как можно быстрее выбраться из неожиданно угрюмой атмосферы, которой встретило её место культурного отдыха.

Но даже такой ночной поход в очередной раз обернулся неожиданной встречей: оглядываясь по сторонам, рыжая приметила среди деревьев небольшой силуэт, резко выделявшийся среди тёмных оттенков белоснежной, словно первый снег, шевелюрой. Химе немного хмурится, борясь с отчаянным желанием поближе подойти и узнать, кто это и здравым рассудком, который поднял панику и требовал немедленно бежать.

«Я справлюсь в случае опасности. Я же не слабая.» - успокаивает сама себя, сворачивая с вымощенной камнем дорожки. На расстоянии нескольких метров от нужной цели девушка сбавляет шаг и негромко произносит:
- Прошу прощения, Вам помо… - резко осекается, когда понимает, кто стоит перед ней. – Тоширо-кун?

Отредактировано Inoue Orihime (2016-04-18 11:30:31)

+3

10

Хитсугайя совершенно запутался в своих ощущениях. Он так был уверен, что явление Хинамори – не сон. Но названная сестра исчезла, и непонятно, свидетелем чего стал бывший капитан десятого отряда – иллюзии,  галлюцинации или реальности.
Вдруг Момо и впрямь приходила. Если так, то куда делась? Убежала после того, как он её прогнал? Нет, вряд ли одно это способно заставить свернуть Хинамори с выбранного пути. Несмотря на внешнюю кажущуюся хрупкость, доверчивость и мягкую податливость она отличалась железным упрямством, пожалуй, превосходящим по силе упрямство любого из офицеров Готей 13.
Анализируя прошлое и настоящее, Хитсугайя находил множество пугающих пробелов. Почему он совершенно не помнит момент, когда Хинамори, или её призрак, пропала? По какой причине? И что делал он?
Капитан потёр ноющую в районе затылка шею, как будто улучшение кровообращения могло способствовать улучшению работы мозга и восстановлению утраченной информации. Привычка физического тела, с которым расстался давным-давно. Рэйгаю от его упражнений ни жарко, ни холодно.
Не зря удалось сбежать от квинси. Что-то сделали они с ним такое, чего Тоширо пока не мог понять. Увиденного и услышанного за время пребывания в темнице было достаточно, чтобы оценить уровень технического потенциала врага. Пока шинигами чувствовали себя в полной безопасности за высокими стенами Сэйретей, положившись на вековые устои, враги не теряли времени даром, и значительно превзошли по части магии. Взять, к примеру, хотя бы их способность «воровать» банкаи капитанов и лейтенантов. Такое даже представить раньше казалось немыслимым.
- Вам пом… Тоширо-кун?
На Хитсугайю смотрели большие чистые глаза рыжеволосой принцессы-целительницы, подруги Куросаки Ичиго. Она была чем-то похожа на Хинамори, но и не похожа совсем. Различие и сходство. Случайно? И не морок ли она. Как предыдущее видение.
Тоширо почти был уверен, что явление Момо ему померещилось.
- Не нужно. Я в порядке, - тяжело пробурчал маленький капитан.
Он почти не врал. Он просто пока не мог определиться со своим внутренним состоянием. Он сам себе напоминал человека, который очень долго спал, и за то время, что находился в царстве снов, в реальном мире многое успело измениться.
- Что ты тут делаешь? – в обычной ворчливой манере спросил юноша, раскладывая в общую картину кусочки мозаики, в которую превратилась его память.
Ах да, Иноуэ Орихиме, близкая подруга Куросаки Ичиго, тоже живёт в Каракуре. Почему бы ей и не оказаться здесь. Случайно. Как известно, судьба любит подобные шутки.

+3

11

«Не похоже, чтобы он был в порядке.» — приходит к такому  умозаключению  Орихиме, глядя на шинигами с неподдельной  тревогой. Физически, быть может, он был и в порядке, но вот душевные раны и терзания  от проницательной  Иноуэ скрыть было просто невозможно.

«Что произошло? С какого вопроса начать? Стоит ли спрашивать вообще?» — теперь уже рыжеволосая  самая металась в кубе, каждая грань которого несла в себе очередную дилемму, из-за чего виски сдавила  резкая боль, заставляя девушку поморщиться, тонкими пальцами надавливая на ноющие  места.

В свою очередь, вопрос, который сорвался с уст Хитсугаи, заставил её вынырнуть  из пучины собственных  размышлений, да замахать  руками, начиная крайне запутанные  объяснения:
— Так вышло, что мне захотелось прогуляться и вот я здесь! Знаешь, по ночам здесь так красиво, вот и не могла удержаться от  соблазна! — нарочито бодро начинает Химе, но потом, поймав строгий взгляд бирюзовых  глаз седовласого, осекается. — А если серьёзно, то меня уже который день мучает бессонница, вот и решила сходить к Урахаре-сану  за помощью.

На пухлых  губах целительницы  появляется неожиданно грустная улыбка. Шаг в сторону, заставляющий свет луны упасть на её лицо, демонстрирует  собеседнику тёмные  круги под глазами и несколько потухший  от усталости взгляд. Иноуэ с беспокойством  озирается  по сторонам и приходит к выводу, что здесь более задерживаться  не стоит. Женская интуиция не поддаётся  логическому  объяснению, однако редко когда обманывает чуткое  девичье сердце. Поэтому, решительно  выдохнув, Орихиме перехватывает капитана за руку, сжимая прохладными  пальцами запястье, а потом уверенно тянет за собой в нужную сторону:
— Пойдём, Тоширо-кун, не стоит тут задерживаться. — голос у девушки всё такой же мягкий и ласковый, в нём нет ноток беспокойства, она смогла их скрыть, подавив  внезапный приступ страха и паники. — У Урахары-сана  безопасно, мы сможем с ним поговорить. Ты же ведь тоже здесь не случайно оказался, верно? Как хорошо, что я тебя встретила!

Химе действительно была рада. В это неспокойное  время, воцарившееся  сейчас в их некогда уютном и тёплом  мире, встретить знакомого, убедиться, что с ним всё хорошо и помочь по мере возможностей — было главным.  Слишком много жизней уже было потеряно, слишком много близких остались в жизни  только яркими воспоминаниями в памяти, фотографией  с чёрной  лентой на уголке или же забавным рисунком с Чаппи, что теперь висел над её кроватью...

Ещё больших потерь они не могли допустить, даже не так — не должны.

— Расскажешь, что привело тебя сюда, Тоширо-кун? — почему-то переходит на шёпот  целительница, уверенным шагом направляясь из парка и как можно скорее.  До спасительного Магазинчика Урахары Киске оставалось  совсем немного.

Отредактировано Inoue Orihime (2016-05-24 17:30:03)

+3

12

Тоширо некоторое время продолжал смотреть на Орихиме снизу-вверх, как бы решая или решаясь на дальнейший поступок. Но когда девушка взяла его за руку, не сопротивлялся.
Со стороны могло показаться, будто внимательная и заботливая сестрёнка возвращает заигравшегося братишку обратно домой. А то, что она рыженькая,  а он беловолосый, да и в чертах лица сходства не так чтобы мало, а вообще нет, так это всяко бывает. Бывают и дети от разных отцов или матерей. В Генсее подобное уже давно не редкость.
Маленький капитан не знал, радоваться ему или огорчаться тому, что сейчас он больше похож на обычного проказливого мальчишку, нежели на старшего офицера элитной военной организации Общества душ.
«Готтея больше нет. Забудь».
Единственное, что имело сейчас значение – живы ли другие, его друзья и сослуживцы. Хинамори, Мацумото, Куросаки.
Хитсугайя сам не понял, почему среди прочих имён в числе первых вспомнил про рыжего оболтуса с его вечных «я всех спасу». Скорей всего, с Куросаки пока всё в порядке. Иначе Орихиме не держалась так спокойно, зная, что ему грозит опасность.
Они научились скрывать истинные чувства под масками безразличия и холодного равнодушия, но им далеко до квинси, которые не играют, демонстрируя жестокую целеустремлённость. Орихиме не умеет скрывать чувства.
«Как и та, другая. Пытавшаяся меня обмануть, будто ей всё равно. Альрун».
Рыжеволосая подруга Куросаки Ичиго предложила заглянуть к Урахаре.
«Волнуется. Не каждый день встречаешь в родном городе измождённого напуганного шинигами».
Хитсугайя не собирался проявлять снисхождение к собственной фигуре, пытаясь завуалировать вид, открывшийся глазам девушки, как только она его нашла. Не всё ли равно была ли это случайность или она точно знала, куда идёт и что может увидеть.
Да, он представлял собой жалкое зрелище, измученный видениями и игрой разума, отравленного страхами предательства, преследования и бессилия.
Логично было с её стороны предложить магазинчик Урахары – единственное сколько-нибудь безопасное место в свете последних событий. Хотя есть ли теперь такие места вообще? После того, как он стал свидетелем мощи ванденрейха, Тоширо уверовал, что никакой защиты уже не найти от «правосудия» этих карателей.
Во что только он втягивает Орихиме?!
Капитан резко вырвал свою руку из руки девушки. На это сил пока хватало.
- Нет, иди домой, - буркнул он, включая режим старого брюзги. – Тебе... нам не надо к Урахаре.
Если квинси вздумают продолжить в Каракуре то, что начали в Обществе душ, она окажется под ударом, сунувшись с визитом к бывшему офицеру Готтея. И на вполне закономерную просьбу рассказать, что произошло, Тоширо не знал, как ответить.

+2

13

Иноуэ, признаться честно, не ожидала, что Тоширо будет сопротивляться её решению, так что когда он вырвал её руку, сказав о том, что им не нужно идти к Урахаре, то девушка опешила на несколько мгновений, растеряно глядя на шинигами.

«Боится меня? Не доверяет? – первые мысли, которые промелькнули в голове рыжеволосой, заставили её поджать полные, чуть подрагивающие губы, с неожиданной болезненностью в серых глазах глядя на седовласого капитана. – Или же просто пытается уберечь?»

Чаще всего причина отказа в её помощи крылась именно в этом: будучи неспособной сражаться на передовой, как и все остальные, Химе могла лишь послужить неплохой рабочей силой в тылу или же лекарем, но желая мириться с этим фактом раз за разом оказывалась в эпицентре событий, пытаясь перетянуть одеяло на себя, но за неимением необходимой силы…

Вынуждала других рисковать собой, чтобы защитить её.

Посему слова Хитсугаи больно резанули по трепетной душе целительницы, заставляя её рассеяно мять край одежды тонкими пальцами, подбирая нужные слова.
- Я не буду больше обузой, Тоширо-кун, - голос предательски дрожит из-за захлёстывающих её эмоций. – Я не хочу больше никого заставлять ставить свою жизнь на кон ради себя, я хочу помочь, спасать, защищать…

Опускается на колени, наплевав на то, что парк – далеко не самое подходящее место для этого, после чего тянет руки, смыкая их за спиной капитана в замок, тем самым крепко его обнимая. И непонятно, кому больше нужен был этот дружеский жест немой поддержки – ей или же седовласому?

- Тебе нужен отдых, Тоширо-кун, я вижу и чувствую, что твои силы на исходе, - продолжает свои уговоры девушка, утыкаясь носом в чужую грудь, подавляя всхлип. – И если в сложившейся ситуации мы будем отвергать помощь друг друга и тащить всё на своих плечах, то что будет с нами? К чему приведёт это слепое желание нести ношу в гордом одиночестве? К очередной гибели? Я не хочу больше терять друзей, Тоширо-кун, а ты?

Она не сильная, но и не такая слабая, как думают остальные. Иноуэ не нежная фиалка, она – гордая роза, хрупкая на первый взгляд, но гордая в душе; гордая за своих друзей, за их поступки и самоотверженность, за их отвагу и безрассудство, за их улыбку и смех, - всё это служило основой для шипов, окружающих её плотной стеной. Именно они не позволяли врагу сломить растение, раз за разом напарываясь на острые шипы, что со временем не пожухнут и прекратят представлять для других угрозу.

Эта роза начала цвести в самый ответственный момент, в то время, когда нужно было быть сильным.

«Больше никто не будет умирать.»

- Поэтому, пожалуйста, не отталкивай меня, Тоширо-кун. Я помогу тебе всем, чем смогу, как и любой из моих друзей. Сейчас нельзя отпускать руку помощи, потому что в будущем есть такая вероятность, что её не смогут протянуть вновь, - наконец выпускает Хитсугаю из объятий, начиная тереть глаза, по-прежнему не поднимаясь с колен и сидя на земле. – Так что прошу, пойдём к Урахаре-сану вместе. То, что происходит сейчас рано или поздно, но зацепит и меня, даже если вы всеми силами будете пытаться оградить от этого. Куросаки-кун, Исида-кун, Кучики-сан, теперь и ты… я очень благодарна вам всем за вашу заботу, но принять её больше я не могу, как и смириться с отведённой ролью.

Отнимает руки от глаз, неожиданно тепло улыбаясь капитану, пытаясь пошутить, хоть и не очень удачно:

- Не заставляй меня тащить тебя к Урахаре-сану силой, в таком состоянии, как ты сейчас, мне это вполне по плечу.

+2

14

- Я не хочу больше терять друзей, Тоширо-кун, а ты?
Орихиме стала жёстче с того времени, что он помнил. Раньше она проявляла куда больше покладистости, даже когда не была с чем-либо согласна. Вряд ли дело в её близком общении с Куросаки Ичиго.
После того, как временный шинигами потерял свои силы, его друзья были вынуждены взвалить на плечи груз, который нёс доселе один. Они стали защитниками Каракуры, по возможности стараясь скрывать от Ичиго, чем заняты, пока он живёт жизнью обычного старшеклассника.
Хитсугайя, вспомнив о минувших днях, почувствовал укол совести, ведь Орихиме, Чад и Исида по сути выполняли работу шинигами. Орихиме напомнила ему.
«Мы обленились и поплатились за это».
Юноша упрямо сжал губы в тонкую линию, хмуря белесые брови и продолжая обдумывать положение.
Тоширо ни за что не собирался следовать настояниям Иноуэ. Он с каждой минутой убеждался, что идея визита к Урахаре Киске в такое время – плохая идея. Квинси охотились за шинигами. Каковы шансы, что они не придут сюда? Один к девяносто девяти. И если куда они и сунутся в первую очередь, то это будет известный на всю округу магазинчик странного торговца в полосатой панамке.
Однако девушка оказалась намного крепче и сильнее, чем предполагал маленький капитан. Она без видимых усилий ухватила и потянула его в нужном ей направлении. Не оставалось иного выхода, кроме как обратиться к грубости.
- Я не собираюсь идти к Урахаре Киске, - сердито и жёстко бросил рыжеволосой целительнице Тоширо, попытавшись оттолкнуть от себя. – Я сам могу о себе позаботиться. Мне не нужна нянька.
Он мог бы добавить «я уже сражался с пустыми, когда ты ещё ходила пешком под стол», но счёл, что это будет излишним. К тому же, разница в возрасте человека и шинигами не играет роли, коль скоро первый успел за свой короткий век совершить и увидеть больше, нежели второй.
- И тебе следует идти обратно домой, - ворчливо добавил юноша, отцепляя пальцы Иноуэ от своей руки, стараясь не делать ей больно.
Может быть эгоистично, но Тоширо подумал, что способности Иноуэ, окажись она в Обществе душ, могли бы реально помочь многим. Не ему, зато тем, кто ему дорог. И он застыл в нерешительности, гадая так ли уж надо, чтобы девушка ушла, оставив его одного. Одиночество страшило, как и неопределённость. Только капитан не был готов в этом признаться себе.
Учитывая состояние, в котором находился, сопротивляться было трудно, и с каждым разом всё труднее. Все силы уходили на простое поддержание беседы и на то, чтобы не растянутся с позором на траве под ногами. А в голове плясала феерия воспоминаний и мыслей, перемешавшихся и наслоившихся друг на друга.

+2

15

[NIC][NIC]Inoue Orihime[/NIC][/NIC]
[STA][STA]Богиня цветов гибискуса[/STA][/STA]
[AVA][AVA]http://sf.uploads.ru/E8QhK.jpg[/AVA][/AVA]

Орихиме озадаченно смотрела на Хитцугайю. Она искренне не понимала того упрямства, с которым Тоширо отказывался от визита к Урахаре – с ее точки зрения, это было самым разумным, что можно было сейчас предпринять. Уж точно не в его состоянии таскаться по ночным улицам – да, обычные люди его не увидят, но, как известно, в Каракуре опасность может исходить не только – да и не столько -  от людей… А уж синигами  так и вовсе лакомый кусочек для любого Пустого, тем более такой ослабленный, как сейчас Тошро-кун.
- Не стоит из простого упрямства отвергать  помощь. Урахара-сан не враг вам, он неоднократно помогал Обществу Душ, так почему ты считаешь, что он не сможет помочь сейчас? Или, может быть, – Иноуэ строго глянула на Хитцугайю. – Может быть, ты думаешь, он не захочет? – Несколько секунд Орихиме стояла с распахнутыми глазами, прокручивая перед мысленным взором самые невероятные причины, по которым Урахара Киске мог бы отказать в помощи. Спохватившись, Иноуэ с решительным видом ухватила упрямого капитана за руку:
- В любом случае, не попробовав, не узнаешь. – не слушая возражений, она тянула капитана 10 отряда за собой в направлении магазина Урахары. И вдруг замерла, насторожившись. Где-то в темноте, навстречу, звонко стучали шаги… Крепче сжав руку Тоширо, Иноуэ уже коснулась пальцами свободной руки заколки, готовая выкрикнуть слова призыва, когда из мрака проступили очертания знакомой фигуры.
Облегченный вздох девушки заглушил чуть удивленный голос:
- Яре-яре… И что у нас тут? Иноуэ-сан, Хитцугайя тайчо! Какая неожиданная встреча! Однако же, думаю, что ночной парк – не самое подходящее место для бесед, особенно в это  беспокойное время. – Урахара Киске сокрушенно покачал головой. - Мой дом всегда открыт для друзей. Прошу, тут недалеко!

Отредактировано King of the Souls (2017-01-27 16:42:56)

0


Вы здесь » Bleach: New Arc » Gensei » Эпизод 3. Затаенная опасность.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC