Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.



Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - временно приостановлена.
•Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"


Рейтинг форумов Forum-top.ru
Флудилка RPGTOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 22. Загадки без разгадок


Эпизод 22. Загадки без разгадок

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Название эпизода: Загадки без разгадок
Эпиграф эпизода:
Участники в порядке очередности: Оторибаши Роуз, Омаэда Маремура, Куротцучи Маюри
Место действия: Руконгай, передвижная лаборатория двенадцатого отряда
Время суток: Четвертый день войны, середина дня.
Условия: Свежо, ясно, ветрено, по небу бегут мелкие облачка.
Описание эпизода: Расставшись с Иноуэ Орихиме, Роуз пришел  к выводу, что о странном поведении Дангая стоит уведомить командующего. Однако, по здравому размышлению, он пришел к выводу, что не будет лишним сообщить об этом и капитану двенадцатого отряда и началькину кидо-подразделения - кому и разбираться в столь сложных материях, как не ученым.
Рейтинг: PG-13
Предыдущий эпизод:
Оторибаши Роуз - Эпизод 16: Свет победит мрак
Омаэда Маремура - Эпизод 15: Cellar Door
Куротцучи Маюри - начало игры

+1

2

Маремура постепенно начинал жалеть о своем многозначном статусе начальника неприкаянного подразделения кидо. Стоило хоть немного стабилизировать состояние и работу временного штаба военного госпиталя после потери капитана Четвертого, как отвлеченные задачи командования стали преследовать его одно за другим. Теперь он, видите-ли, не просто небрежно наложенный пластырь поверх сквозной раны Готея, а еще и в каждой бочке затычка - стратегический, исследовательский ресурс... Впрочем, это тоже было не совсем правдой. Единственная причина, по которой его привлекли к этому делу, заключалась в том, что он был последним, кто успешно провел транспортировку души через Дангай. Эдакий свидетель, участие которого может каким-то образом помочь следствию. Но только по мнению командования, конечно, - он сам, будучи целиком солидарным с учеными НИИ, не видел в этом всем ровно никакого смысла. Ну что ж, если пути к решению проблем нынче ищутся в одних лишь потенциальных шансах, тогда так тому и быть. Или, напротив, уже не быть... - кисло звучит циничная мысль при всплывших в памяти руинах Сейретея за дальней чертой горизонта.
   Здание передвижной лаборатории, как и все прочие сооружения временных штабов Готея, передвижным само по себе не являлось. Таковой была лаборатория, но не храм, в котором она, будто дурной шутки ради, располагалась. Кажется, храм когда-то был буддийским. Пережиток пережитка жизней - так это можно было бы назвать. Живые строят храмы, веруют и умирают. Умерев, они снова веруют и строят такие же храмы, лишь за тем чтобы кануть вновь, оставив за собой руины. Круг замыкается, и тебе приходится себя спросить - был ли в этом хоть какой-то смысл? Адский мотылек нерасторопно спрыгивает с пальца, открывая путь сквозь барьер, за которым становится видимой суета жнецов Двенадцатого. Если и был, то лишь в том, чтобы дать приют прочим безумцам.
   Колдун коротко дает сигнал абсолютно ненужным ему сопровождающим, чтобы те присоединились к группе охраны Научного Корпуса. Просто чтобы не мельтешили. Барьеры сотрудников НИИ были ничуть не хуже в исполнении, чем таковые у специалистов, но если у первых хотя бы была помимо этого какая-никакая работа, то его подчиненные прибыли сюда без каких-либо конкретных задач. Уж лучше бы оставил их в госпитале, право слово... - утомленно подумал жнец, не отдавая себе отчета о том, что интересы госпиталя за несколько дней войны стали слишком часто сходиться с его собственными. Кайдо, по крайней мере, увлекало его куда больше рутинной церемониальной волокиты собственного подразделения. И уж тем более больше, чем перспектива возиться с цирковыми клоунами из НИИ. Особенно с тем мудаком...
   Неприятная мысль догнала Маремуру у статуи обезглавленной бодхисаттвы на подступах к лестнице в горный храм. Не то что бы он испытывал особую неприязнь к бывшему соратнику - лишь самую обычную. Вот только сам бывший соратник был излишне причудлив в своих повадках, что делало общение с ним излишне утомительным. Даже деловое - сквозь призму отчетов, запросов и докладов, особенно участившихся за дни войны - и то отдавало особым ароматом инициативного безумия и высокомерия, превосходящего, пожалуй, даже самомнение колдуна, до сих пор имевшего счастье тешить себя надеждой, что напрямую с Куротсучи более не придется иметь никаких дел. Увы, один из лаборантов уже спешно вел Маремуру прямо к нему.
   Открывшийся пришедшему задний двор храма был неуместно напичкан разного рода аппаратурой и датчиками. Контрастная картина древней архитектуры и научных приборов сама по себе казалась безумной, но нетривиальный вид дирижера сего концерта прямо посреди сцены воплощал собой конечный апофеоз сумасшедшего действия. Подобное произведение заслуживает лишь самой яркой реакции искусствоведов и критиков. Омаэда нервно сплюнул.
  - Сколько зим, Куротсучи. - почти приветливо произнес жнец. Чуть-чуть не хватило, чтобы можно было попробовать поверить - Уж лучше бы побольше...

Отредактировано Omaeda Maremura (2018-12-20 09:29:52)

+2

3

Работа кипит. Ресурсы ограничены, но это не повод останавливаться. Недостаток - не отсутствие. Личную лабораторию Маюри перевёз целиком, отдельные образцы и приборы за её пределами, уцелевшие во время блицкрига квинси, работники НИИ тащили на собственных горбах. Пускай по-настоящему серьёзные проблемы под силу решить только Маюри, хватает и множества мелких задач, на которые он распыляться не может. Значит, работа для остального персонала есть. А значит, оборудование им необходимо. К себе же Куроцучи никого, кроме Нэму, пускать не намерен. Миру рано видеть арранкаров, что вот-вот станут личной гвардией капитана Двенадцатого. С точки зрения остальных шинигами, обременённых иррациональными принципами, это колоссальное кощунство, а сеять смуту в Готее в преддверии новых сражений Маюри не собирается. Вот когда реанимированные арранкары неожиданно появятся в разгар битвы - другое дело. Там готейским дуболомам будет не до моральных вопросов. А увидев их эффективность в качестве марионеток Маюри, им придётся упрятать принципы подальше и поглубже. К тому же, участие арранкаров в войне на стороне Готея уже станет свершившимся фактом, и протесты начнут выглядеть менее уместными.
Провожая взглядом новую порцию “базового рейши”, через множество трубок вливаемую в тело Сто Пятой, Маюри в очередной раз задумался над одной из важнейших задач, что сейчас стоит перед НИИ. Способ противодействия медализации банкаев. Сейчас, возвращая арранкарше полноценный облик высвобождения, он в очередной раз думает над тем, что ни один рессурексион не был украден рыцарями квинси. Это определённо ключ. В идеале бы заполучить ручного квинси с пустым медальоном, да заставить его украсть банкай у одного из трёх вайзардов-капитанов, что имеются в наличии… И чтобы Главнокомандующий присутствовал при эксперименте. Тогда он точно даст добро для применения временной холлоуфикации.
Довести бы ещё её до ума. Меньше всего Маюри нужна толпа безумных Пустых капитанского и лейтенантского уровня в опасной близости от его лаборатории. У него ещё ни арранкары не готовы, ни лейтенант Третьего.
А Сто Пятой хорошо бы оправдать вложенные в неё усилия. Маюри ведь даже не может просто нарастить ей ткани и органы, и практически вслепую тыкается на уровне духовной силы её занпакто. Работа интересная, безусловно. Ранее таким никто не занимался. Жаль лишь, что прецедент так и может остаться единственным случаем. Сложно представить ситуацию, в которой арранкары будут сотрудничать с Готеем и получать восстановительные услуги от Двенадцатого отряда. Хотя… Мир, безусловно, меняется.
В целом, это даже хорошо. Если Готей выиграет войну, то все потери окупятся новыми возможностями для научной деятельности.
Раздался тонкий писк. Маюри обернулся - возле двери, ведущей наружу, горит синяя лампочка. Кто-то прибыл и ждёт его. Сигнал не оранжевый, и уж тем более не красный. В принципе, можно послать гостя к чёрту и продолжить работу. Но Маюри ли не понимать, что в текущей ситуации никто не будет тревожить его лично, если вопрос действительно не требует его внимания?
Маюри прошёлся пальцами по клавиатуре, настраивая угол обзора наружной камеры.
Ага. Даже так. Не-ет, этого гражданина выпроваживать нельзя. К нему у Маюри есть кое-что, требующее быть сказанным.
- Нэму, оставайся здесь. Следи, чтобы у Сто Пятой не образовался перегруз запечатанного в занпакто реяцу. Это может вызвать результат, схожий со случаем Двадцатого. А она всё-таки бывшая Эспада.
- Да, Маюри-сама.
- И не забывай контролировать состояние Шестого. Его тело восстановлено на 98,52%. Сверхрегенерация всё испортит.
- Я понимаю, Маюри-сама.
- Свяжись со мной по закрытому каналу, если что-то пойдёт не так.
Последнюю фразу Куроцучи бросает, уже покидая лабораторию. Чтобы мелочи не отвлекали от работы, он отключил все основные каналы связи с сотрудниками, ограничиваясь системой сигналов, вкратце дающих понять, что от него требуют снаружи. Напрямую с ним может связаться только Нэму… и Акон. Сорванец тайно подключился к закрытому каналу - опасается, видимо, что в случае чего не достучится до капитана. Но как бы Куроцучи не раздражало периодическое своеволие Акона, оно же вызывает некоторое одобрение. Всё-таки, это указывает на исключительно высокие способности ума, на умение использовать голову. Акон - самый способный из подчинённых. И пока что не дискредитировал звание второго после Маюри, потенциальную замену, если война всё-таки заберёт капитана.
Потому Маюри делает вид, что не заметил вмешательства в систему связи.
С Маремурой ему действительно давненько не приходилось пересекаться. И как раз об этом сейчас не помешает поговорить.
- Ты так думаешь? - прищурился Маюри. - Совсем недавно от твоего появления могла бы случиться польза. От тебя, любезно предоставившего мне ту женщину, офицера из Тринадцатого. Я бы даже изобразил что-то, похожее на гостеприимство. Или, представь себе, дружелюбие!
Маюри пристально глядит на Маремуру, не скрывая раздражения в голосе. Каждый думает, что если он поднял упавшую с потолка люстру, то он молодец, раз справился с задачей. И никому не приходит в голову, что есть те, кто может изучить крепление и сделать так, чтобы люстра не падала в будущем. Но нет. Каждый лезет сам.
- Ты сам как думаешь, Омаэда, в чём проблема того, что ты занялся офицером Котецу самостоятельно, а не привёл её ко мне? Догадываешься? Или нет?

+2

4

Гнилой запах химикатов и металла пробивался в сознание даже сквозь свежесть лесной природы, будто на карантин отрезанной барьерами кидо. Этот запах шел от безумца перед ним, но не только. Казалось, на самом деле он преследует жнеца ото всюду, даже из собственных воспоминаний. За столетия запах изменился в составе, но не сути - не более, чем черно-белые краски на его лице. Впрочем, черный нынче преобладал. Маремура даже не пытался осознать, что это может означать, ему было все равно и раньше, когда он добровольно положил беспомощного себя на стол его экспериментов, и уж тем более ему не было никакого дела теперь, после того, как Маюри разделил его участь в Гнезде стертых из истории душ. Весьма неряшливо стертых, надо сказать. Уж слишком громко он возмущается для того, кто был устранен как потенциально опасный преступник.
   Что неприятно, причину возмущения колдун понимает явно и даже в какой-то мере разделяет мнение нежелательного собеседника. И это для него было хуже всего - признавать чужую правоту. Опять. Даже спустя столько лет... Этого было достаточно, чтобы презирать Куротсучи больше, чем кого бы то ни было еще. И все же кланяться в смирении он и не думает. Как не думал о том, чтобы отправить безнадежную жертву неизвестного проклятья на стол чужих экспериментов, по той простой причине, что собственные эксперименты были ему куда интереснее. Омаэда никогда не был тем, кто думает о стратегической выгоде Готея в ущерб собственных изысканий, и если ему и приходилось жалеть о вчерашней практике, то лишь потому, что ему нужно отчитываться о ней теперь.
   И все же льющаяся всеми оттенками недовольства речь начальника НИИ могла бы вызвать ностальгию, будь Маремура кем-то, но не собой. Он же устал ее слушать еще с первого произнесенного слога. Настолько, что неосознанно повиновался выдержанной десятилетиями привычке, сев на заросшую травой ступеньку и приступив к набиванию кисеру табачным изделием с щепоткой сушенного лютика. Искра с пальцев дает рождение новому тлену, и из уст жнеца появляется дым, много быстрее, чем неохотный ответ на издевательски едкие вопросы ученого. Столь же едкими и ядовитым казался аромат выбранного табака.
   - Я думаю, что отправил тебе более чем полный отчет о проведенной операции с подписью капитана Укитаке, без чьего согласия, как ты можешь догадаться, отправить тебе девчонку я не мог. Не то что бы я пытался добиться этого согласия, конечно... - казалось, непринужденно говорит жнец, но в устремленном в никуда взгляде буквально плясало раздражение от всего происходящего - Я видишь ли, не столь великодушен, чтобы жертвовать собственной практикой во имя чужой науки, да и к тому же... К тому же я отправил тебе грешные образцы ее крови. И, можешь не сомневаться, помимо этой самой крови в девчонке не было совершенно ничего интересного.
   В своих словах Маремура был уверен так, как если бы говорил за самого себя. В этом, собственно, и была суть его уверенности, ибо вся его "операция" заключалась именно в том, чтобы объединить жизнь девчонки и собственную в это самое двойственное "себя". Отголоски чужой души преследовали его до сих пор, заставляя жнеца пребывать в большем отчуждении, чем, казалось бы, он успел привыкнуть за долгие годы. В отчуждении и бесконечной усталости, нарисованной синяками под взглядом. У него до сих пор не оставалось сил, даже чтобы просто глядеть в глаза бывшему соратнику, и усталость эта была отнюдь не физической. Просто еще один недостаток обычной души перед ражем исследовательского безумия гения - обязанности, задачи, раненные, подчиненные... Война так и не стала для колдуна потрясением, но обратилась мучительнейшей рутиной. И за то, чтобы избавить себя хотя бы от малой ее части, жнец был готов продать душу. Вот только, конечно же, не свою...
   - Чтобы не слушать твое нытье до вечера, сделаю тебе маленький подарок. Считай это жестом примирения в память о былых днях... или чем хочешь, только отвали. - утомленного произнес Маремура - Что ж... - выдохнул он, приложив два пальца к виску и оттянув от того лоскуточек рейши. Удивительно, как просто теперь давалась ему собственная память. То, что было его кошмаром сотни лет назад, теперь стало его самой наскучившей игрушкой. Черный мотылек вспорхнул с пальца на плечо разукрашенного искателя знаний, выполняя привычную, казалось бы, работу. Вот только переданная информация не была сообщением или приказом, а лишь обрывками воспоминаний в едином образе, закончившимся словами: "Кажется, силе той квинси неподвластны только сами квинси. Живые" - беспокойный и болезненный голос владельца белоснежных локон волос уходил дальше - к откровенной и чувственной исповеди о его симбиозе с неким иным существом. Еще одной загадкой, которая для Маремуры стала не более чем поводом для выбора нужного вектора собственной работы, но для Куротсучи... Что ж, зная его, придумать более значимую приманку его безумному научному нюху было почти невозможно. И куда бы этот след не вел, колдун лишь надеялся, что он уведет того куда подальше.
   Вежливо дождавшись, пока бешеный пес от мира науки проанализирует переданные воспоминания, он, наконец, сказал - Вести об этом разговор я более не намерен. Я здесь по другому делу.

Отредактировано Omaeda Maremura (2018-12-28 17:41:21)

+1


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 22. Загадки без разгадок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC