Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.







Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - временно приостановлена.
•Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Wandenreich » Эпизод 26. "Посмотри мне в глаза"


Эпизод 26. "Посмотри мне в глаза"

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода: "Посмотри мне в глаза"
Эпиграф эпизода:
Участники (в порядке отписи): Пауль Винтерхальтер (начало), Юха Бах, Урью Исида.
Время: Четвертый день войны, день.
Место действия:  Сильберн, кабинет Хашвальта
Условия: Рабочий кабинет – ничего лишнего, все строго и лаконично. На стене тикают часы, на столе – в кажущемся беспорядке разбросаны бумаги.   Император кажется в этом кабинете совершенно чуждым  - как и любой другой. Органично здесь выглядел бы только один  только  один человек – хозяин кабинета. Однако он все еще отсутствует.
Описание эпизода: Его величество считает, что настало время откровенного разговора с наследником. Предыдущий эпизод:
Юха Бах: Эпизод 21: "Кесарю - кесарево, богу - богово"
Пауль Винтерхальтер, Урью Исида - Эпизод 22: "Чужой среди своих"

0

2

На самом деле планировка Зильберна была проста, как первичный квинси цайхен. Все его повороты были на сто двадцать градусов, в каждом перекрестке было три соединения. И только непосредственно в "донжоне", центральном комплексе, кратность была пятеричной. Пауль привычно отмерял шаги по знакомым коридорам, периодически прислушиваясь - идет ли Его Высочество следом, не свернуло ли не в тот коридор просто из любопытства. А так как ощущался принц короны все так же, то есть  - никак, приходилось слушать стук подбитых каблуков по мрамору.
"Интересно, ему тоже, как рядовым, выдавали копию плана с поэтажной экспликацией, или предполагалось, что его и так везде проводят? Что возвращает к вопросу - где тогда персонал?", - Пауль, как адъютант, получил наиподробнейшие планы, по которым его перед первым дежурством гоняли, как сидорову козу. Ибо одна нога здесь...
"Я так и не узнал у Николя: сидорова - это какая?", - Пауль задумался, стоит ли сделать себе мысленную заметку "спросить", и решил, что не стоит - кто знает, что ждет в будущем, может, и некого будет спрашивать.
Белые коридоры, залитые дневным светом, сливались в единое полотно даже в его глазах. Призванные разграфить маршруты косяки и пороги ситуацию не очень спасали. Впрочем, Пауль давно уже привык. В конце концов, коридоры в Зильберне играли роль улиц - огромное, многофлигельное строение можно было пройти насквозь в любом направлении и любым способом, не выходя наружу. Надо сказать, Пауль не встречал таких громадин в мире людей - там даже самые большие дворцовые комплексы состояли из отдельных зданий, в лучшем случае соединенных узкими переходами. Узкими по меркам Зильберна.
Звонкая прохлада, медленно заливающая коридоры, возвестила о том, что они почти у цели. Император еще не покинул кабинет гроссмейстера, что означало - хвала ему же! - что не придется бегать по всему Зильберну в поисках. Кайзер гроссмейстеру не уподобился.
"Как прибили, так и держится", - Пауль остановился у высоких дверей, коротко откашлялся, провел ладонями по волосам - не пригладить, потому что пригладить это было мало реально, а просто - и аккуратно постучал.
А потом, не дожидаясь ответа, распахнул двери и спокойно, без криков и вообще повышения голоса - а хотелось, да - сообщил:
- Его Императорское Высочество к Его Императорскому Величеству.
Шагнул в сторону, разворачиваясь спиной к косяку и открывая принцу короны проход, и коротко склонил голову.
Слово "визит" он намертво вымарал из официальной части своего словаря после рекламы презервативов. Во избежание ассоциаций прежде всего у себя. А то ржать в середине церемониала было как-то... некультурненько.

+2

3

После ухода Нодта, Юха вновь занялся разработкой военной тактики уже на чуть более поздний срок – к вечеру. Теперь штернриттеры «Е» и «F» будут действовать совершенно разным образом. Первая станет сеять хаос и разрушения на территории Сейрейтея, не особо оглядываясь на количество жертв и стараясь не пересекаться с капитанами Готея-13. Второй же наоборот имел конкретно поставленные цели по захвату некоторых территорий и качественному закреплению на них. То есть пока Бастербайн станет творить безумства, совершенно не оглядываясь на что-то конкретное, Эс Нодт обязан не просто захватить определённые земли, но и обезопасить их от дальнейших атак со стороны шинигами, то есть развернуть качественную оборону на вражеских территориях. И в случае нападения – отразить все атаки врага. Одно с другим, в целом, не особо вязалось. И именно это требовалось Юхе. Что из этих двух различных вариаций происходящего шинигами признают приоритетным для Ванденрейха? И нет ли тут ещё нескольких вариантов?

На стук в дверь кайзер не ответил сразу, полагая, что стучавший потерпит, ничего с ним там не случится. Но дверь распахнулась сама, без позволения, и Юха даже на минуту отвлёкся от подписи бумаг, внимательно уставившись на того, кто так бесцеремонно входил к нему в кабинет без его же на то повеления. И прекратил сердиться, даже не начав то делать. Личный кабинет и собственные покои императора были практически полностью и постоянно ограждены от несанкционированного посещения их личностями, которых не желал видеть Юха Бах. Кабинет Хашвальта предполагал немного иные правила. Сюда входил всякий, кому то полагалось и без предварительного церемониала. Кайзер ещё к этому не особо привык, но до убийства дело не дошло. Тем более, Пауля он уже успел отнести к вещам весьма полезным.

- Выходит, распоряжения составлены не были. Верно, Пауль Винтерхальтер?

Спокойно подытожил император, безучастно наблюдая своего наследника. И спросил именно у адъютанта. Да, всё верно, не у Урью. Конкретно у Пауля. Будто бы все распоряжения составить был обязан он. Хотя ранее подобных приказов не поступало. Более того, Юха чётко дал понять, что всё делает именно Наследник, а не кто-либо за него. Так отчего же теперь спрашивали с адъютанта? Или с него вовсе не спрашивали, а просто не говорили с Исидой?

- Проходи.

Да, это он, опять же, Винтерхальтеру, ибо смотрел император именно на него. Прямо. Ошибки не имелось. И Паулю не показалось. Всё так и было. Причём Юха высказался вновь по-свойски, совсем безобидно и даже мягко, будто бы на чай пригласил, вовсе не собираясь жестоко убивать тут же. С Урью он даже не посчитал нужным поздороваться. О пожелании доброго утра разговора не шло совсем. Кайзер врать не любил и о таких мелочах.

- И в чём же причина отсутствия подготовленных распоряжений?

В голосе Баха всё отчётливее звучало нечто похожее на веселье и интерес. Опасный интерес – император иначе интересоваться попросту не умел. Объект, что попадал под его пристальное внимание, крайне рисковал случайно помереть в тот самый момент, когда кайзеру он разонравится. И не пострадает ли по итогу ни в чём неповинный адъютант из-за упрямства и своеволия Наследника? Ранее Урью было сказано, что если ему кажутся странными какие-либо действия Его Величества, то это означает лишь одно – Исида просто не способен понять всю глубину планов императора. А потому лучше помалкивать и делать то, что от тебя требуют. Без самодеятельности. Теперь выходило, что наследник плохо усвоил урок и стоит напомнить ему, как поступать не следует. Способен ли император не наказывать за инициативы собственных подчинённых? Кажется, ответ тут очевиден.

+5

4

Исида уже потерял счёт этим коридорам и переходам, в конце концов, на энном из них махнув на это неблагодарное дело рукой, и решив, что в крайнем случае, если не Винтерхальтер, так кто-то другой отведёт его в обратно. Лишь бы не как в тот раз… Поход с Кэтнипп был безумием, теперь он понимал, насколько любопытство может быть опасным, но тут… Не дал ли он маху, вынудив адьютанта раньше срока представить его пред очами Императора? Но назад пути не было, не мог же Урью в самом деле заявить, что он передумал и сейчас же подпишет все распоряжения…
Чей-то смертный приговор…
Представить, как сложится разговор, было сложно. Подросток в очередной раз прокрутил в голове всю ситуацию с Паулем. Тогда уверенности было в разы больше, чем сейчас. Верное ли он принял решение? Поздно. Теперь - только вперед. Трусом Исида не был, и ответственность за свои поступки нес, но как бы он не старался всё просчитать - все равно каждый раз вмешивался случай, та самая проклятая неизвестная, которую он так ненавидел. По дороге ещё раз прокрутил устав, напоминая себе и про обращение, и про поклон, который отличался от тех, что были приняты в Японии. Это он всё помнил… Но вот план разговора…
Сначала их появилось четыре, потом добавился ещё один вариант, а после, сопоставив их, Урью понял, что он словно готовился к встрече с Рюкеном, общение с которым ещё с детства вызывало у него большие сложности и недопонимание. Постепенно мальчик выучил те основы, которыми жил тот, кого он больше не хотел признавать своим отцом, понял… Нет, до полного понимания было ещё очень далеко. Скорее, примерно смог представить себе мотивы родителя и просчитать возможные варианты развития ситуации. Однако, какие бы возможные кары младший Исида не представлял, изобретательность старшего была в разы выше, чем у него. Как и инструментов для влияния. Сколько бы ему сейчас хотелось тому сказать… Припереть наконец Рюкена к стенке и вытрясти всю правду - и, возможно, именно сейчас он бы смог… Но разговор то предстоял с Юха Бахом. Императором Ванденрейха, а не директором Центральной больницы г. Каракура. Чёрт бы их всех побрал…
Урью вжал стальную перемычку очков в кожу на переносице, сглотнул, понимая, что с таким вот ворохом мыслей в голове он никак не может собраться и что-то продумать. Неужели опять будет тем наивным маленьким школьником, которого отчитают по полной и отправят и дальше отсиживаться в своей комнате?
Чтобы не натворил ничего глупого…
Неприметная белая дверь, у которой Пауль приостановился, постучал, но даже не стал дожидаться ответа, заходя смело, ни сколько не колеблясь, потом доложил о его прибытии. В очередной раз все эти пышные титулы резанули ухо… Хотел бы он вот так спокойно предстать пред Императором, как этот молодой адъютант, а не с таким гулко стучащим сердцем, бой которого, казалось, был слышен всем не только в этой комнате, но и далеко за пределами. Шум крови в ушах временно заложил ватой уши, но ничего важного он, кажется, не пропустил. Смотрел Император только на Винтерхальтера, как будто его, этого самого «наследника» здесь и не было. Спрашивал он также только его. Рюкен так тоже иногда поступал, когда сын в очередной раз нарушал его запрет. Лицо Исиды побледнело ещё больше, он сжал руку под плащом, оценив наконец-то его «полезную» длину, на которую ещё недавно мысленно покушался.
С того момента, как они оказались в кабинете, Исида не почувствовал на себе ни одного взгляда, ни слова, адресованного ему. Недовольство словно разлилось в воздухе, его вкус можно было ощутить, как вкус озона после грозы, но та только надвигалась… Последний вопрос, кажется, также был адресован не ему, но не адъютант, а он сам был инициатором этой ситуации. Ему и расплачиваться.
Исида сделал шаг впёред, пытаясь привлечь к себе внимание этим движением, почтительно склонил голову и уверенно произнёс:
–  Приношу свои извинения за беспокойство, Ваше Величество. Позволите мне высказать своё предложение?

+5

5

"Ой-ей. Кажется, инициатива все-таки имеет инициативного", - Пауль краем глаза отметил демонстративное игнорирование государем его высочества и мысленно добавил пару эпитетов. Нелестных эпитетов. Очень нелестных. Возможно, наследник престола и заслужил подобное игнорирование за предыдущие свои действия - Пауль не был в курсе, до сего утра он не занимался делами наследника - но устраивать столь показательное наказание при открытых дверях... Пауля не спрашивали, но он не одобрял. Само наказание, может быть, и одобрил; может, одобрил бы даже любой другой способ. Но не игнорирование.
Пауль, знаете ли, был европейским человеком современной эпохи. Столь демонстративное "тебя нет" считалось в его среде самым жестоким наказанием. И если уж и объявлять бойкот - то предварительно объяснив, за что. Хотя бы.
Пауль пару раз сморгнул. Его мнения не спрашивали. Вот вообще не спрашивали. И неважно, на самом деле, что формально Кайзер обращался к нему - на самом деле это было для его высочества.
Да и форму общения тоже здесь выбирает не он.
Но отвечать надо. Правда, сначала Пауль отступил от косяка, аккуратно закрыл двери - не на замок, нет, просто плотно прикрыл, чтобы ничьи любопытные уши и глаза не лезли в процесс - и только после этого развернулся к Богу-Императору.
Открыл было рот...
И подавился воздухом, хорошо, не закашлялся прямо тут.
Наследник престола, кажется, решил, что двум смертям не бывать, и...
"Стоп. А с чего я вообще решил, что ему что-то сделают? Ну недоволен Кайзер своим... "сыном". Ну демонстрирует это недовольство. Ну нервничает его высочество, - Пауль тщательно осмотрел узкую спину, задрапированную плащом, и черный затылок. - Но это не мешает последнему говорить, а уши тут вообще не заткнешь. Плохо вот только, что я тут сижу. Принц не оценит присутствие свидетеля в таком разговоре", - с другой стороны, он много что слышал на службе. И дальше его памяти это никогда не уходило. Жить все-таки хотелось.
Поэтому он развернулся спиной к двери, словно запирая ее своим присутствием, и едва заметно пожал плечами - скорее для себя, потому что Император и так наверняка знал, что тут происходит.
Знал ли его высочество - вопрос.
Но вот сам Пауль точно ничего не знал и не понимал. И понимать не собирался.
Целее будешь.

+3

6

Задумчиво проследив за закрывающимися дверьми, кайзер продолжил дожидаться ответов на заданные им вопросы. Ответов не имелось. Но Юха умел ждать. На самом деле, Бах был той личностью, которая задаёт необходимые ей вопросы и действительно ждёт, что ей ответят. Чётко. Верно. Быстро. Император вовсе никогда особо не задумывался о том, что кому-то может сложно отвечать или, быть может, вопросы стоило задавать не тому, ибо самооценка у кого-то может случайно рухнуть или испортиться настроение. Всё это для Юхи не имело абсолютно никакого значения. Он просто спрашивал. Потому что хотел спросить. Потому что ему требовалась информация. Но ответов не было. Имелась лишь закрытая дверь в кабинет, Винтерхальтер и наследник. Ну что ж, неплохой расклад, в принципе. Бах по-хозяйски осмотрел Исиду с ног до головы и обратно. И ухмыльнулся. Надо же, тот чуть не трясся от страха. Бах снисходительно усмехнулся и милостиво не стал акцентировать на этом внимание. Что там ему когда-то кто-то нёс про Хашвальта, которому ещё семнадцати лет не стукнуло? О ранимой натуре и неокрепшей психике. А ещё там было что-то типа: «это же ребёнок!» Бах тогда от всей несуществующей души посмеялся и убил того, кто сказал ему подобную ересь. Психика, мать вашу, неокрепшая. Ничего. Двенадцать часов тренировок ежедневно и окрепнет всё, что надо! Вообще, Юха никогда не сомневался в правильности собственных методов воспитания. Просто посмотрите на Хашвальта – какой вымахал! Так что – нечего. Император был отличнейшим воспитателем и славным родителем. А дети, они, бесспорно, цветы жизни. Но если Бах сказал всем стоять смирно, то это касается и цветов. Детей, в смысле. Урью стоял, пока что ещё. Вон, даже ходил. И говорить не разучился. Вот оно – правильное воспитание! Ещё пару лет в таком темпе и выйдет у императора шикарный наследник. Если не подохнет раньше, что тоже порой случается. Чуть чаще, чем иногда. Впечатляющая бледность наследника Юху совершенно не смутила, кстати. Хашвальт выглядел бледнее, отчего-то император в этом был крайне уверен.

- Предложение чего?

Да, Бах так и не подумал поздороваться с наследником. Он вообще крайне часто опускал все эти вводные формальные фразы в разговорах с кем-либо.

- Вариантов наказания тебя с Винтерхальтером? Можешь не волноваться, с этим вопросом я и сам всецело справлюсь. Не утруждай себя.

Мягкий тон звучал издевательски снисходительно. Теперь Юха взглянул на наследника. Прямо. Спокойно. Изучающе. Будто бы был способен раздеть его вот так, на расстоянии, и при необходимости – так же заглянуть и под кожу. Разодрать щуплое тельце, выпотрошить и внимательно изучить. Самое страшное же заключалось в том, что император действительно всё это мог. Прямо со своего места, не особо напрягаясь. Интерес его, практически осязаемый теперь, впрямь нёс возможные последствия с летальным исходом. Некогда ранее Юха посоветовал наследнику вначале попытаться понять, для чего именно император делает что-либо, после же вопросов у Урью попросту не возникнет. Кажется, Исида как-то немножко недопонял. Ничего, поймёт.

- К тому же, я привык на свои вопросы получать ответы. Они планируются, Пауль Винтерхальтер? Я слушаю твой доклад.

Милостиво позволил Бах, и ожидающе уставился уже на адъютанта. Юха, разумеется, знал, что Исида вполне ждал встречи с ним. Более того, тот жаждал проверить свои силы в качестве наследника, сыграв напрямую с кайзером. В игру, где итогом может быть множество смертей. Оттого просчитать линию поведения наследника не составило для Юхи труда даже без применения способностей. Баху не требовалось смотреть в будущее, чтобы понять настоящее. На самом деле всё происходящее было до ужаса простым и понятным. Как выполнение контрольной в школе. Ответил верно – получил хорошую отметку. Ошибся – переписывай. И так до того момента, пока не будет усвоен материал.  Действительно ведь – просто. Только теперь Урью не был простым школьником. Он являлся наследником Императора. А значит, что все его действия непременно будут иметь последствия и для тех, кто по воле случая или по велению кайзера, что равнозначно, оказался рядом. Так как же быть Исиде? Отстаивать свою точку зрения, продолжая прерванный разговор. Ведь, вероятнее всего, иного шанса высказаться ему попросту не дадут. Или всё же не подставить Винтерхальтера, для которого прямой приказ императора обязан быть непременно исполнен, а говорить поперёк речи наследника он однозначно не сможет – иначе нарвётся на новые неприятности. Урью попался в незамысловатую ловушку, выход из которой закрыл Винтерхальтер. В прямом и переносном смысле этого слова. Юха умиротворённо улыбнулся, счастливо откинулся на спинку кресла, которое уже давно стало куда как удобнее, и принялся мирно наблюдать за представлением исключительно со стороны. Оно ожидалось интересным. Император вполне умел быть омерзительно гадкой сволочью. Но сейчас не тот случай. Сейчас Бах лишь игрался. И кстати, Пауль являлся действительно лишь разменной картой или всё же козырем в странной игре императора.

+4

7

"Идиот...забыл по приветствие"...
Слова - не воробьи, их уже не поймать,  когда они вырвались на свободу, слова даже не листья, ворохами которых по осени можно бездумно бросаться, и даже не капли дождя, которые падают вниз, просачиваясь сквозь землю и навсегда исчезая из вида. А жаль. Порой очень бы хотелось удалить из памяти всех людей свою ошибку, переписать набело историю, нажать кнопку Delete, отменить все пустые слова, необдуманно сорвавшиеся с губ. Глупо приветствовать, когда первые слова уже произнесены, безмерно неуважительно от младшего по отношению к старшему забывать о вежливости, еще более преступно - к старшему по званию. Если Император и мог себе позволить такое вольное обращение, то его наследник не имел никакого права вести себя подобным образом. Еще один промах.
Точно такой же, как и его приход.
Это он уже осознал.
Исида почувствовал на себе изучающий взгляд Баха. Пробирающий, как мороз, до костей, выворачивающий наизнанку душу и крепко сжимающий в кулаке сердце.
Подросток чувствовал себя даже не птицей в клетке, а цыпленком под ножом мясника, который оценивал, годится ли тот на бульон или его стоит пока подержать, заменив кем-то менее ценным.
Урью сжал сильнее зубы, поднимая взгляд и выдерживая этот своебразный осмотр. Как бы он не привык к холодным, пронизывающим арктическим ветром пристальным взглядам Рюкена, с Императором было все иначе. Аура власти, неиссякаемой мощи и проницательности отца всех квинси в разы превышала обычный человеческий потенциал.
Рядом с ним он чувствовал себя ничтожеством.
Песчинкой в водовороте вечности.
Никем.
В горле пересохло.
Усмешка и странный отблеск в глазах Императора вызывали желание оказаться как можно дальше отсюда.
Что там сказал Хашвальт? В чем его пытался убедить? Что у него есть права?! Задавать вопросы? Получать ответы?! Черта с два! Как "наследник" и предполагал, не было у него никаких прав, не было у него и возможности высказать свое мнение, особенно если то противоречило воле Его Величества. Что ж, проверка прошла успешно. Вот только какой ценой...
Вопрос Императора придавил бетонной стеной во время землятресения. Заставил внутренне содрогнуться. Продолжение всколыхнуло в нем волну паники и беспокойства. Уже не только за себя. Синие глаза потемнели. Он и представить не мог, что его желание, вылившееся в такую вот лазейку в приказе, может отразиться на совершенно невинном человеке.
Причина и следствие.
О них никогда нельзя забывать, Исида Урью. Как и о своем месте.
Он подавил желание посмотреть на рыжеволосого адьютанта, поэтому ему только оставалось теряться в догадках, какие чувства отразились в глазах Пауля. Страх? Гнев? Ненависть? Удивление? Или подобное было настолько привычным в Рейхе, что на это уже не обращали внимания?
- Ваше Величество!- воскликнул Исида, выдержав взгляд, который пригвоздил его не хуже булавки коллекционера бабочек к черной ткани, прошелся наждачной бумагой по внутренностям. - Я полностью согласен с Вашей волей и лишь собирался предложить Вам разрешить мне самому исполнить ее. Вины Пауля Винтерхальтера в моем визите нет. Он действовал строго в соответствии с Вашими инструкциями. Приношу свои глубочайшие извинения, что отнял у Вас время.

+2


Вы здесь » Bleach: New Arc » Wandenreich » Эпизод 26. "Посмотри мне в глаза"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC