Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.







Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - временно приостановлена.
•Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 15: Cellar Door


Эпизод 15: Cellar Door

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Название эпизода: Cellar Door
Эпиграф эпизода: "— Провести вечность в каком-то своём мирке, которым заправляют ангелы... уныло. Нирваной тут и не пахнет, это скорее Матрица.
— Как сказать. Лучше на чердаке, чем в подвале."

из просторов интернета
Участники в порядке очередности: Kurosaki Ichigo, Omaeda Maremura
Место действия: Руконгай, недалеко от расположения Готэй-13
Время суток: Первая половина четвертого дня после нападения
Условия: Солнце, свежо, ясно
Описание эпизода: Куросаки Ичиго следует за Йоруичи Шихоуин в Готэй. Но вот незадача - едва выскочив из Дангая, Богиня Скорости, как обычно, исчезает, а Куросаки Ичиго сталкивается с хмурым парнем необычного вида.
Рейтинг: PG-13
Предыдущий эпизод:
Kurosaki Ichigo - Эпизод 4: Приоткрыть карты
Omaeda Maremura - Отчаянная надежда

+2

2

Сказать, что Ичиго торопился попасть в Общество душ - значит, не сказать ничего. Куросаки был готов силой своего занпакто остановить время или же вовсе разорвать его в клочья. Ему было наплевать на физическую усталость и иные факторы, которые могли охладить его пыл или заставить отступить. Нужно спешить! Нужно бежать!
Хотя с последним у Ичиго явно было плоховато. И вовсе не потому, что он был слабаком, а из-за того, что в проводники ему дали саму Богиню Скорости, за которой угнаться было так же нереально, как за электропоездом на полной скорости. Разница только в том, что поезда всегда можно дождаться и другого, а Йоруичи-сан не станет никого дожидаться. Не успеешь за ней - еще начнет язвить, что Ичиго-де совсем расслабился и не способен догнать слабую женщину. Так что Куросаки пришлось запихнуть свое самолюбие подальше и, напрягая все физические силы, мчаться за темнокожим экс-капитаном Второго отряда, периодически перепрыгивая валяющиеся на темном полу коридора кости и другие нелицеприятные предметы, оставшиеся после очередной неудачной попытки пустых и меносов ворваться в Общество душ.
Да и вообще с Дангаем Ичиго связывали не самые лучшие воспоминания - он не мог забыть того страшного чистильщика, что помчался за ними в тот день. Вот и сейчас Куросаки казалось, что через каких-то пару мгновений позади них вспыхнет огонек и страшное существо появится за их спинами, но, к счастью, на этот раз временный шинигами не был рёка, и о его появлении не то что предупредили - его тут ждали едва ли не с нетерпением, один встревоженный голос Акона чего стоил. Да и Йоруичи-сан явно о чем-то умалчивала, но спрашивать ее в упор у Куросаки не было времени. Его мучили нехорошие предчувствия. Впрочем, откуда взяться хорошим в такое опасное время?
Снова пришлось просить помощи у Урахараы. Если честно, Куросаки этот тип уже надоел до зубовного скрежета, но ведь кроме него никто не мог открыть врата Сенкаймон, ровно так же, как и эти врата иметь в наличии.  К счастью, Ичиго так быстро заскочил в коридор, что не услышал последнего напутствия со стороны владельца лавки.
Коридор кончился так же неожиданно, как и начался, и Ичиго едва не навернулся через импровизированный порог. Шихоин рассмеялась и, легко перепрыгнув преграду, повернулась к Куросаки.
- Тут мы простимся, у меня есть дела поважнее, чем провожать мальчишек до дому, - язвительно произнесла Шихоин, и, прежде чем Ичиго успел каким-либо образом выразить свое негодование, унеслась в неизвестном направлении, оставив временного шинигами возмущенно хватать ртом воздух, как выброшенная на сушу рыба. Поняв, что он безвозвратно упустил возможность хотя бы нахамить в ответ, Ичиго вздохнул и осмотрелся по сторонам.
С момента его последнего визита в Руконгай многое изменилось. Местные жители, раньше спешившие поглазеть на пришельца, сейчас испуганно забились в дома и не показывали оттуда носа. Скорее всего, они уже слышали о событиях в Сейрейтее и опасались за свои жизни. Ичиго их не винил - сейчас ему меньше всего было нужно излишнее внимание. Да только вот как добраться до эпицентра сражений?
Осматриваясь по сторонам, Куросаки двинулся вперед и едва не налетел на шинигами, идущего в ту же сторону, что и Ичиго. Собравший было начать знакомство с фразы "Смотри куда прешь!" Ичиго резко остановился и отметил, что настроение у незнакомца было далеко не самым радужным, чтобы устраивать скандал. Сейчас все на нервах.
- Йо! Куросаки Ичиго, временно исполняющий обязанности шинигами, прибыл! Где все?
Видимо, к этим "всем" парень не собирался причислять нового знакомого.

Отредактировано Kurosaki Ichigo (2018-05-14 21:05:52)

+3

3

https://i105.fastpic.ru/big/2018/0515/02/cbe163a0c7f8fc83f27b6e70c7770f02.png

"...упустил шанс вернуться обратно в последний раз. Я на уровне B, и мне кажется, я без чувств: я смотрел на все ужасы, я никого не спас. Но сегодня мне снятся ступени. Я так боюсь, и шагаю послушно на самый, на самый низ. Заплетаются ноги, я падаю до нуля, всё надеюсь, что встретится истина, скрытый смысл, даже если я тот, кто не спас самого себя."
- некто с ником Defin

Двор временной резиденции был оживлен, пожалуй, даже излишне. Участие в ритуале стольких адептов объяснялось лишь обеспокоенностью вопросом начальства, хотя для открытия врат Сенкаймон по сути хватило бы даже одного Маремуры, учитывая, что с той стороны вопросом занимался не менее подкованный в в демонической магии изгнанник. Собственно, непосредственно врата жнец открывал сам, остальные же были заняты поддержкой многочисленных барьеров и печатей для того, чтобы все прошло как по маслу и без внимания квинси. За последние дни его подчиненные стали в этом искусстве истинными гуру - скрывать присутствие временной обители госпиталя посреди жилого района Руконгай - задача, мягко сказать, не из легких. Но они справлялись на отлично вот уже третьи сутки, по крайне мере, госпиталь до сих пор не сравняли с землей святыми стрелами "благородных лучников", и на том спасибо. К вопросу защиты подошли настолько тонко, что всем местным душам без исключения пришлось стать жертвами замутненной памяти и разума. Громадного особняка, расположившего в себе весь четвертый отряд, гору раненных и целое подразделение Кидо в придачу, здесь будто бы и не существовало.
   И все же он стоял - прямо за спиной жнеца, видимый лишь для тех, кто был благословлен адской бабочкой. Перед ним - наспех сконструированные врата в Дангай. Его занпакто - ключ - не повернут. Он ждет сигнала от Научного Корпуса и получает его посредством жеста координатора, уже порядком уставшего поддерживать заклятье связи. Кисть лениво проворачивает танто в воздухе и вынимает его из незримого глазу пространства, позволяя тому материализоваться вратами в их мир. Колдун тихо шепчет заклятье погружая ладонь в разделить миров. Нить рейши ползет во тьму, ища ответ с той стороны, и находит. Контакт с Урахарой Киске налажен, ритуал проведен без единой заминки. Все, что оставалось делать - ждать прихода "мессии".
   Сама по себе мысль о том, как сильно командование полагается на одну лишь боевую единицу в лице живого мальчишки из Генсея, в очередной раз заставляла задуматься о том, что на его глазах рушится мир. Нелепый приказ об обеспечении прохода сквозь разделитель миров падает клубничкой на верхушку торта аргументов в пользу неизбежного апокалипсиса. Будь этот мальчик хоть трижды столь же боеспособен, сколь капитаны Готея, если на него рассчитывают всерьез, все, мягко говоря, безнадежно.
   Эта мысль ни на мгновение не теряет направления, даже когда долгожданный герой наконец выскакивает из врат Сенкаймон вслед за темнокожей женщиной, похожей на представителя клана Шихоин. Маремура наскоро сплевывает воскресшие в воспоминаниях деньки службы под началом Великого Дома и, закрывая врата за пришельцами, отворачивается и уходит назад в обитель. Задание по большей части выполнено, не считая разве что пункта "ввести в курс дела". К черту, сами справятся, благо, "звиздец всему" и без его слов сам просится в глаза, стоит лишь взглянуть на руины Сейретея, виднеющиеся на горизонте.
   Но судьба, по-видимому, решила соблаговолить ему вниманием героя, чуть было не налетевшего на него уже со спины. Жнец обреченно повернулся обратно, наградив юнца презрительным взглядом, и выслушав в ответ нелепую чушь из его уст. Кажется, в этой короткой речи даже присутствовал какой-то вопрос, столь же бессмысленный, как и само присутствие юнца на войне. Пазлы начали складываться в более-менее понятную картину. Перед ним - душевнобольной, а сам Маремура волей судьбы стал военным врачом. И единственная причина, по которой открытие врат для мальчишки доверили именно ему, заключалась в том, что парня нужно срочно госпитализировать.
   Тяжело выдохнув, жнец, однако, все же смахнул с кончиков пальцев адского мотылька, резво припорхнувшего на плечо рыжего юнца, позволив тому видеть сквозь барьеры. Перед ним теперь открылась обитель - одна из множества в Руконгае. Самый наглядный ответ на его дурацкий вопрос. Говорить с ним жнецу не хотелось, однако, по-видимому, все же придется...
   - Сейрейтей разрушен, если ты об этом. Если нет, будь добр, задай более конкретный вопрос. А еще лучше - вообще не открывай свой рот и слушай. - колдун говорил уже на ходу. Торчать с придурковатым юнцом на виду у своих подчиненных и растолковывать тому очевидные вещи не было ни малейшего желания. Если тому надо, тот посредством сложных умственных процессов сам догадается, что ему нужно следовать за жнецом вглубь временной обители - Отряды Готей расквартированы по убежищам в разных районах Руконгай во избежание масштабных военных столкновений. Мы сейчас находимся во временном штабе Четвертого. - информация была более чем очевидной, учитывая, что они проходили через палаты с раненными и мельтешащими вокруг них врачевателями, но Маремура решил, что даже самые простые вещи этому парню следует объяснять по пальцам. - Скоро за тобой прибудет сопровождение из Онмицукидо, чтобы доставить тебя к Главнокомандующему - мудаку - чуть было не выпалил жнец, поднимаясь по ступенькам на верхние этажи особняка - Другими словами, нянчиться с тобой будет он лично, так что можешь не привыкать к нашей скромной обители, разве что ты немедленно собираешься напороться на нож, споткнуться о камень или еще как-нибудь проявить свое героическое начало. Лично я предпочел бы тебя здесь больше не видеть. - Омаэда приводит мальчишку в дверь одного из кабинетов верхнего этажа и усаживается за начальственный стол со стопками докладов, отчетов и приказов. Усевшись, он достает кисеру и принимается методично набивать ее табаком - Теперь, если у тебя остались какие-то глупые вопросы, можешь их задавать... - в предложении явно чувствовалось раздражение и откровенное нежелание вести беседу дальше - Ах, точно, совсем забыл. Командование просило тебе сообщить, что Рукия Кучики - или как там ее - мертва. Искренне соболезную. - отчеканил жнец, щелчком пальцев зажигая табак и пуская в легкие ядовитый аромат хиганбаны.

Отредактировано Omaeda Maremura (2018-05-16 05:41:11)

+3

4

Одного взгляда на собеседника Ичиго хватило, чтобы прочитать в его глазах все, что шинигами думал об этом недопроводнике душ. Причем это "все" было явно не самого положительного тона. То ли спутнику уже до появления Куросаки испортили настроение, то ли причиной было именно его появление или же виновато общее напряжение, Ичиго не знал. Но такое презрительное отношение в единый миг избавило временного шинигами от более-менее позитивного настроя и заставило нахмурить брови. Всем плохо, но это вовсе не значит, что нужно срываться на первом встречном, который, между прочим, за один вечер изучил технику Блута и пришел на помощь так быстро, как только смог!
Адская бабочка мелодично прозвенела в воздухе и уселась на плечо рыжеволосого, и едва она это сделала, как мир вокруг школьника резко преобразился. Смена локации так удивила Ичиго, что он вначале не нашел даже слов, чтобы описать увиденное. Все же, пути шинигами неисповедимы, и, когда тебе кажется, что ты знаешь о них все, они выкидывают очередной финт, оставляя тебя с догадками, как им это удалось.
Впрочем, последующая информация оказалась не менее шокирующей. Конечно, Куросаки ожидал, что все будет плохо, но чтобы настолько! И, как всегда, все впечатление испортила идущая в конце фраза, которая мигом подтвердила догадку Куросаки о том, что сопровождающий его, мягко говоря, ненавидит. Но, как и в случае с Йоруичи, парень не успел даже возразить, так как спутник уже двинулся вперед, и рыжеволосому ничего не оставалось, как отправиться следом, мысленно проклиная характер некоторых шинигами, которых отправили его встречать. А если этот тип не в курсе, с кем имеет дело, то зачем именно его послали сюда? Как будто Ичиго шибко рад тому, что его снова выдергивают из генсея ради помощи шинигами, в то время как такие же простые школьники, как он, должны сдавать выпускные экзамены и готовиться к поступлению в институт, а не носиться по измерениям, как проклятые!
В обыкновенное время спокойный, сейчас Руконгай напоминал самое настоящее полевое укрепление. То тут, то там сновали работники Четвертого отряда, помогая раненым. Они были настолько заняты своими делами, что совершенно не обращали внимание на спешно пересекающих территорию двух мужчин в форме шинигами.
Ичиго старался терпеть столь презрительное отношение к собственной персоне, но на последних фразах его бунтарская натура явно сдала свои позиции. Все-таки, невинным ангелочком Куросаки никогда не был, особенно если учитывать, что одна часть его души вовсе принадлежала Пустому!
- Слушай. Я не знаю, кто ты такой, но хочу, чтобы ты запомнил: я не ребенок, чтобы ко мне так относиться! - процедил Ичиго с явной угрозой, чувствуя, как его душу переполняет накопившаяся злоба. - Я пришел помочь и не так беззащитен и глуп, как тебе кажется! А если тебе что-то во мне не нравится, то это твои проблемы!
В этом был весь Ичиго - когда его злили, он мог забыться и начать "тыкать" даже тому, кого видел в первый раз. В самом деле, кто дал этому типу его унижать!
К тому времени, как он это сказал, они оказались в просторной комнате, напоминающей кабинет. Спутник уселся на стул и всем своим видом дал понять, что разговор окончен.
"Много о себе думает, гордец!" - злобно подумал Ичиго, буравя проводника взглядом, в котором читалось явное намерение навешать кренделей этому шинигами. Он был настолько зол, что не удосужился даже ответить на последнее заявление, хотя и собирался.
Потому что внезапно вся Вселенная обрушилась ему на голову холодными, тяжелыми, как гора, словами.
Рукия Кучики мертва...
Остальное Куросаки уже не слышал. Руки сжались в кулаки с такой силой, что раздался хруст костей. Парень не чувствовал едкого дыма курева, не слышал звуков вокруг себя. И только на приобретшем неестественно-серый оттенок лице, словно в издевку трагической ситуации, появилась широкая улыбка.
- Вот как... Благодарю за информацию. Погибла геройски.
Какая, к черту, благодарность?! Душа Ичиго горела адским огнем, который грозился вырваться наружу и испепелить все в радиусе нескольких километров. Ему показалось, что внутренний мир превратился в марево, и огромные небоскребы стали рушиться с ужасающим грохотом, заглушая звуки реальности.
"Я найду тебя! Тварь, что посмела сделать это! Заставлю захлебнуться своей кровью, переломаю все кости, вырву с корнем душу, но ты ответишь за ее смерть сполна!"
Но, вопреки хаосу внутри него, на лице Ичиго оставалась улыбка. Те, кто хоть немного знали Куросаки, могли догадаться, что на самом деле творится в его внутреннем мире, который треснул напополам.
И пусть он меньше всех имел право называть ее своей подругой, все же рыжеволосый привязался к этой взбалмошной шинигами и даже не представлял себе, что сейчас чувствуют Бьякуя и Ренджи, первому из которых она была сестрой, а другой - близкой подругой.

+3

5

Собеседник кричит: "я не ребенок!", своим видом и поведением утверждая обратное. Именно в этом Маремура видел ребячество - в расхождении слов и дела. В шатких, как судьба трех измерений, эмоциях и ничтожно малых прожитых лет. Жнец в ответ лишь молчит. Нет, скорее просто игнорирует. Ему плевать, что думает о нем мальчишка. Их неприязнь не взаимна, как хочет думать "временно исполняющий обязанности шинигами", она лишь пересекается в единственной конкретной точке, ставшей мгновением на периферии их судеб. Очень скоро мальчишка уйдет проливать кровь. Свою ли, чужую - не важно. Скорее всего, им не придется видеться впредь. Но Омаэда предпочел бы не иметь с ним дел даже в нынешний момент. Потому лишь он честен - с ним и со всеми другими, как в своем отношении, так и подходе к делу. Потому что так быстрее, потому что проще. Потому что лишь так ему не останется, о чем жалеть.
   Слова о смерти близкой, но не ему, душе, даются непринужденно и легко - то лишь пример единственно верного подхода к смерти. Тот, кто называет себя ее богом, лишь так и должен к ней относится, иначе цена жнецу - пара мгновений в истории времени. Эти мгновения тлели на его глазах на протяжении сотен лет, создавая его таким, какой он есть сейчас. И очередное мгновение горит адским пламенем прямо перед ним - ярко, не жалея себя. Такие тлеют быстрее прочих. Колдун же возводит очередное надгробие в мыслях. Он не любит иметь дело с детьми. Особенно с мертвыми... Улыбка и смех пухлощекого мальчика вновь въедается в сознание, но колдун выгоняет ее вместе с дымом из легких, возвращая своему миру горечь действительности. Трупы давно уже распадаются на частицы рейши в руинах Сейрейтея, а перед ним - еще кто-то живой. Пусть даже улыбается он, как мертвец.
   Мгновение заливает его сердце кровью - коротким мигом слабости, заставляя испытывать жалость. Если бы только он принадлежал сам себе, никто бы этого никогда не увидел. Но до самой смерти шинигами идут рука об руку со своей воплощенной в занпакто душой. И если твой выбор - быть ее другом, тебе следует быть готовым к тому, что она поступит по-своему. Особенно когда ты перестаешь быть уверенным в том, что чувствуешь сам. Причудливые ветви вьются сквозь клубы дыма из ее головы. На детском личике - печальный взгляд серых глаз. Маленькие ручки тепло сжимают собранную в кулак кисть юнца. Жнец тяжело вздыхает. Не от злости. Он не может злиться. На нее - никогда.
   - Хана... - протягивает он скорее упрямо, чем пытаясь дать ей приказ. И она слушает его, растворяется в лоскутах дыма также, как и появилась. Мимолетное воплощение его похороненных эмоций. Если сотни лет изменили самого жнеца, то его духовное отражение было прежним - безупречным, простодушным ребенком. И даже не ясно, кто на самом деле прав и кого винить: ее в непреклонной наивности, или же себя - во лжи самому себе же. - Полагаю, без моего твердого плеча ты обойдешься. Я бы дал подушку, чтобы пореветь, но раз уж ты у нас весь из себя такой взрослый, как-нибудь перебьешься. - жнец протягивает руку, подставляя палец черному мотыльку. Переданная информация ценна не более, чем трижды заваренный чай. Оповещение о прибытии и приказ о передаче. - Если вопросов у тебя больше нет, можешь выметаться. Тебя ждут.

Отредактировано Omaeda Maremura (2018-05-16 18:05:16)

+2

6

В кабинете наступила тишина, которую никто не спешил нарушать. Ичиго вовсе показалось, что время вокруг него остановилось и поплыло мягкими часами, как на картинах Сальвадора Дали. Он остался наедине со своими мыслями, взгляд был сосредоточен на невидимой точке на соседней стене, а сознание провалилось в полуразрушенный мир из стеклянных небоскребов...
Он сидел на плоской крыше, положив руки на колени и глядя на медленно плывущие белесые облака, не желая сдвинуться с места и вглядываясь в медленно материализующуюся фигуру впереди.
Кто будет на этот раз? Дядька Зангецу или Пустой?
В глазах временно исполняющего обязанности шинигами застыла боль, которая, если бы имела возможность перенестись на физический план, могла быть сравнима, наверное, с миллионами мечей, разом воткнутых в сердце, и то, наверное, не было бы так больно, как сейчас. Ему хотелось закричать так, чтобы содрогнулись горы и разлетелись в пыль материки, но у него не было на это не времени, ни сил, ни возможности. Суровые реалии жизни диктовали свои правила, не оставляя на войне времени для сожалений и скорби, толкая вперед и вперед.
Но Ичиго не мог не скорбеть, пусть внешне он это ничем не показал. Вот снова по его вине погиб боевой товарищ, которого он мог спасти, но не спас. Выходит, сколько бы Куросаки не винил в смерти Кучики врага, все равно именно на нем всю жизнь будет лежать этот тяжелый груз из-за того, что он тупо банально не успел заскочить в Дангай и ворваться в бой, ставший для черноволосой подруги последним...
Опять он во всем виноват...
Тот, кто должен был защитить.
Не защитил.
Не смог.
Не успел.
"Ичиго..."
Напротив Ичиго уже стоят две непохожие фигуры. Одна - строгая, непоколебимая, другая - импульсивная и непостоянная. Дядька Зангецу и белый Зангецу. Две стороны одной медали. День и ночь. Свет и тьма.
Только вот вид у Тьмы какой-то неестественный, как улыбка Ичиго, брошенная собеседнику-шинигами. Хичиго хмур и недоволен и мало напоминает того психа, который мечтал только ломать и убивать. Как будто на этот краткий миг он разделил характер черного меча.
- Если ты будешь сидеть тут и казнить себя, умрут и остальные! Ее смерть не должна быть напрасной! Как ты потом посмотришь в глаза Бьякуе?
- Не будь слабаком, Ичиго! Не позорь себя!
Черный и белый смотрят на хозяина, требуя от него невозможного. Наплевать на все и идти драться.
- То, что сделано, уже не вернуть. Но ты не должен опускать руки и сдаваться! Помни, в мире есть еще те, кого ты должен защитить. Твоя семья, твои друзья, твои союзники...
Пустой промолчал.
Куросаки встал и посмотрел на черного Зангецу и нахмурившего брови Хичиго. Они правы - сейчас не время и не место предаваться скорби.
Когда все это закончится, Ичиго попрощается с Рукией как положено и будет каждый год, так же, как и в день смерти матери, чтить память шинигами, что раз и навсегда изменила его судьбу...

Ичиго словно очнулся ото сна. На миг ему показалось, что к его руке кто-то прикоснулся. Краткая фраза сидящего напротив шинигами подтверждает догадку, но в комнате по-прежнему никого нет. Ичиго еще не отошел от полученной информации, так что последние подколки уже не возымели своего действия. Напротив - лицо Куросаки стало серьезным.
- Насколько продвинулся враг?
Сейчас важно знать размер проблемы. Куросаки коротко кивнул и развернулся к дверям. Оказавшись на самом пороге, он задержался и, не оборачиваясь, произнес:
- Все же, мне хотелось бы узнать твое имя.
И, подождав еще немного - ровно, столько, сколько нужно времени для ответа, - отправился вниз по лестнице, оставляя за спиной шинигами и свою скорбь.
Внутренний Пустой злорадно осклабился.
Теперь Ичиго настроен убивать.

+2


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 15: Cellar Door


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC