Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.







Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - временно приостановлена.
•Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 15. Ящик Пандоры


Эпизод 15. Ящик Пандоры

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название: Ящик Пандоры
Эпиграф: Уу-упс, нечаянная радость на ночь глядя мне досталась, хоть бы квинси эльфы затесались, то-то развлекусь. (с) Финрод-зонг.
Участники в порядке очередности: Унохана Ячиру (Миназуки), Базз-Би
Место действия: Руконгай
Время суток:  вечер, третий день после нападения квинси на Сейрейтей.
Погода: ветрено, но небо чистое
Описание эпизода:Базз-Би сумел конфисковать банкай капитана Уноханы. Сумеет ли он с ним справиться?
Рейтинг: R
Предыдущий эпизод:
Базз-Би - Раскаленная клетка для демона.
Миназуки -

+1

2

Он идет по черному пеплу, и осколки костей скрипят под его ногами. В пальцах - красный ликорис, паучья лилия, которыми полон его мир. Их общий мир. Но теперь её нет - и он знает, кто за это ответит. Плащ, зеленый, как шкура его шикая, шуршит по земле, поднимая облако пепла за идущим. Аллюзия смерти в почти гротескном варианте - но за мир меча отвечает не только сам меч, но и хозяин меча. Квинси, которые изобрели противоествественную технику кражи банкая, предусмотрели, казалось, все. Кроме одного. Каждый шинигами должен заслужить право владеть своим мечом. То же и с квинси. А здесь и сейчас шансов у "хозяина" не было.

Миназуки остановился в трех шагах от вора, снял капюшон плаща, осмотрелся, прикрывая ладонью глаза. Воображение квинси перенесло их в далекое прошлое. Первая война с Бахом - он отлично помнил ее. Строгие ряды белых лучников, а напротив - рваная, дикая толпа. Бродяги из Руконгая, самые отпетые, самые опасные, самые неукротимые. И над всем - железная воля Рюджин Джакки и его человека, сумевшая сплотить даже этих зверей, сплотить и кинуть в мясорубку боя, прошитую белыми стрелами. И на острие атаки, всегда первая, ни пяди не уступая Ямамото, она - бешеная, кровавая, веселая, рук об руку с Миназуки. Везде, где видели сияние кривого тати, фронт ломался, не выдерживая ее гнева. И он смеялся вместе с ней, раздирая чужую плоть.

Но это все старые дела. Он давно не вспоминал, как это было. Болезненное, злое "сейчас" стояло перед ним мужчиной с нахальным ирокезом и еще более нахальным блеском глаз. Миназуки посмотрел на него - прямо, в упор. Квинси уже видел это лицо более женским, более нежным - но сходство было очевидным. Те же синие глаза, на донышке которых плещется древний ад, тот же оскал, который пытался скопировать Зараки и не смог, те же волосы, черным шелком падающие почти до земли. Выше, шире в плечах, резче черты - но она все еще сквозит в каждом движении. Ячиру, не Рецу. Несколько сотен лет в качестве медика не оставили следа на старом демоне.

Молчание затягивается. Ветер швыряет пеплом по ногам, путает волосы. Миназуки никак не выберет, что сказать, о чем спросить. "Как?" Да неважно, как. Важен результат. "Зачем?" - еще более абсурдно. С чего бы волноваться о мотивации врага?

- Кто ты? - наконец, определяется он. Знать имя - нужно, если хочешь отомстить. А Миназуки хочет, еще как. Никто не смеет разлучать его с ней и оставаться безнаказанным.

Вспоминается, как они прощались, стоя вдвоем в белой несокрушимой клетке. Они оба ведь знали, на что идут. Кто б сказал тогда, что это будет так больно... Но теперь боль трансформировалась в холодную стальную ярость. Кажется, он держался только на силе своей ненависти к стоящему напротив.
[NIC]Minazuki[/NIC][STA]Подлый летучий матрац[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c846017/v846017251/44ca5/6dGJ9QJIP7w.jpg[/AVA][SGN]I will be your sword and shield, your camouflage and you will be mine[/SGN]

Отредактировано Unohana Yachiru (2018-05-07 01:33:00)

+3

3

Он летел во тьму. Густую, как черничное варенье. Глубокую, как осеннее небо в погожий день. Тень не слушалась, правую руку вообще как будто сжало льдом по локоть. Память выкидывала жуткие коленца. Вот - Хашвальт корчит презрительное хлебало и уходит под ручку с Императором. Вот - он сам тащится на веревке через строй: впереди спина Хьюберта, сверху сыплются удары розг, кровь уже пустили, в башке звенит, а это только первый круг. Вот - его видение из Уэко о светлом городе с радужным светилом в высокой башне над песками. Вот - другой белокаменный град. Почему все сказки начинаются так - "в одном белокаменном городе"?
А, понятно... это нихрена не сказка. Это наша позорная Тысячетняя война вылезших из песочницы деток начинается. На поле под белокаменным градом, где собралась две армии - одна черная от грязи и ненависти, голодная и напрочь мертвая. Живая только своими мечами и убийствами. Другая - ослепительная в вере своей. Овеянная блогославенной целью - выгрызть свое право на жизнь, защитить свою дерьмовую веру.
Белые стрелы поют ледяными колоколами судного дня... Звездами падающими на землю сияют двадцать шесть рыцарей. Светочами во мгле. Они правят колесницей этой войны.
"И не было большей чести для воинов этой армии, чем умиреть за своего Императора" - так в сказках говорят?..
Провалитесь, те сказки!! Горите в аду, лживые байки!!
Базз Би вспоминал, как битва длилась, сменяя день ночью. Как он выкрикивал приказы, как гордился, что после первого дня атаки не вернулось только двеннадцать человек из всего его дивизиона, а на пятый день не стерпел и ринулся в битву сам.
Первый из тех, кто в белых перчатках. Он помнил, как орал Хашвальт, запрещая. Помнил, как рвался в гущу, над которой реял алый феникс...
На губах остывал пепел от ревущего пламени, над головой летели стрелы, гудя похоронным набатом. Мясорубка войны выплюнула его, напоив полынной горечью собственной крови допьяна, опалив огнем, изрезав огненными перьями. Кто его тогда прикрыл?.. Лейтенант?.. Альгора?.. он отдал им долг сполна - дурочка Бамби и засранец Цан Ду живы и здоровы, хотя Рюджин Джакка не стал слабее, или милосерднее.
Мысли пролетали мимо, как снег который обгоняешь, падая в пропость. Впору было предположить, что он не падает, а просто закрыты глаза, но волосы на голове шевелил ветер. Только вот глаза действительно были закрыты.
Вечерело. Земля под ногами была покрыта пеплом. Из серого слоя изредка вздымались реберные клетки, похожие на чьи-то клыкастые пасти. В небе плыла луна, блестящая кровавым серебром. Хреново. Он смутно помнил, что что-то не закончил, но нужный образ в голове не вставал, а сердце грызло ощущение бесконечной подставы.
Он перевел взгляд и, отшатнувшись, шлепнулся на задницу в пепел, потеряв равновесие: перед ним стоял - ну точно, из-под земли вырос - незнакомый длинный хлыщ с блядскими синими глазами в зеленом плаще и вертел в холеных тощих пальцах пошлячий красный цветок. Похоже, незадолго до этого он что-то спросил - на девчачьей физиономии читалось ожидание, вероятно, ответа. Базз дал бы на отсечение мерзко ноющую под перчаткой правую руку, что появился этот мужик только что.
- Б**ть! Какого х*ра! На х*й к Баху так подкрадывайся!! - хотелось добавить чего-нибудь эдакого, но на ум ничего не шло. Базз поднялся и смерил хлыща тяжелым взглядом. Выглядел тот знакомо, но что-то было не так. Правая рука при падении отдалась ожогом - хреново. Опять руки отмачивать в перекиси придется, чтобы хотя бы перчатки снять.
- Ты что за черт? Я с тобой в той резне не дрался, так что вали из моих воспоминаний!

+4

4

Миназуки вздохнул. Не совсем этой реакции он ожидал от прославленного врага. Впрочем, некоторую растерянность ему можно простить... Он только что встретился с новообретенной душой.

-Верно.

В словах квинси содержится несомненная правда. Он был здесь много лет назад, этот громкий парень. Видение реалистично до измумления. Принюхайся, и ноздри забьет гарь паленых тел: Ямамото, еще не старый и не многомудрый, явно прошел здесь совсем недавно. Этот запах, саму консистенцию воздуха, ставшего густым, как кисель, нельзя вообразить, можно только вспомнить. А если квинси здесь был и все еще имеет удовольствие отравлять Готэю жизнь своим существованием - из этого следует только одно.

- С тобой мы на поле боя не встречались. Никто из тех, кто попался мне в тот день, не имел бы возможности поговорить со мной еще раз.

Всё вокруг такое настоящее, что сложно поверить, будто всё это только плод памяти одного старого лучника. Настолько, что в сердце закрадывается шальное желание бросить всё и отправиться на поиски Ячиру внутри этого мира, раз он потерял ее в мире внешнем. Она ведь идёт где-то здесь, едва касаясь пепла, и за ней идет смерть... Подумаешь, квинси её не знает - это теперь их общий мир, и Миназуки сможет перенести сюда её всю, такую, какой он ее знал и любил...

От заманчивой идеи, порожденной отчаянием, приходится отказаться через силу. У него еще есть шанс вернуть её - настоящую. Упрямую, несговорчивую. Любящую.

- Ты еще не понял, да? Это не твои воспоминания. Так теперь выглядит твоя душа, квинси. Ты ведь украл банкай Уноханы Ячиру? Ну вот он я, твой банкай. Меня зовут Миназуки. Хочешь, повоюем вместе?

Ликорис дергается, будто вздыхает, и оплывает красной жижей. Капли бегут по пальцам, с шипением проедая себе дорожки до самых костей, и тяжело падают в золу, оставляя за собой маленькие кратеры. Частички пепла испаряются, встретившись с жидкостью. Миназуки без интереса смотрит на руку, встряхивает кистью - словно так можно стряхнуть и ожоги. Однако, можно - кожа уже цела, будто и это Баззу только привиделось.

Играть в самоубийцу квинси вряд ли захочет. В этом есть некая злая ирония: плененный занпакто не может сопротивляться воле нового хозяина и способен только на мелкие пакости вроде того, что сделал Миназуки, утащив квинси во внутренний мир. При этом, прикажи Базз, Миназуки вполне мог если и не уничтожить трех капитанов, то устроить им много, много проблем. Только самому квинси это уже бы не помогло...

- Между прочим, из-за тебя пришлось невольно помочь этому уроду из Зараки, - Миназуки старается выглядеть невозмутимо, но лицо все равно дергается в гримасе отвращения. Мало кого он ненавидел так. - Вот трудно тебе было поджарить одного капитана, штернриттер? Тоже мне,элитные войска...

В этом конкретном вопросе Миназуки резко расходился со своей госпожой. В этом конкретном вопросе его не волновали ни интересы Готэя, ни победа в войне, ни судьбы мира. Он просто хотел увидеть, как сползает кожа и плоть с лица варвара из Зараки. Как он перестает быть постоянной угрозе Ячиру. Его Ячиру.

- Я спрашивал: кто ты?[NIC]Minazuki[/NIC][STA]Подлый летучий матрац[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c846017/v846017251/44ca5/6dGJ9QJIP7w.jpg[/AVA][SGN]I will be your sword and shield, your camouflage and you will be mine[/SGN]

Отредактировано Unohana Yachiru (2018-05-07 01:48:22)

+3

5

- Так теперь выглядит твоя душа, квинси, - глаза расширились сами собою. Голову затопило дурной памятью: Зараки ржот, как бешеный жеребец, Унохана ласково улыбается совершенно сумасшедшими синими - не врет хлыщ, ох не врет, это и правда Минадзуки! - глазами, Килге в отчаянии истерически верещит "Забери её банкай!".
...И Базз - ну точно, как тупая корюшка, в самом-то деле! - глотает наживку, польстившись на второй по силе Банкай после главнокомандующего, который Император скоммуниздил самостоятельно, не оставив "H" даже на попробовать...
- Я просто охуенный молодец, - выдыхает Базз, разглядывая своё новое второе сердце и понимая, что сам бы за такое въебал просто и по-человечески, не высекая никакого пламени из обсидиановой глыбы вселенной, просто рукой, потому что в некоторых случаях надо оставаться человеком до конца. - Меня зовут Базз-Би. Только ты мне нафиг не нужен, - добавил он понимая, что этим он все равно не исправит ситуацию. Ситуацию исправила бы гильотина. Она укоротила бы пику острого ума последнего Блэка ровно на голову и, вероятно, сделала бы счастливее многих и многих людей, включая его самого. Он отвернулся, сунул руки в карманы и опустил голову. Ветер трепал ирокез, рука ныла нестерпимо. Он наконец соизволил опустить взгляд на нее - на огнеупорной перчатке красовался прожог в форме медальона. Базз потащил жесткую замшу за пальцы и тоскливо обозрел расползающийся по ладони ожог, точно имитирующий рисунок на медальоне. Интересно, а эти умники из техотдела интересовались что случается с душою Рыцаря, медализировавшего Банкай? Больше всего это напоминает клеймо.
- Вопросы о продолжении жизни Зараки задай себе. Я мог бы его убить, даже с этим их говнокомандующим в группе поддержки... Если бы не твои дерьмовые свойства, - бросил Базз через плечо. - Если ты не в курсе, я не могу выйти в фольштендинг, пока у меня на руке эта радость, - он помахал кистью, разворачивая ладонь к собеседнику, - а тут шатаешься ты. Проблема в другом, - он взъерошил ирокез, оборачиваясь и глядя на Минадзуки. - Я не могу тебя отпустить. Да и идти тебе некуда, пока ты связан с медальоном - душу своей ведьмы ты просто не найдешь.
О! Об этом Берениче задолбала их предупреждать - об этой мерзкой поправочке. Нельзя отпустить Банкай. Либо он сам подохнет, если кто-нибудь грохнет первого владельца, либо отлетит шинигами, если подохнет квинси - но тут, вроде, без гарантии, поскольку некоторые Банкаи достаточно наглые, чтобы попытаться освободиться от своего нового владельца таким вот нехитрым способом, и следовательно, от них должна быть защита. Либо будет уничтожен, если уничтожить медальон. В последнем она, правда, сомневалась - не было прецедентов.
- Я бы и рад отпустить тебя - но не могу.
Вечереющее небо застыло в движении, продолжая жить остановленным кадром. Таким оно, наверное, будет вечно, пока к нему привязан этот Банкай с безумием в глазах, внешним видом своей хозяйки и вечным немым укором на физиономии.
Было так досадно, что хотелось повеситься на ближайшей криптомерии, или сакуре. Проблема была только одна: это мире не водилось ни криптомерий, ни сакур... Только он сам, недовольный Банкай, которому нет и не будет работы и куча пепла под белой стеной.
И почему все сказки начинаются так: "В одном далеком белокаменном городе..."?

+3

6

- Да ты мне тоже не очень-то нужен, - Миназуки пожимает плечами. Забавная ситуация. Квинси выполнял приказ, явно рассчитывая, что своровать банкай - это как булку украсть со стола. Положил в карман и пошел. Когда всё оказалось несколько сложнее, а "банкай" внезапно обрел личность и заговорил - что ж вас, сэр, не предупреждали, что мечи шинигами живые? - квинси просто растерялся.

- Только я, как понимаешь, тоже никуда уйти не могу. Более того, за главного - ты. Один из ваших, тот, у которого Сенбонзакура, помнится, даже успешно его применял... Ну, тут тебе не повезло, да.

Самодовольная улыбка лезет на лицо помимо воли. Неприятные особенности банкая Миназуки, доставившие ему и Ячиру столько хлопот в прошлом, сейчас пришлись как нельзя кстати. Такой своеобразный гарант того, что никто ничего ему не прикажет, если хочет пожить еще немного. И сам Миназуки как бы ни при чем.

Он стряхнул с ближайшего камня пыль и пепел, сел, поправил чешуйчатый плащ и снова взглянул на квинси. Настроение поднималось со стремительностью горной речки. Базз-Би ляпнул и сам не понял, а Миназуки услышал самое важное. "Душу своей ведьмы ты просто не найдешь". Да за такие новости он даже "ведьму" крашеному нахалу готов был простить! Потому что выходило, что Ячиру жива, а значит, всё еще впереди.

В принципе, он и не мог жить без неё. Но кто знает, что наизобретали чертовы лучники? Поэтому слова Базза сильно успокоили.

- Сдается мне, вариантов у тебя немного. Там, снаружи, торчит куча капитанов, которым страсть как интересно, что произошло. Сходи наружу, расскажи им, что Ячиру жива, пусть ищут способ разделить тебя и меня. Ты в плюсе: не убьют с гарантией, заодно и от меня отделаешься. Вряд ли тебе хочется провести остаток жизни в таком шизоидном симбиозе.

Он еще раз взглянул на растерянную рожу квинси - ведь и правда не ожидал такого, надо же! Удержаться от насмешки почти невозможно.

- Поверить не могу, что вы изобрели способ кражи банкаев, но не изобрели никакого способа от них избавиться. Как-то... Недальновидно.

[NIC]Minazuki[/NIC][STA]Подлый летучий матрац[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c846017/v846017251/44ca5/6dGJ9QJIP7w.jpg[/AVA][SGN]I will be your sword and shield, your camouflage and you will be mine[/SGN]

+3

7

Такой наглости от хлыща Базз не ожидал. Этот... Банкай издевался. Самодовольно лыбился и явно получал удовольствие от беседы. "H" и сам не отказался бы расцепиться с ним и отправиться восвояси. Но в отличии от самодовольного духа ковыряльника, он представлял, чем ему чревата подобная выходка - проснуться и заявить, что "уберите от меня эту гадость: я с нею жить не могу, она вредная и язвит". Об отношении некоего Маюри к пленникам и неизведанным технологиям он был наслышан. Проще было просто не выходить и подождать, пока голод и жажда сами убьют его тело. Стало мучительно жаль себя. До самого дна души. Жаль, что столько всего, что можно было достичь, что столькое, что можно было добиться, столько мечтаний - прахом, как от Банкая старого пердуна Ямамото. Стало - и прошло. Врешь. Не возьмешь. Злая веселая ярость вытеснили хлябь саможаления вон.
- Ты хреново знаешь других шинигами, помимо свой старой ведьмы, - заметил он, рассматривая кровоточащую печать на чистой, по сравнению с рукой за границей перчатки, коже ладони. - Тебя не отдадут ей. Тебя будут исследовать, как единственный медализированный Банкай, попавший в руки к шинигами. Поверь, твою жизнь продлят настолько, насколько нужно, за границу и моей жизни и жизни твоей Морриган. Я хорошо представляю себе гений ваших шинигамских ученых - за Урахарой мы следили давно. Заполучить банкай вынутый из меча Уноханы Ячиру... - Базз показательно ухмыльнулся, многозначительно подвигал бровями и оставил окончание фразы висеть в воздухе.
"Думай, Великий Базз, думай, вся вселенная смотрит, как ты корячишься, выживая... А если?.."
Рыжий обернулся и посмотрел в синие глаза с бешеной искоркой на дне.
- Слушай, а если не оглядываться на Эса с Сенбонзакурой... А ты что, только и умеешь, что растворять все, включая меня? Даже если я попрошу помощи в убийстве психа из Зараки? Поверь, твоя хозяйка после такого костьми без твоей помощи ляжет, а до меня доберется, если байка не врет, конечно, и это он ей глотку проткнул/
Идея становилась все интереснее и интереснее. Ведь, если не врали Аскиновские яйцеголовые, Банкай возможен только после материализации. Если нельзя использовать силу души меча, то, может, можно призвать саму душу в мир людей?.. Прикрытая спина очень важный элемент декора в театре военных действий. Ради нее Базз готов был поделиться рейацу. Он был более, чем уверен, что его тушка не умрет, а будет в целости и сохранности водворена туда, куда заныкалось Исследовательское Бюро, чтобы разделать и найти этого чернявого хоть в каком-нибудь уголке его душонки. Хотя черт его знает, в какую ленту Мёбиуса способен растянуть время занпакто, который решил шалить напрополую... Может, в реально мире прошла секунда?

+2


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 15. Ящик Пандоры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC