Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.







Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - временно приостановлена.
•Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Wandenreich » Эпизод 19. Невозможно предвидеть все.


Эпизод 19. Невозможно предвидеть все.

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Название эпизода: Невозможно предвидеть все.
Эпиграф эпизода:
Участники в порядке очередности: Юха Бах, Пауль Винтерхальтер
Место действия: Кабинет грандмастера
Время суток: Ранее утро. Четвертый день после нападения на Сейрейтей.
Условия:Рабочий кабинет – ничего лишнего, все строго и лаконично. На стене тикают часы, на столе - какие-то бумаги, кружка с недопитым кофе. Четкое ощущение, что хозяин кабинета покинул его недавно и ненадолго.
Описание эпизода: Вернувшегося с успешно - или неуспешно, это как посмотреть - выполненного задания, Пауль не застает грандмастера в кабинете. Вместо Хашвальта его встречает Его Величество. Это большая честь для простого квинси.
Сможет ли Пауль не ударить в грязь лицом?
Предыдущий эпизод:
Юха Бах - Эпизод 17. Сон Черного короля.
Пауль Винтерхальтер - Эпизод 15. Цена победы.

+1

2

Говорят, сильные люди порой бывают ужасно самоуверенными. Наверняка о Юхе, открыто заявившем о своём решении уничтожить Общество душ, непременно болтали нечто подобное. Но Сейрейтей уже пал. И той жалкой горстке шинигами, которая ещё пыталась что-то противопоставить воинам Баха, только и оставалось, что говорить о самоуверенности Императора и непременном поражении Ванденрейха. Уже ничто не помешает Юхе захватить этот мир. Ни не выспавшийся Хашвальт, ни ничтожные остатки армии шинигами, ни даже коридоры собственного штаба, по которым нынче уверенно шёл Император. Скрывать свою силу до той степени, чтобы она не особо отличалась от силы обитающих здесь квинси – сложно. Бах чувствовал себя будто без рук. Гадское ощущение. Возможно, нечто подобное испытывал и Король Душ, отец Баха, когда мерзкие шинигами посмели ограничить его в силах. Ничего, вскоре всё изменится. На этот раз Юха собирался довести это дело до его логического завершения. Был ли Юха действительно самоуверенным? Он был Императором. И этим всё сказано.
Теперь, идя по белым, длинным коридорам главного штаба, сам Бах и не подозревал, насколько и в чём именно он оказался слишком самоуверенным на этот раз. Причина крылась совсем не в войне с Обществом душ. Там-то всё шло практически гладко. А вот здесь Юха не был очень давно, предпочитая командовать целыми армиями и распоряжаться тысячами жизней из тронного зала, да собственного кабинета. В который Хашвальт и прочие приближённые заботливо таскали все те данные, отчёты и документы, что могли потребоваться Баху и докладывали Императору о том, что он должен был услышать. Теперь же, уверенно шагая по коридорам штаба, Юха однозначно полагал, что способен справиться со всем сам. И без Хашвальта, если то потребуется. Подумаешь, какой-то Грандмастер. Императором тут был исключительно Бах. А Императоры, как всем известно, могут всё. Даже заблудиться в бесконечных коридорах штаба… Юха остановился посреди коридора, которые тут все были совершенно одинаковыми, осмотрелся по сторонам и недобро уставился на стену. Такую же белую и абсолютно чистую, будто бы её только что кто-то хорошенько помыл, прямо перед тем, как к ней подошёл Император. В коридорах штаба было тихо. Ранее утро не предполагало толпы людей, торопящихся кто куда, по рабочим делам. Поэтому лишь стена удостоилась крайне цепкого, холодного взгляда Юхи.
«Дальше… налево или направо?»
От крайне важных дум императора отвлёк странный шум совсем рядом. Бах уже успел решить пойти-таки направо, и даже дошёл было до угла, но остановился, внимательно глядя на медленно и живописно опускающийся аккурат у его ног ворох из белоснежных, исписанных листов бумаги, представляющих, вероятнее всего, какие-то отчёты. Чьи-то. Чьи именно и отчего они так бесцеремонно валяются у Юхи под ногами, прямо в коридоре, император спросить не успел. Из-за угла на Баха, отчего-то исключительно на четвереньках, ползло нечто, попутно собирая разбросанные листы трясущимися, видимо от нервного напряжения, ручонками. Одетое в стандартную форму рядового Ванденрейха щуплое существо мужского полу голову не поднимало, упрямо шаря по полу листы бумаги и что-то крайне тихо бурча себе под нос. Что именно – Бах разобрать не смог. Да и не старался. Подобные недостойные твари его вообще никогда не интересовали.
«Он даже не посмотрел, кто стоит перед ним. А если бы я был врагом? Если бы здесь и сейчас находился каким-то чудом сбежавший пленник? Что это вообще такое? Отчего оно здесь, почему? Недостойное ничтожество».
Император даже брезгливо поморщился. Зачем, для чего в его непобедимой Империи вот… это? Уничтожить недостойного Юха посчитал хорошим решением. Но привести не озвученный приговор в исполнение не успел.
Его даже заметили. Точнее, не его – Кайзера Ванденрейха, а просто… заметили. И сбивчиво извинились, продолжая бесцеремонно заниматься сбором с пола разбросанных по нему листов бумаги. Только теперь Юха различил возле своего ботинка поблёскивающие стекляшками очки. Кажется, именно их, а не листы, отчаянно искал этот недостойный квинси, так неосторожно встреченный самим Императором. Хрупкое стекло тут же раскрошится – только наступи. Так же, как и лишится жизни этот юноша, если так решит кайзер Незримой империи. Он же уже решил, верно?
«Урью ведь тоже такое носит».
Неизвестно отчего и, тем более – для чего, вспомнилось Баху. Зачем он вдруг сравнил вот… это со своим преемником? Исида был недостойным квинси? Так, на самом деле, считал император, но лишь в мыслях, не озвучивая подобного? Вполне возможно. Ведь думать Юха мог что угодно. Минута непозволительно растягивалась. Бах отлично чувствовал, что не прошло и сорока секунд с момента, как ему под ноги полетели листы. Но отчего-то казалось, что он стоит здесь, бездействуя, уже порядка пары часов. Время имеет неприятную особенность – бежать там, где его умоляют остановиться, и останавливаться тогда, когда то совершенно никому не требуется. Оттуда же, из-за угла, откуда совсем недавно выползло это щуплое чудо, раздался другой голос. Женский. Даже, можно сказать, девчачий – слишком беззаботный для войны. Здесь, в спокойных коридорах штаба, война не чувствовалась, она была далеко отсюда, а квинси уже успели привыкнуть к безопасности Ванденрейха. И не успели отвыкнуть от неё. Из сотни вариаций происходящего, Юха отчётливо видел одну из нескольких. Ту, в которой его-таки заметят, увидят и осознают, кто стоит перед ними. Неизвестно отчего, но именно после этого Бах сорвался с места, молниеносно оказываясь дальше по коридору от этих людей. Нет, разумеется, опасности от них никакой не исходило. Да и попросту не могло исходить для самого Кайзера, но. Та молоденькая девчушка непременно вступится за то никчёмное существо, как только узнает, что Император решил уничтожить того. Вступится так же отчаянно, полностью понимая, что Юха не меняет своих решений. И всё равно будет просить, отчаянно и самозабвенно. Потому что то никчёмное существо – её друг. Потому что лучше уж не станет её, чем…
«Почему все люди так предсказуемы?»
Мерзко. Ужасно противны все эти чувства и привязанности. Император обещался более не обращать на подобное никакого внимания. Хватило единственного раза. Того самого, когда Юха Бах выполнил ту чёртову просьбу одного до ужаса глупого мальчишки.
«Хашвальт».
Каким бы он был, родись он не тысячу лет назад? Каким бы предстал перед императором Юграм, повстречай он того в нынешнее время, прямо сейчас?
«Каким бы он был, если бы не этот…»
Мысль категорически не понравилась. Поэтому Юха её и не додумал. Ещё с десяток быстрых, твёрдых шагов, и император уверенно распахнул дверь в кабинет Хашвальта, по-хозяйски входя внутрь. Секретаря на месте не оказалось – по времени ещё слишком рано для работы, а Юграм, видимо, не настаивал, чтобы его подчинённые бодрствовали до тех пор, пока не уйдёт отдыхать и сам Грандмастер. Что ж. Его право. Тем более, сейчас тот действительно спал. Куда бы он делся-то вообще. Юха фыркнул, прикрыл за собой дверь, прошёлся до кресла во главе массивного стола и сел. Показалось неудобным. Он привык к другому. Но сейчас шла война, а чёртов Хашвальт не удосужился даже позаботиться о собственном здоровье, не говоря уже о благополучии всей Империи! Ничего, Бах непременно всё исправит сам. В своих силах он не сомневался. Во всяком случае – пока.

+4

3

Пауль вернулся туда же, откуда и уходил - в кабинет гроссмейстера. Не то, чтобы настроенный шальтер работал иначе; в конце концов, он был разработан облегчать передвижение таких, как он. Тай-медальон жег руки недовольной аурой, и Пауль уже почти мечтал сдать его начальству, ибо это крайне раздражало. А еще хотелось уже отмыться от пепла и нормально одеться. И обуться обязательно. Пауль плохо понимал любителей ходить босиком - пораспарываешь ноги всякой дрянью, да еще и укусит кто-нибудь. Вот нормальная обувь...
Он вышел из портала и замер.
За столом гроссмейстера сидел тот, кого Пауль меньше всего мог бы ожидать, ожидай он хоть кого-нибудь, кроме самого гроссмейстера. Взгляд скатился по непослушным прядям сидящего к рукам, и снова поднялся к лицу - к глубоко посаженым глазам и римскому профилю.
Бог-Император Незримой Империи.
Собственной персоной, как с портрета сошел.
А потом Пауля пробило полным абсурдом ситуации:
"Я его не чувствую. Вообще".
Особо тонким сенсором Пауль никогда не был, в силу своей средней одаренности, но тот ледяной контроль, который буквально протекал сквозь весь дворцовый комплекс, прекрасно помнил - на то, чтобы ощутить ЭТО, хватало даже его скудных сил.
Но сейчас сидящий за столом человек по фону не отличался от среднего секретаря. Нет, средний секретарь в сравнении с гражданским все равно был весьма одарен, но это не то, чего ждешь от Кайзера. Пауль опознал-то его только потому, что на построениях видел. И еще - на Оглашении Наследника Престола.
"Где риттер Блек вопил, как оглашенный", - Пауль мысленно хмыкнул, невольно вспоминая тот яростный вихрь ревущего пламени. Виртуальный. Погашенный небрежным движением руки гроссмейстера. Где он, кстати? Пауль надеялся, что отдыхает и не в госпитале.
"Отлично, и? Куда все подевалось?", - мог ли кто-нибудь разыграть его, изобразив Кайзера?
В принципе, логически размышляя, мог. Но смертников настолько безголовых в Рейхе он пока не встречал.
"Значит, исходим из того, что Кайзер это Кайзер и он не желает огласки", - Пауль снова мысленно хмыкнул и распрямился по стойке смирно, понимая, что без обуви щелкнуть каблуками не получится:
- Ваше Императорское Величество, - он опустил голову на пять сантиметров и снова вскинул ее, глядя на сидящего напротив.
Глаза в глаза.
Так смотрят хищники и люди.

+5

4

Очередная попытка усесться в кресле удобно вновь оказалась провальной, Юха обречённо вздохнул, оставив всё, как есть, и осмотрел некоторые из бумаг, лежащих на столе, но ничем особо не заинтересовался. Данные в них были обрывочными и, пожалуй, уже устаревшими – война шла до крайности быстро. На то она и война. Хотя Юха предпочитал мир. Но воевал всегда охотно. Потому что любой мир испытывается войной и лишь от неё крепнет. Но затяжные битвы лишь истощают силы, поэтому война непременно должна проходить быстро, молниеносно. Кабинет Хашвальта не был похож на поле битвы и выглядел до ужаса скучно и обыденно. Юха задумчиво рассматривал сейф, прикидывая, не заглянуть ли туда – на столе не имелось никаких важных документов. Но они могли лежать в сейфе, что вполне логично. Впрочем, одна из папок со стола всё-таки привлекла внимание императора, он даже взял её в руки, и даже открыл. Но вот прочитать уже не успел, внимательно уставившись на внезапно появившегося мальчишку.
«Это ещё что?»
Император молчал, пристально, привычно цепко глядя на появившегося паренька. Откуда тот свалился на его голову кайзер, разумеется, понял. Но вот отчего Тени впустили его именно сюда, зачем? Хашвальт, насколько помнил Юха, ничего о подобном не сообщал. И как это всё понимать-то?
«Одет не по уставу, но однозначно квинси. Не особо он и удивлён, что оказался здесь. Значит, так и задумано, и это не ошибка Теней. Это что такое, пепел? Где он был-то, босой ещё, вдобавок ко всему. Разведчик?»
Предельно внимательный, оценивающий взгляд по-хозяйски прошёлся по фигурке рыжего паренька, буквально сканируя того с головы до ног.
«Гетерохромия? Врождённая или полученная вследствие чего-то?»
Часто, при приобретении силы, которой распоряжался и сам кайзер, происходили различные изменения в теле того, кто её приобретал. Но император необычной силы в мальчишке не ощущал. Хотя и особо слабым его считать тоже было бы не верным решением: сейчас, когда император целенаправленно скрывал свою мощь, она работала в фоновом режиме, распространяясь на весь Зильберн, контролируя всё разом, зато рядом находящихся Бах чувствовал крайне замечательно. Аж до противного. В основном-то он на подобные мелочи никогда не разменивался. Но сейчас не тот случай. На данный момент он не желал выдать своего присутствия, хотя из увиденного теперь сделал выводы, что его затея была провальной с самого начала. Если сюда вываливаются аж из Теней и в таком виде – у Юграма однозначно тут не кабинет, а проходной двор. Юха даже не особо удивился бы уже, влети в окно пустой со срочным посланием или нечто подобное.
«У Хашвальта адъютант имелся. Это он и есть? Тогда отчего в таком виде? Или всё-таки разведчик. Но почему здесь? Никакой субординации».
Юхе нужны были ответы на вопросы, но пока он молчал, предоставляя возможность пареньку заговорить первым. Вот, этот кайзера признал сразу.
«Надо же, и такое случается. Держится уверенно. Но я его не знаю. Пусть».

- Я слушаю твой доклад.

Без приветствий и прочих расшаркиваний сухо высказался Бах. Доклад, конечно, предназначался Хашвальту. Но белобрысый бестолочь нынче мирно спал по велению самого Императора, а война-то шла вперёд и не собиралась останавливаться из-за подобных мелочей. Именно поэтому здесь сидел Юха.
«Полагаю, ему хватит ума объясниться. Или хотя бы представиться».
Надеяться на сообразительность незнакомца не приходилось. Впрочем, власти Императора вполне достаточно, чтобы узнать всё самому.

+5

5

Пауля учили петь. Не выть под гитару, а брать опору под солнечным сплетением, раскрываться диафрагмой, скруглять звук и отпускать его из горла чистым устойчивым тоном. Такой голос катился по помещениям, не теряя силы и ясности, не нуждаясь в микрофонах и заставляя себя слушать даже тех, кто всему разнообразию музыки предпочитал невнятный рэп нижайшего пошиба.
Но его - учили петь.
От голоса Кайзера вибрировал пол, ненавязчиво щекоча голые пятки. Вибрировал так, что лежащий на полу отработанный шальтер позвякивал.
Пауль восхитился. Потом подумал и восхитился еще раз.
- Пауль Винтерхальтер, - коротко отрекомендовался он, понимая, что, скорее всего, эта информация будет отметена, как незначительная, - адъютант господина гроссмейстера. После появления информации о неопределенном положении штернриттера "Н", о котором сообщил штернриттер "J", был отправлен господином гроссмейстером в Общество Душ для прояснения ситуации, - какой именно, он сам до сих пор не понимал, но кого это волнует? - Вернулся, согласно приказу, цитирую: Не рисковать, ни во что не вмешиваться, по возможности – никому не показываться на глаза, конец цитаты, что и выполнил по возможности - на местности находились некомбатанты. Некомбатанты сообщили, что в данном районе, на восточной окраине Сейретея, вступили в бой, цитирую: Наши Кемпачи и пришлые, конец цитаты. По состоянию района предполагаю яростный бой; тем не менее, Синее Пламя применено не было. Так как штернриттер "J", согласно приказу, доставил в штаб капитана четвертого отряда Унохану Ячиру, предполагаю, он был принужден отступить из боя для исполнения приказа. По состоянию свободной рейши, сброшенной во время боя, предполагаю, что штернриттер "Н" на момент окончания боя был жив, захвачен или нет - информация отсутствует, - определять возможное бинарное состояние бойца по остаткам его сброса - жив/мертв - можно было с точностью до восьмидесяти процентов... ну или ошибиться на все сто. Но это было то, что он доложил бы и гроссмейстеру. - Дальнейший осмотр местности был невозможен ввиду прибытия поискового отряда шинигами под руководством младшего офицера.
Пауль перевел дыхание и закончил:
- Так же на местности был обнаружен заполненный и запечатанный тай-медальон. Информация о владельце захваченного банкая отсутствует. Предполагаю, что поисковый отряд искал именно его. Сир.
Пауль протянул руку, демонстрируя находку и искренне надеясь, что ее или заберут, или разрешат убрать в сейф до разбирательства. Эта дрянь раздражала невероятно. Да, необходимость - но носиться с находкой, как курица с яйцом...
"У тебя в руках, считай, ядерная бомба, а все, о чем ты можешь думать - это как сплавить ее кому-нибудь? - Пауль мысленно фыркнул и ответил сам себе, - Да, потому что я уж точно не физик-ядерщик-оружейник. Хоть плутониевая, хоть чугуниевая, кто ее знает, в какой момент она поджарит мне мозги. Тоже мне, банкай Шредингера".
И хотелось уже привести себя в порядок и переодеться. Эта дурацкая босоногость раздражала больше медальона. И пожрать.
И чтобы взгляд Кайзера перестал окунать его заживо в жидкий азот.

+5

6

Опять штернриттер "Н". Да что ж это за наваждение такое. Император чуть поморщился. О чём не спроси – кругом Базз Би, будто бы это вокруг него, с чего-то вдруг начала вращаться вся вселенная. Нет. Какого чёрта здесь вообще творится? Война идёт, Юграм точно в курсе, что у них – война, боевые действия, или, может, он забыл? Ребёнка ещё отправил чёрт знает куда. Сколько лет рыженькому мальчике? Двадцать? Чуть больше? Вот же.

- Адъютант, значит.

Из всей качественно и по уставу (что, кто-то его ещё читает, ну надо же!) изложенной информации, император отметил только это. И всё. Потому что из всего сказанного, самым безобидным и понятным была должность и имя мальчишки. Остальная ересь основательно беспокоила Юху.

- Пауль Винтерхальтер,

Имя было достаточно запоминающимся. Во всяком случае, на фоне всего остального. Весёлые приключения адъютанта на просторах Сейретея больше озадачивали, чем вносили ясность. Хашвальт отправил мальчишку на поле боя, пусть и бывшее. На вражескую территорию. Чтобы тот… нашёл Базз Би?

- …давно ты в адъютантах у Хашвальта служишь?

Обсуждать звания и стаж работы, в связи со всей остальной странной ситуацией вокруг штернриттера H, казалось императору вполне нормальным.

- Сажи мне, Пауль Винтерхальтер, с каких пор разведкой занимаются адъютанты?

Голос зазвучал куда как холоднее и опаснее. В какой-то момент Юха перестал особо концентрироваться на необходимости сдерживать свою силу.

- И разведкой чего именно.

Ответ был очевиден. Приказ получен – приказ выполнен. На что рассчитывал император, задавая подобные вопросы? Да ни на что. Бах видел сотни, тысячи вариантов развития любой из ситуаций. Теперь Юха, наконец, смотрел именно в ту сторону, куда смотрел и Хашвальт. В пору ужасаться после увиденного, но император был слишком занят войной. Не до эмоций.

- У шинигами остались ещё младшие офицеры. И поисковые отряды.

Констатировал факт император. Сконцентрировавшись на капитанах, квинси оставили без внимания остальных, уничтожая их лишь в первые дни нападения на Общество душ. Но, видимо, у шинигами оставались запасные. Не особо умелые, надо полагать. В таком случае, стоит ли уничтожить и их, или всё же не распылять понапрасну силы – основная-то мощь в руках капитанов. Их и нужно обезвредить. Но важнейшая задача – добыть ключ в измерение Короля душ. Дальше в войне и вовсе не будет смысла. Во всяком случае – именно в такой, которую Ванденрейх вёл на данный момент.
«Банкай? Хашвальт упоминал о Миназуки. Значит, штернриттеру «H» действительно удалось запечатать банкай Уноханы. С использованием же видимо и возникли проблемы. Силы оказались не равны. Но литера ко мне не вернулась. Блэк всё ещё жив. И он каким-то образом оказался в плену».
О том, что Базз Би вдруг добровольно подчинился каким-то шинигами, думать не приходилось. Он умудрялся и в Ванденрейхе права качать, несмотря на строгие порядки, царящие здесь, куда уж ему покорно сдаваться в плен на милость шинигами. Значит, тут однозначно замешана сила банкая.

- Тай-медальон на стол.

Распорядился император. Нечего мальчишке с таким таскаться. Вообще неизвестно, как сила, заключённая в нём, может себя повести. Не на пустом же месте штернриттер «H» не смог вернуться в Зильберн. На фоне общего состояния Хашвальта, император даже почти проникся ситуацией с Базз Би.

- Были какие-либо сообщения о нынешнем положении штернриттера «H»? Среди документов этого нет. Но могли быть устные извещения. Новые данные. Мне нужна информация.

А адъютант для этого вообще и требовался. Не сам же Хашвальт следил за всем делопроизводством? Или сам? Император не на шутку задумался, вспоминая состояние последнего. С него станется просто так растрачивать свою силу направо и налево. Время. И нервы. Ничему его жизнь не учит.

- Приведи себя в порядок. И доставь мне всю последнюю информацию о происходящем. Всё, что есть. За последние пару часов.

Повелевать всеми, кто попадался под руку – это было больше привычкой, чем необходимостью. Если не распоряжаться всем тем, что имеешь – ни о каких победоносных воинах можно вовсе не думать. Даже не начинать их. Пауль, так удобно подвернувшийся под руку – даже сам подвернувшийся, император его и не звал, да и вовсе не подозревал о его существовании – как нельзя лучше подходил для использования адъютанта по его прямому назначению. К тому же, уже столько лет Юха полагался исключительно на Хашвальта. И теперь сам отправил того спать. Обеспечить замену временно недееспособной боевой единице – труда не составит. А тут и без участия Баха всё сделано. И всё же. Юграм попросту забыл о пареньке, отправляясь к императору? Или специально оставил всё так, как есть? Утвердительный ответ имелся на оба вопроса. А значит, император привычно станет решать по-своему. Так, как то потребуется в конкретной ситуации.

+6

7

Вопрос про выслугу застал врасплох. Пауль недоуменно моргнул - причем тут это - но, разумеется, ответил:
- Пятый год, сир.
Судя по тому, что в кабинете стремительно холодало, Кайзер был недоволен происходящим в достаточной степени, чтобы немного отпустить контроль. Ну, или Пауль все-таки нервничал. Ладно, нервничал он без "все-таки". Не то, чтобы Пауль любил купаться в жидком азоте, но... выбирать не приходится, спасибо, что не гелий-4. Он мысленно поблагодарил судьбу за свою среднестандартность и за не снимаемый блют вене - каково рядом с Кайзером людям посильнее, представлять не хотелось.
Второй вопрос ситуацию не прояснил. Адъютант занимается исполнением приказов. Раз приказали - то займется и разведкой. Среднестатистически-хреново, конечно, с профессионалами не тягаться, но последнего от него и не требовалось. Так что вопрос следовало отнести в разряд риторических.
"Хотя мне бы и самому хотелось бы знать, что нашло на гроссмейстера, - Пауль мысленно пожал плечами - как-то шевелиться в реальности без разрешения было бы неуважением, - не припомню, чтобы они с "Н" ладили. С другой стороны, с чего-то же он устроил представление для Опи. Эх, если кто и знает, то точно не я", - поскольку телепатом Пауль не был он все-таки позволил сделать себе слегка виноватый вид, на секунду опуская взгляд. Формально, конечно, он в ситуации не виноват; но тот факт, что Император собирался разобраться, как следует, не означал, что он не накажет потом, кого попало.
Приказ о сдаче медальона Пауль воспринял с облегчением. Отчеканил, насколько это было возможно босым, шаги до стола, аккуратно положил медальон перед Кайзером и снова отступил на три шага назад. Все-таки запечатанный банкай - крайне нервирующая штука. Пусть с ним начальство разбирается. Пусть и не непосредственное. Где, кстати, все-таки непосредственное начальство, то есть гроссмейстер?
Но не задавать же этот вопрос Императору.
Очередной вопрос из общего ряда риторических выбивался. Пауль осторожно кашлянул - в пережатом горле першило - и ответил:
- Никак нет, сир, информация о местоположении штернриттера "Н" мне неизвестна. Возможно, она появилась после моего отбытия.
"А, поскольку я вывалился прямо под светлые... темные очи... блин, как оно по-дурацки выглядит-то. Мало того, что шлялся, невесть где, так еще и без доклада. Да уж, картина маслом по хлебу", - Пауль как-то очень живо представил себе бутерброд с кровью и чуть не закашлялся повторно.
...За выданную, наконец, возможность привести себя в порядок Пауль был готов... тут он отсалютовал, развернулся и вышел из кабинета, несколько зависнув в фоновом режиме, размышляя - а на что он был голов?
Делится шоколадкой со всеми мимо проходящими?
"Бог мой Император, какая чушь в голову лезет..."
Так, душ, форма и за дело.

Канцелярия представляла собой хаос. Не физический, а метафизический - все бегают, все летает и хрен разберешься, что происходит. Пауль торопливо просмотрел датены по заголовкам: армейские доклады - есть, рапорты разведки - есть, статус Наследника - есть, стек данных по штернриттерам - есть, общие данные по состоянию Зильберна - есть... первичный отчет от контрразведки - есть... он поймал за пуговицу мимо пробегающего помощника секретаря и поинтересовался:
- Это все? Свежее ничего нет?
- Да иди ты, - буркнул помощник, пытаясь освободиться, - не видишь, тут истерика какая-то идиотская. Кто-то Императора видел выходящим из спальни, понимаешь.
- Я его, понимаешь, опять в кабинете сейчас увижу, - проникновенно ответил Пауль, - потому мне на вашу абстракцию неиллюзорно положить.
Помощник немножко побелел, но устоял:
- На сию секунду все, катись.
И Пауль покатился обратно.

+6

8

Мальчишка служил на этой должности всего-то пять лет. Пожалуй, это вполне весомый срок, если учитывать обычное человеческое восприятие. Баху служили веками и тысячелетиями. Поэтому подобные данные на него впечатления не произвели. Да Юха и не обязан был проникаться к пареньку доверием. Он попросту использовал всё и всех так, как то ему требовалось.

- Новая информация должна быть.

Непреклонно уточнил император. Можно даже сказать – обязана. Безо всяких «возможно». Тем более, если она требовалась кайзеру. Впрочем, Бах сразу же заинтересовался сданным медальоном, срочно взяв тот в руки, поэтому рыжеволосому квинси можно было спокойно выдохнуть и заняться выполнением поручений императора. К формулировкам ответов тот больше не цеплялся и не задерживал мальчишку в кабинете дольше необходимого.
Новая игрушка (нет, не Пауль, а тай-медальон с банкаем) Юху не особо впечатлила. Выходило, что медальоны вообще не были хоть сколько-то надёжными. Полагаться на них и их силу – бессмысленно. Эту игру пора сворачивать, как заведомо неинтересную. К тому же, имелись весомые варианты развития происходящего, по которым следовало, что шинигами вскоре найдут способ вернуть банкаи себе. Оно и к лучшему. Пусть усердно занимаются этим, тратят своё и без того ужасно дорогое нынче время. Квинси это исключительно на руку. Пока противник решает те задачи, решение которых уже найдено в штабе Ванденрейха, у кайзера появляется больше времени и поводов подумать о многом другом, более важном.

Зильберн потихоньку просыпался. Император это чувствовал, можно сказать, физически, но не только. Вот в приёмной тихо хлопнула дверь, спокойные шаги и вкрадчивый стук. Вот в кабинет заглянула девушка – смутно знакомая, кайзер видел её где-то, когда-то, но не запомнил за ненадобностью. Юха внимательным взглядом смерил фигуру качественно бледнеющей секретарши Хашвальта. Или её тут полагается называть ассистенткой? Да императору-то какая разница? Кем он скажет – тем она и будет. Вот ещё ему разбираться. Судя по общему настроению после встречи с Юграмом, кайзер вполне мог остановиться на варианте с трупом этой несчастной девчушки. Но пока он больше был занят войной, чем учинением расправ.

- Ваше императорское величество?

Голос девушки ощутимо дрогнул. Да, удивление секретарши было настолько осязаемым, что от него можно отрезать кусок себе на память. Император произвёл вполне ожидаемое впечатление. Правда, он-то, как раз, теперь и не особо этого ожидал. Нет, не потому, что вдруг разучился видеть возможные варианты развития событий, а потому, что попросту не думал о подобном.

- Грандмастер, он…

Девушка внимательно уставилась на императора, с немым вопросом. Страх плескался в её взгляде, хоть она и пыталась скрыть это. Напрасно.

- Я за него.

Грубовато ответил Юха. Объяснять все детали внезапной пропажи самого Грандмастера Ванденрейха до крайности не хотелось. Тем более, из уст императора вариант с оставлением Хашвальта в собственной спальне будет звучать ну очень… странно. Юха никогда не отличался заботой о ближних. После официального оглашения имени Наследника, Юграма и вовсе принялись усердно списывать со счетов все, кому не лень. Бах даже удивлялся – ну разве не очевидна причина подобного решения? Неужто его окружают одни тугодумы и глупцы?! Сам Хашвальт тоже выглядел тем ещё идиотом. Довести себя до подобного состояния. И когда? В самый разгар войны! Вот куда это годится? Походило на предательство, между прочим.

- Я могу… быть вам чем-то полезна?

Девица даже почти справилась с дрожью в голосе, задав вопрос самому кайзеру. Недаром в секретарях у Хашвальта ходит, видимо привыкла ко всякого рода неожиданностям. Действительно, в кабинете Юграма наверняка кто только не околачивался. Теперь пришла очередь самого императора. Тот внимательно осмотрел девушку, что-то прикидывая, и важно кивнул.

- Пауль Винтерхальтер вскоре вернётся с нужными мне документами.

Сообщил император. Рыжий мальчишка задерживался. Это и понятно – успеть и себя в порядок привести, и поручение, касаемо документов, выполнить, на всё требовалось время. Юха не особо торопил события.

- Пропусти его ко мне без задержек. Да. Я не собираюсь афишировать своё присутствие здесь до определённого времени. Держи язык за зубами.

Не то, чтобы император думал о подобных мелочах. Слухи итак распространятся, через определённое время. Это очевидно. Но Юха чего-то ждал. Чего именно? Пока оставалось лишь догадываться и предполагать.

- Можешь идти.

Распорядился он, отпуская девушку. Ему нужно было подумать о многом.
«Унохана не могла вдруг растерять все свои силы и навыки. Так для чего она оказалась здесь? Допросить бы Килге. Юграм должен был всё узнать».
Но Хашвальт спал. Юха недовольно фыркнул, задумчиво рассматривая тай-медальон, недавно доставленный сюда Паулем с земель шинигами.
«Не за тобой ли она сюда пришла? Или за информацией, как тебя вернуть. Вполне возможно. Что ж. Это даже интересно».
О том, что шинигами крайне… привязаны к своим банкаям, кайзер знал.
«Если этот разговор возможен, значит, он состоится».
Ухмыльнувшись, император пристроил медальон на стол, ближе к себе. И почему-то крайне заинтересовался полупустой кружкой с холодным кофе, задумчиво принюхавшись к её содержимому, будто бы вот оно куда как интереснее банкая самой Уноханы Ячиру. Может, так оно и было. Правда, кайзер срочно поморщился, убрав кружку от себя как можно дальше.
«И что за отраву он пьёт».
Надо было распорядиться секретарше о чае и… чего там полагается подавать к нему? Кайзер слишком давно минимизировал общение с обычными квинси. Приходилось вспоминать старые, забытые действия, привычные для многих.

+6

9

Определенно, сила Императора расползалась по Зильберну все ощутимее. А там, куда не дополз пока освежающий холодок, кусая нерадивых за нежные части тела, доползли, похоже, уже шепотки. Да и странно было бы, если бы не доползли. Контроль у Кайзера был все-таки всеобъемлющим. На секунду Пауль задумался: это уже Литера или еще просто сила? Впрочем, разницы он бы все равно не уловил, пока оная не была бы применена на нем собственно; да и в этом случае вряд ли бы понял, от чего умер.
"Так что какая разница", - Пауль выкинул из головы лишние мысли и продолжил путь.
У дверей кабинета он чуть не столкнулся с одной из камер-фрейлин - в форме, конечно, и изрядно ошарашенную происходящим. Новенькая, у гофмейстерин лицо уже было непробиваемое, Пауль молчал об обер-гофмейстерине двора гроссмейстера: невозмутимостью этой большеглазой - серьезно, Пауль впервые видел такие глазища - дамы можно было забивать сваи.
С ней у них был пакт о ненападении, так сказать. Он не лезет "в душу", она не лезет в документы. Впрочем, Пауль был уверен - при отсутствии адъютантов она исполняет обязанности секретаря и в курсе и без его согласия, с полного попустительства гроссмейстера.
Оставив фрейлину без внимания - надо же дать ей отдышаться - Пауль выдохнул, открыл двери без стука и вошел в кабинет.

Император по-прежнему сидел в кресле.
"Разумеется, куда он делся бы, - осадил себя Пауль, но по здравому размышлению признал: - Да куда угодно. Как тот же гроссмейстер. "Ушел по делам". И ищи его потом по всему дворцовому комплексу в лучшем случае, молясь, чтобы не ушел в мир живых... интересно, а кому молится Кайзер", - он с усилием выкинул из головы сторонние мысли. Не время.
- Сир, - уставно щелкнув каблуками - наконец-то не средневековье - Пауль аккуратно положил стопку датенов перед сидящим Кайзером, - за два часа и на данный момент это последняя информация.
Щелкнув каблуками еще раз, он отошел на три шага от стола и замер, ожидая вопросов, приказов или посыла нафиг... то есть по любой другой надобности.

+5

10

Несмотря на то, что император честно пытался сдерживать собственную силу, о его нахождении далеко не в собственных комнатах или в тронном зале знала уже, пожалуй, добрая половина Зильберна. Злая же попросту ещё спала – штернриттерам не полагалось подниматься рано, коль не было на то необходимости. Вообще, наверняка Хашвальта принялись заочно хоронить. Некоторые однозначно хотели бы закопать того лично, собственноручно и окончательно. О том, что Грандмастер спал в комнате Императора, мирно посапывая носиком, никто и подумать не мог. Во всяком случае, Юха в этом был уверен, а он редко ошибался с предположениями, видя множество вариантов развития любого из событий ежесекундно и постоянно.
Дверь открылась повторно, Бах перевёл опасный взгляд с кружки кофе, которую он уже успел окрестить не меньше, как врагом народа, на вернувшегося рыжего адъютанта. Тот управился с выполнением приказа достаточно быстро, это похвально. Император сменил гнев на милость. Даже по отношению к несчастной кружке с кофе, будь она сотню раз неладна! Теперь Пауль вполне походил на адъютанта самого Грандмастера, а не на оборванца с улиц Руконгая. Впрочем, Юху не особо волновало, на кого там был похож Пауль. Его больше интересовали документы, что он доставил.
«Унохана Рецу. Вот же, поменяла имя и думает, что избавилась от прошлого? Может, ещё и демоном себя считать перестала? Ячиру она. Пора называть вещи своими именами. Но да ладно. Кэвелл занят допросом. Наверняка с ним никого не оставили из штернриттеров. Скверно. Впрочем, посмотрим, на что он годен. Неумелых воинов мне не требуется. Остальное я исправлю сам».
Император с интересом изучал предоставленные ему данные. Бегло просмотрел папки, откладывая что-то из них в стопку слева от себя, что-то – ближе к краю стола, видимо посчитав не особо интересным. Юха старался справиться быстро, но где-то на середине документации понял, что её куда как больше, чем обычно. Хашвальт наверняка фильтровал информацию, предоставляя её Императору по итогу. Сейчас Юграма не было. Зато имелся молоденький адъютант, который послушно выполнял прямые приказы, без самодеятельности. В итоге Бах задумчиво рассматривал странные цифры, обозначенные здесь как численность погибших в самом Зильберне. То есть не на поле боя. О таком Юха от Хашвальта однозначно не слышал. Юграм вскользь упомянул лишь что-то типа «особых происшествий не было». Это, по его мнению, не происшествия? Квинси что, просто так мрут, как мухи?!
«Так, гибель ягд-арми в Уэко подтверждена. Допустим».
Листы зашуршали дальше, адъютант, по-видимому, более не требовался, и его следовало бы отпустить восвояси. Юха задумчиво глянул на Пауля.

- Садись.

Сухо приказал Бах, небрежно кивнув на стул возле стола. Как то часто случалось, император решил всё иначе и по-своему. Пожалуй, Хашвальт к таким его решениям давно привык. Да и многие из штеренриттеров тоже. А молодому рыжему мальчишке оставалось лишь выполнять приказы.

- Не люблю формальности.

Прозвучало как-то типа «не стой над душой». Но Бах действительно порой предпочитал неформальную обстановку. Только откуда это знать таким, как Пауль? Хотя, как там говорят? Век служи – век подстраивайся под начальство. Или та фраза звучала как-то иначе? Император не заморачивался.

- Что тебе известно об этом?

Не особо отрываясь от каких-то бумаг, Юха протянул адъютанту папку с данными о погибших. Тех самых, которые погибли непосредственно в Зильберне. Вполне можно было допустить, что курсанты не выдержали тренировок или вовсе не были годны к службе изначально, но сейчас, когда шла война, император учитывал сразу все доступные боевые единицы, эти данные, внезапно попавшие в руки Юхе, показались ему странными.

+5

11

Пауль растерянно моргнул, но подчинился - сел, расслабил линию плеч, постарался выдохнуть. Исполнять команду "вольно" сидя ему еще не доводилось, но все когда-нибудь бывает в первый раз.
Дышать все еще было несколько затруднительно.
Вопрос Императора и выбранный им рапорт заставил сдвинуть брови. Тема была несколько больная: хотя излишним человеколюбием Пауль не страдал, но матушка воспитывала его добрым христианином. Ну... она старалась, Пауль тоже.
Кроме того, это был вопрос выживания.
Бог-Император Незримой Империи ни капли не походил на доброго бога Нового Завета. Скорее - на гневное божество Ветхого, хотя проводить прямую параллель Пуль опасался. Тетраграмматон штука такая...
Поэтому вопрос несколько удивил. Хорошо, не несколько. Но, видя перед собой примеры рыцарей и дам - изрядно удивлял.
Чтож, надо отвечать.
Сила ничто без контроля.
А вот контроля-то некоторым остро недоставало.
"В этом мире много психов..."
В этом мире психи составляли основной контингент.
Каким-то, не очень понятным Паулю, образом Литера вытаскивала наружу много... веселого. Или даже веселого в кавычках. Жест такой есть - поднимаешь обе руки на уровень лица, ладонями к собеседнику, и пальцами рисуешь кавычки. Жизненная замена табличке "сарказм" из сериала, как там он называется...
Нет, далеко не все риттеры не выдерживали этого странного испытания силой Литеры. Многие оставались в рамках нормы - чуть жестче, чуть суровей...
Некоторые изначально были жестоки и безразличны к человеческой жизни - чужой ли, своей ли. Их следовало просто принять, как есть, и не попадаться.
Некоторые... Пауль еще раз покосился на статистику, вспомнил кипящего льдом, как гейзеры Энцелада, Тюремщика, и медленно выдохнул. Ложь не вариант.
В конце концов, он обещал матушке быть добрым христианином.
- Некоторые звездные рыцари, - Пауль помедлил, подбирая обтекаемое определение, - бывают несдержанны.
"И это нифига не радует личный состав", - мысленно дополнил он.
С другой стороны - что рядовой, даже сильный в перспективе, может против риттера? Орать погромче? Так набежавшие дежурные тоже ничего не сделают, разве что неподалеку окажется гроссмейстер - единственный, кто мог заставить разошедшихся разойтись. Но гроссмейстер не мог быть везде.
Впрочем, безумцы, готовые на что угодно ради силы, встречались и среди рядового состава.
Они гибли первыми.

+5

12

Юха всегда смотрел на людей как-то совсем иначе, чем сами люди.
Общество любило оценивать. Себя. Друг друга. Окружающий мир. И вешать ярлыки на всех и всё, что казалось им отличным от себя. Любой человек желал отыскать что-то «неправильное» в ближнем своём, лишь бы тот не успел найти то же самое и в нём. Люди интуитивно оценивали друг друга. По цвету кожи, волос, глаз. По положению, занимаемому в обществе. По отличительным чертам, будь то рост, вес; интеллект или красота. Увечья, шрамы, уродства. Поступки в прошлом. Всё, что попадало в поле зрения людей – они непримиримо оценивали. И единственное, что оценить боялись – являлось силой. Юха был слишком сильным для того мира, в котором он оказался рождён. Потому ему дали имя Бога. Его боялись. Но к нему шли. И вновь боялись. Но Бог не видел недостатки там, где их видели другие. Всё, что оценивал и брал во внимание Бах – было силой и пользой. Остальное он попросту игнорировал. Юха не видел ничего плохого в том, кто желает силы, власти, или, быть может, попросту исцеления и даже всего лишь чуть больше решимости. Бах не понимал, что плохого в увечном человеке, если мощь его может во сто раз превзойти силу множества других людей.
Быть может, именно поэтому элитные, сильнейшие воины Ванденрейха больше походили на сбежавших из психиатрической лечебницы крайне опасных пациентов. И смотрелись, порой, аналогично. Особенно некоторые.
Только Императору было безразлично, как они выглядели в глазах других. И в какой-то момент это стало безразлично и его воинам. Сила стала для них самой важной, неотъемлемой частью их жизней. А вот жизни других – врагов ли, союзников или подчинённых – обесценились. Потому что всё, что интересовало силу – само являлось силой. Императора это целиком и полностью устраивало. Юха не особо отвлёкся от изучения документов и последних сводок с полей на ответ адъютанта. Надо же. Честный попался.

- Так дело в этом? Что ж.

Невозмутимо высказался кайзер, разобравшись с бесконечными бумажками.
«Кто-то очень соскучился по боевым заданиям. Это допустимо».
Использовать штернриттеров сразу, всех и везде – не особо логично и продуктивно. Но война набирала обороты, нечего лучшим воинам кайзера новобранцев гонять по Зильберну, да ещё и с летальными исходами. Пусть служат там, где их сила нужнее. На передовой, в боях с капитанами врага.

- Сам видел подобное за штернриттерами, или это слухи?

Доставленные бумаги были уже разложены по не особо аккуратным стопкам. Поэтому император смотрел прямиком на Пауля, так же внимательно, как и всегда. Ответ на вопрос обязан быть. Только вот… какой именно ответ желал получить император? И желал ли вообще. Да, кто сказал, что диалоги с Его Величеством не бывают опасными? Юха не отвёл взгляда от адъютанта.

+5

13

Ну, чего и следовало ожидать. Не лезь не в свое дело, и не выставлен кем попало будешь.
"Да понял я, что вы разговор поддерживаете, - Пауль мысленно вздохнул, - можно и не демонстрировать столь явно. Скука - страшная вещь, да, Ваше Величество, особенно в отсутствии нормальных собеседников? С табуреткой тянет поговорить", - чего Кайзер ожидал? Имен и явок? Слушков и сплетен?
Да вряд ли. Государю просто... нечем заняться на его уровне. Вот и... тыкает палочкой.
"Где ж я это выражение-то слышал?.."
Хотя заняться в принципе есть, кем, даже с учетом отсутствующего гроссмейстера - основного собеседника Кайзера. На той же ступени иерархии теперь - молодой принц Короны; уроженец современного мира, да еще и с противоположного конца земного шара... хм, а знает ли Кайзер, что Земля не тарелка на трех китах? Тысячу лет назад с научным знанием было туговато, а цель Кайзера - явно не в мире людей.
Какова она, кстати, эта цель? Ну не мир же во всем мире, это как-то... коммунизмом попахивает. Пауль был выходцем из западной части, поэтому коммунизм... он не застал, но его родителей пугали им на уроках политической географии. Он не понимал этой концепции. Люди всегда люди. Даже две тысячи лет христианства не заставили их относиться к другим так, как они хотели бы, чтобы относились к ним. А уж коммунизм...
"Надо будет все-таки почитать Маркса"
Пауль спохватился, что уже три секунды размышляет о форме вселенной вместо того, чтобы отвечать на вопрос государя, и едва ощутимо пожал плечами, пользуясь вольной стадией беседы - сейчас это вполне можно было назвать беседой:
- И то, и это, и сам получил походя.
"Молчание - золото, молодой человек", - вспомнил он приложенный к губам палец Тюремщика и мысленно рассмеялся. Тогда за его спиной остывала реальность, и риттер "J" не рискнул вызвать повторный гнев гроссмейстера - хотя на сколько того гроссмейстера бы хватило? - но если бы гроссмейстера не было тогда, как нет сейчас? А сейчас? Под внимательным, темным - от гнева? Любопытства? Веселья? - взглядом - какие у него шансы?
Все.
"И пепел развеять над Рейном. Просто опера, блин, "Кольцо нибелунгов", как есть"
Пауль любил Вагнера.

+5

14

Внимательно разглядывая рыжего мальчишку, кайзер думал не о нём. Совсем не о нём. Тот, о ком он думал, был другим. И это… печалило? Или… или. Пауза затягивалась, Юха не торопил, но взгляда от Пауля не отводил.

- Сам получил и выжил.

Важно уточнил этот момент император, кивнув на листы бумаги с данными о гибели квинси. Воинам положено воевать и умирать на поле битвы. А тут штаб. И, в целом, подобные потери являются абсолютно нерентабельными.

- А эти – нет.

Сухо высказался он. Разумеется, в подобном ну никак не был виноват Пауль. Если только тем, что не подох ранее, чем попался на глаза самому кайзеру.

- Тем, кто выжил здесь – и война не страшна. Верно? Скажи, Пауль Винтерхальтер. Боишься ли ты потерять жизнь? И чью именно жизнь.

Видя и понимая будущее, император знал и настоящее. Пожалуй, оно было тоже вполне интересным. Как и этот рыжий мальчишка, который так неосторожно попался Юхе именно в это самое время. О кайзере Ванденрейха говорили как о кровожадном правителе. Да он таковым и являлся. Его боялись. Его желали бы обойти стороной в большинстве случаев. А этот юнец смотрел вполне открыто и без явного страха. И при том, силой-то он ощутимой не обладал. Юха отлично это чувствовал теперь, когда его собственная сила не была использована полностью. Не говоря уже о Литере.
«Уничтожь его. Недостойного, кто посмел говорить на равных. Уничтожь!»
Чаще всего, Баху не требовалось оружия, чтобы убить кого-либо.
Чтобы применить меч – его следует достать из ножен. Чтобы выпустить стрелу – нужно натянуть тетиву. И это всё является своеобразным барьером. Тем, что мешает совершить все эти действия в определённый момент. Но что помешает в случае, если ты сам и есть оружие? Что не позволит убить того, кто стоит рядом просто так? Законы? Юха Бах и был здесь законом. Чувства? Император их чаще всего вовсе не испытывал. Даже злость проходила фоном и не выливалась во что-то более осязаемое и понимаемое. Связи? Пауля Юха видел практически в первый раз. Что способно сдержать силу? Лишь только ещё большая сила. Считал ли Юха себя сильным? Нет. Но он считал себя тем, кто лишь с пользой использует то, что принадлежит ему. Пауль Винтерхальтер являлся вполне нужной вещью. И Бах не видел причин, по которым того стоит сейчас убить лишь потому, что так вдруг захотелось Силе Императора. Он выжил там, где другие имели неосторожность погибнуть. Так что, Пауль вполне осознанно был отнесён кайзером к той категории, которая способна сгодиться.
«А Наследник… смог бы выжить, начни он свою службу с курсанта?»
Мысль не понравилась, видимо потому, что ответ на свой вопрос Юха знал. Он чуть поморщился, спокойно глянув на своего невольного собеседника. Что-то их в последнее время становилось всё больше и больше. Но это не важно. Как и гибель глупых курсантов, которые наверняка умели нарываться. Что случилось – того не миновать. Тем более, Юха вспомнил, что так и не просмотрел тот доклад, что имелся на столе Хашвальта изначально. И тот, который Юграм ему отчего-то не принёс. Специально ли или нет – Бах не знал, да и вовсе не особо думал об этом. Но теперь вспомнил. И аккуратно извлёк папку из-под груды других документов. Он вновь практически забыл про мальчишку. Так же, как и забыл того отпустить. Или не захотел.

- Это ещё что за… народное творчество?

Нет, в целом, Юха считал, что его удивить сложно. Ну, во всяком случае, докладами. Он привык к невосполнимым потерям. Он привык видеть в отчётах провальные миссии. Он привык к тому, что многих нужно хоронить. Слишком долго жил Бах. Слишком многое повидал. Но, видимо, не всё.

- Что за чертовщина.

Он даже не спросил. Потому что… потому что. Император важно кашлянул, пролистал папку ещё раз. Закрыл её, небрежно бросив на край стола. И очень внимательно уставился на Пауля. Рассматривая его теперь как-то… иначе.

- Где отчёт об операции в Уэко Мундо?

Впервые за всю беседу император спросил действительно строго. Нет, он не повышал голоса, да и на Пауля смотрел вполне спокойно, хоть и с холодным равнодушием. Но вопрос прозвучал крайне опасно и серьёзно.

- Впрочем, если бы он был – я бы его уже увидел.

От адъютанта не потребовался даже ответ. Неизвестно вообще, ему-то хоть вопрос задавали или нет. Скорее, вопрос был очередным риторическим. Потому что спрашивать стоило исключительно у Хашвальта. Ну не поверил бы ни за что император, что подобный неуставной отчёт вдруг принял адъютант. Хотя… Юха всё-таки отвёл взгляд от паренька. А куда бы он делся? Стал спорить с Блэком и заставлять его переписать? Бах даже от души ухмыльнулся. Это вполне тянуло на улыбку. Если бы не походило на оскал.

- И давно штернриттер «Н» раскрывает свой… поэтический потенциал на страницах официальных докладов?

Участливо поинтересовался император. Ему ведь и правда было интересно!
«Насколько давно его прикрывает Хашвальт?».
И вот этот вопрос больше интересовал императора, чем все остальные. А настораживал – и подавно. Ведь Юха прекрасно знал ответ на свой вопрос.
«О каких ещё обещаниях смел ты мне напоминать, Юграм?»

+6

15

Реальность ощутимо поплыла, закручиваясь бешеной сингулярностью.
Вот только, если гроссмейстеру для такого эффекта нужна была Литера, то Бог-Император явно прекрасно обходился без таких интимных подробностей.
"Там, где пройдет страх - останусь лишь я"
- Разумеется, боюсь, сир, - Пауль не отводил взгляда, - не боятся смерти только безумцы и те, кто уже умирал.
Его сестра уже умирала.
Он бы умер вместо нее, но реальность такова, что умирает каждый за себя. Как, впрочем, и рождается. И живет.
"Хотя некоторые умудряются жить не своей жизнью. И даже умирать не своей смертью..."
Пауль не хотел знать, о чем думал Кайзер, задавая такие вопросы. Но еще больше он не хотел знать ответы. Как собственные, так и вообще.
Выражение "Жил не своей жизнью" как-то очень нехорошо пахло. Пауль знал такого человека. И не был уверен, что это - единичный экземпляр.
...Когда Император отвел взгляд, прозрачный, как ядро сверхновой звезды в стадии первичного выброса нейтрино, и примерно такой же температуры - холод? Ха, у холода естественный предел гораздо ближе - Пауль опять вытащил из памяти литанию. Как ни странно, выдуманная "мнемотехника" сейчас реально помогала. Хорошо, что она так удачно всплыла в голове.
"Там, где пройдет страх - останусь лишь я"
"Да уж, это тебе не с риттерами общаться", - теперь Пауль вполне мог, даже с его уровнями, оценить разницу. И увиденное не радовало ни капли. Хотя привык же он к рыцарям. Привыкнет и к государю с его манерой выжигать по мозгу наживую.
"Ты еще наркоз попроси, ага"
Кайзер тем временем открыл очередной датен. Пауль невольно мазнул взглядом по видимой странице.
Хлопнуть себя со всей дури ладонью по лбу ему помешало только то, что руки пока не очень слушались, а рансотенгаем он не владел.
"Блэээээээк!..", - кроме этого, слов не было. Одни междометия и те очень отдавали обсценной лексикой.
Как правило, все эти не очень частые, но поразительно меткие - в плане выбора времени - претензии на наше-все-Шекспира доставались гроссмейстеру. Юграм Хашвальт читал все это с выражением лица "Я кирпич и ты кирпич", и потом Пауль эти художества больше не видел. В мусорной корзине тоже.
С другой стороны, при всем сходстве с рэпом самого дурного пошиба эти... отчеты... были достаточно информативны. Если бы решал Пауль - он бы просто ставил маркер "осторожно плохие стихи", и пофиг на неформат.
Но это Пауль. Человек двадцать первого века.
Император, кажется, высокую поэзию не оценил.
- Редко, но метко, сир.
...Или, наоборот, оценил.

Отредактировано Paul Winterhalter (2018-05-17 15:44:41)

+5

16

На слова адъютанта Юха лишь ухмыльнулся – недобро так, очень недобро.

- Редко, но метко, значит.

Не боятся только безумцы и те, кто уже умирал – ответил Пауль чуть ранее, император задумчиво вернулся к изучению листка с творчеством штернриттера «Н». Юха попытался вспомнить, когда же у них умирал Блэк. Не вспомнил. И со спокойной совестью, которой и вовсе-то отродясь не имелось, отнёс Баззарда к первой группе. Ничего. Безумство безумством, а умирать кое-кому придётся. Устроили бардак в штабе, понимаешь, а у них война вообще-то! Нет, ладно Блэк. Старался, сочинял. Хашвальт какого чёрта подобному потакает? Его как, для красоты тут Грандмастером сделали?

- На счёт меткости и не поспоришь.

Угодить прямиком на кайзера, да ещё в такой нестабильной обстановке вокруг – это же ещё суметь надо и постараться! Или Блэку просто не повезло.
«Как и Хашвальту, будь он неладен».
Император задумался. Сильно так. И далеко не над содержанием доклада.
Когда разбивается стекло – ведь ничерта назад-то не соберёшь, как ни старайся. Чем бы ни клей – следы от сколов останутся и будут заметны.
Всегда.
А император видел сотни и тысячи вариаций событий ежесекундно. Юха горько ухмыльнулся. Ведь всё предвидел. Всё знал. А это… так рядом, близко – не заметил. Или не захотел замечать. Скорее – второе, чем первое.
То самое обещание Юграму было дано тысячу лет назад. Тысячу лет – чем не вечность? Сколько всего после случилось? Не счесть. Но он всё ещё…
«Хашвальт, глупый ты мальчишка».
Выходит, что не он один. И со всем этим теперь надо что-то делать. Быстро.

- Подготовь распоряжение о проведении разведки. В тот район и его окрестности, где может находиться Штернриттер «Н». Пусть отталкиваются от последних данных, что есть в наличии.

Весёлый доклад Блэка был отложен в сторону и полностью забыт. Об Уэко Мундо император допросит всех, кто участвовал в той операции. И выяснит всё сам. Сейчас война шла не только в Пустыне. Об этом не стоило забывать. Шинигами тоже не были полоумными идиотами, которые станут тихо-мирно сидеть и ждать, пока их основательно стирают в порошок. Поэтому теперь стоило хотя бы узнать, что случилось с Блэком и может ли подобное случится с кем-либо ещё. В остальном война пока шла ровно. Не время менять баланс. Тем более что тот самый Баланс мирно спал, где положили.

- Я подпишу документы.

Уточнил император. Потому что теперь Хашвальта не было. И, соответственно, командно-распорядительная работа попросту станет проседать. Что во время военных действий и вовсе недопустимо. Ничего, Юха справлялся с этим ранее, справится и теперь. Да и Пауль не первый день на службе – уж составлять распоряжения умеет и практикует – даром, что ли, адъютант самого Грандмастера! Винтерхальтер, Винтерхальтер. А где же в документации император эту фамилию видел. Он задумчиво переложил несколько листов – ну так да, действительно видел. В Ванденрейхе часто служили чуть ли не семьями и целыми поколениями. Интересно, кто второй, точнее – вторая, ведь имя было женским. Юха чему-то кивнул.

- Это все данные. Навряд ли будут свежее, но ты уточни в канцелярии.

Император сложил все подходящие листы в одну папку, протянув ту Паулю. Ему же от чего-то придётся отталкиваться при составлении документов. Ведь исполнители обязаны знать, что искать, где искать и откуда начинать. А так же о том, что делать нельзя и почему именно так. И вместо того, чтобы послать адъютанта прочь из кабинета для незамедлительного выполнения поставленных задач, император задумчиво глянул на того и уточнил:

- Элена Винтерхальтер состоит с тобой в родственных связях?

Неизвестно, как это вообще относилось к развёрнутой деятельности кайзера, но вопрос был задан. Может быть лишь потому, что именно Элена Винтерхальтер приносила последние данные - устное сообщение - Хашвальту? А, может, и нет.

Отредактировано Juha Bach (2018-05-19 22:25:48)

+4

17

Улыбающийся Бог-Император - это из раздела горячечного бреда.
"Да уж, видала я котов без улыбок, а вот улыбка без кота...", - Пауль ощутимым усилием выгнал из мыслей Алису П. Лидделл, которой явно было не место здесь. Здесь - это и в его голове, и в Ванденрейхе. И в целом в Шаттенберайх.
"Хотя вот ей у нас как раз самое место, судя по накалу", - он мысленно хмыкнул, ощущая, как немного отпускает нехорошо сжавшееся горло: Кайзер отложил дурные стихи... простите, отчет герра штернриттера "H" и углубился в прочую сопроводительную макулатуру.
"А зачем ему это читать? Он же, кажется, всесильный... ну, так говорят легенды, а они на чем-то да основываются", - Пауль задумчиво покатал в голове эту мысль. Император - Литера А, первый символ; но в синонимах слова "сила" нет же ни единого на А. Это определенно должно что-то значить, но что именно?
"Скорее всего то, что я ошибаюсь", - Пауль мысленно вздохнул: все эти умопостроения не давали ровным счетом ничего. Он даже не знал, как и по какому принципу эта самая Литера выжигается!
"Кажется, слишком многого я не знаю. С другой стороны, это не мое дело, в принципе", - в этот момент Кайзер озвучил "его дело", отложив документацию, и Пауль подскочил на ноги, принимая приказ.
Вариантов было два: отстрочить самому "на простой" и бежать в канцелярию - но это было чревато тем, что подписывать придется дважды, секретари все равно будут "на гербовую" копировать; или добежать до канцелярии с устным распоряжением, забрать бумаги и снова нестись сюда, за автографом. С точки зрения беготни было примерно одинаково. С точки зрения секретарей разумней было второе, ибо исключало бурчание "править твои косяки" и - что важнее - лишнее раздражение Императора... Пауль открыл планшет, быстро записал тему распоряжения:
"Разведка в Обществе Душ по душу Жара... нахрен пишется слитно или раздельно?", - и щелкнул каблуками:
- Разрешите идти?..
...Вопрос застал врасплох. Пауль моргнул, быстро пробежался памятью по назначением сестры в последнее время, потом по своим... вроде косяков не наблюдалось. В честь чего?..
А, ну разумеется. Подписи.
- Капитан Элена Винтерхальтер - моя старшая сестра, сир.

+4

18

Императору показалось, или Пауль торопился? Хотя тот и ответил на вопрос практически без промедления, кайзер всё равно смотрел на него строго.
«Элена Винтерхальтер. Одна из последних докладывала Хашвальту. Она могла каким-то образом повлиять на него? Донесение. Её донесение ведь касалось Блэка. Устное донесение. Срочное. Капитан. Почему капитан доставил срочное устное донесение Грандмастеру? У неё в подчинении имеется достаточное количество солдат. Что вынудило капитана доставить послание самолично? Вся ситуация была подстроена? Нет, не так. Хватит».
Как ни крути, но оценивать ежесекундно сотни тысяч вариаций миллионов событий, происходящих в разное время и с разными людьми – сложно. Нет, не невозможно для императора. Но всё же не просто. Его сила могла свести с ума кого угодно, даже самого кайзера. Пожалуй, именно поэтому Юха некогда ограничил свой постоянный круг общения до нескольких проверенных лиц. Теперь, когда число его окружения постепенно возрастало, Бах вспомнил, отчего же было им принято такое решение довольно давно.
Потому что невозможно заставить Силу сконцентрироваться на чём-то одном, когда вокруг тебя слишком много людей. Каждый из них действует по-своему. Каждый из них думает, живёт, ежесекундно воздействуя на реальность. А значит и на будущее. Которое мог видеть император. С помощью Шрифта с подобной способностью управляться куда как проще. Но не всё следует применять лишь по одной прихоти. У Юхи были вполне весомые причины, чтобы этого на данный момент не делать.
«Довольно!»
Ни во что хоть сколь опасное размышления императора не вылились. Наоборот, его сила стала вновь едва ли ощутимой – дабы не фиксировать внимание на данной ситуации, Юха попросту переключился на сокрытие своей мощи. Так будет лучше. И проще. Иначе в какое-то мгновение он убьёт Пауля лишь потому, что Сила увидит в его действиях что-то неверное.
Люди могут ошибаться. Люди много думают и порой не о том, о чём нужно. На то они и люди. Поэтому следует делать уступки для обычных квинси. Хашвальт способен выдержать куда как больше давления, чем молодой Пауль. Просто потому, что Юграм был сильнее и превосходил юнца в опыте и способностях. Да и жил Грандмастер намного дольше. Он видел и знал императора тысячу лет назад. И он мог предугадывать его действия. Пусть и не все. Но подобные способности Хашвальту в этот раз совсем не помогли.

- Можешь идти.

Наконец отпустил Пауля Юха, и навряд ли юный Винтерхальтер вообще мог понять, как близко он находился от смерти всего несколько секунд назад. Как и его сестра. Как ещё половина штаба, которая попросту попалась бы под руку Императору. Но Бах не настолько слаб, чтобы поддаваться собственной силе.

- Я жду тебя с готовыми документами.

Напомнил он, хотя навряд ли адъютант мог вообще такое забыть. Он бы попросту не удержался на подобной службе у Хашвальта, который запросто принимал отчёты в виде низкосортных, да пусть хоть сотни раз информативных, поэтических ухищрений. В целом-то с документами был полный порядок. И если Юграм попустительствовал, допуская просчёты, то кто-то же выполнял работу достойно. Этим кем-то оставался Пауль. Так решил император, теперь и вовсе не анализируя никакого будущего. Потому что незачем. И потому что Юха самоотверженно вспомнил, что он собирался оставаться максимально неотличимым от местных обитателей штаба. Да, эта затея провалилась уже давно и полностью, но император почти старался.

Отредактировано Juha Bach (2018-05-20 21:40:46)

+5

19

...Ощущение, что кто-то из них двоих - с сестрой, разумеется - все-таки накосячил, не отпускало, пока Кайзер не отвел взгляд.
Нет, идеальных людей не бывает, и ошибки совершала даже непоколебимая обер-гофмейстерина... наверное... ну, Пауль так думал. Должна была. Все они люди, все ошибаются. Но в последнее время чего-то, крупнее "задержал почту на пять минут" Пауль за собой вспомнить не мог. Это не означало, что ошибок нет - всего лишь то, что они были сочтены незначительными. Его памятью в том числе.
"Начинаю ощущать себя тем цыганенком, которого сначала порют, потом задание дают...", - Пауль повторно щелкнул каблуками и вышел из кабинета.
Нет, он не побежал.

- Опять ты, - встретили его в канцелярии недовольным стоном. - Что теперь?
Пауль хотел жестом фокусника извлечь из планшетки лист, но вовремя спохватился, что там творчество очень вольное. Штернриттеры, конечно, им всем пример, но уподобляться Блэку как-то не очень хотелось.
- Распоряжение в разведку, - он все-таки открыл записи, хотя надобности в этом не было. - В восточные районы Сейретея... или там уже Руконгай?.. - Он демонстративно задумался.
- Винтерхальтер, я тебе голову откушу, - дежурный секретарь демонстративно оскалился и клацнул зубами, - будешь потом объяснительные писать, почему форма кровью залита. В пяти экземплярах.
- Почему в пяти-то? - Пауль почесал за ухом, но страшную угрозу во внимание принял, - Проведение разведки в восточных районах. По душу штернриттера "Н". Чесать мелким гребнем и все такое, - он закрыл планшет и помахал рукой, - ну со всеми завитушками. А да, приказ - Императора, так что гербовую.
Секретарь быстро заменил лист на гербовой с водяными знаками и застучал по клавишам, тихо что-то шипя сквозь зубы. Пауль вернул планшет на пояс, поправил ремни, налил себе воды из графина и осмотрелся.
Народу в канцелярии поубавилось, оставшиеся если и бегали, то уже явно без панических истерик - в общем, все входило обратно в колею. Ну, сменилось высокое начальство ультра-высоким, куда деваться, не институт благородных девиц, в обморок падать не след. Мимо продрейфовала кто-то их гофмейстерин, судя по ленте, и Пауль хмыкнул:
"И даже благородные девицы падать никуда не спешат".
- Папку подай, - секретарь натянул перчатки и осторожно вынул отпечатанный лист, словно он мог взорваться, - из вон той стопки, белую.
Пауль подал раскрытую белую, с золотым тиснением, папку, куда и легли листы распоряжения; белая кожа сомкнулась с едва слышным "па" и секретарь - Пауль, наконец, вспомнил, что его зовут Оливер - сделал жест "Вали отсюда":
- Топай обратно. Оригинал к нам обратно, копии мы по команде спустим.
- Я что, первый раз замужем? - Возмутился Пауль и быстро выскочил, пока кто-нибудь остроумный ему не ответил.
За дверями все-таки рассмеялись.

Замедлять шаг перед дверями Пауль уже не стал. И стучаться тоже. И вообще морочить себе голову церемониалом. Разве что дверь открыл не ногой.
Уже в который раз щелкнул каблуками, развернул папку в правильное положение, открыл и положил перед Императором, придвинув письменный прибор чуть ближе. Так, чисто символически. Не заметить эту кахолонговую дуру было невозможно.

+4

20

После того, как за адъютантом Грандмастера закрылась дверь, Юха ещё несколько секунд задумчиво смотрел на неё, будто бы сейчас в кабинет кто-то ещё мог войти. Император моргнул, усмехнулся чему-то неизвестному, и уселся в кресле удобнее. На этот раз внезапно получилось. То ли Юха попросту привык к этому кабинету и этому креслу, которое создал задолго до него кто-то другой и для кого-то другого. То ли что-то незримо изменилось в самой мебели – способности Баха всегда находились за гранью возможного. И невозможного. Такие мелочи им самим практически не замечались.
Стоило признать, что с Паулем оказалось вполне удобно работать. Мальчишка не боялся, не лез на рожон, делал всё быстро и вполне достойно. Страха в исполнении своих подчинённых Бах не любил. Его боялись часто и многие, но к этому мерзкому чужому чувству император так и не привык.
А теперь его боялся даже Юграм… Хотя нет. Хашвальт боялся совсем не его. И не эту чёртову шинигами, которую уже успели все, кому не лень, окрестить демоницей. Кстати, а где она? Юха предельно внимательно сосредоточился, концентрируясь на местоположении чужой силы, что находилась нынче на его территории. Надо же, ещё даже не сбежала. Как сильно её потрепал штернриттер J, если она до сих пор в себя не пришла? Или дело не в нём. Тогда – в чём? Стоило разобраться и с этим. Позже.
«Хашвальт поручил её этому, как его, Кэвеллу. Штернриттеров там и вовсе нет. Видимо, он собирался в скором времени вернуться сам, но… не вернулся. Ничего, начальник службы безопасности должен справиться. Или справятся с ним. Интересно, он тоже не боится Унохану, как и Хашвальт?»
То, чего боялся Юграм, осмыслению поддавалось с трудом. Бах полагал, что Хашвальт давным-давно забыл об их том глупом соглашении. Да и нужен был тот договор юному Юграму исключительно для самоутверждения. Мол, вот он я – могу даже самого Юху Баха заставить делать то, что хочу сам. Император, конечно же, в тот раз согласился добровольно и исключительно для общего дела. Теперь же кайзер чувствовал себя слегка обманутым. Посему выходило, что Хашвальт ведь действительно попросту выполнял свою жалкую долю старого договора. А вся его преданность и безупречная служба – не более чем часть контракта. Вот действительно, было за что в предатели-то записывать. Но Бах медлил и с этим. Может потому, что шла война, и император не желал отвлекаться от неё по недостойным мелочам.
Или потому, что всё ещё верил Хашвальту.
«Блэка всё равно стоит найти. Что произошло с моим воином, и почему я не могу понять, где он? Знаю, что жив. Но в остальном… Не понимаю, что с ним случилось. Потому что он сам этого не понимает? Или не хочет понимать. Не может? Странно, штернриттер Н всегда отличался поразительной стойкостью. Что его могло так подкосить? Или кто. Забрать его силу – труда не составит. После этого я однозначно пойму, где он находился с точностью до метра. Но в таком случае он может погибнуть».
И тогда ответов Бах так и не получит. А они нужны. Война в самом разгаре. Вдруг эти шинигами нашли способ обезвреживать воинов самого Юхи. Это же никуда не годится! Следует предельно внимательно во всём разобраться.
«А после, этого незадачливого рифмоплёта можно будет вполне справедливо ликвидировать. Прилюдно. Чтоб неповадно было. Ведь так, Юграм?»
Мысль понравилась до той опасной степени, что император даже улыбнулся. Нехорошо так, хищно и вполне страшно. Неизвестно, к чему вообще привели бы размышления Юхи, ведь он внезапно вспомнил ещё и о Наследнике, которого давно следовало посветить в важные дела Ванденрейха, но дверь открылась, вернулся Пауль и всех спас. Некоторых – так действительно! Император, помимо Блэка, вспомнил и об остальных своих воинах, и, надо сказать, положение некоторых из них ему, мягко говоря, не понравилось.

- Быстро ты.

По-свойски оценил кайзер, что вполне могло сойти за похвалу. Юха редко кого хвалил, да ещё и не посмертно. Особенно не штернриттеров. Бах взял пристроенную прямо перед ним папку, вначале внимательно вчитался в содержимое и лишь позже – потянулся за письменными принадлежностями. Старые привычки проверять всё самолично возвращались. Ещё пара часов – и император вовсе свыкнется работать тут заместителем Грандмастера.

- Пусть не медлят – дело срочное.

Непримиримо, даже грозно уточнил Юха, ещё раз осмотрел принесённые и уже подписанные им собственноручно документы. По привычке потянулся к ящикам в столе, видимо за печатью, спохватился, вспомнив, что далеко не у себя в кабинете и задумчиво глянул на Пауля. Посылать его к себе в покои за собственной печатью – чревато некими интересными последствиями. Так что, лучше решить иначе. Тем более, решение было придумано задолго до начала этой войны. Тогда, тысячу лет назад, в разгар битв, никому и в голову не приходило требовать с кайзера каких-то там печатей. У него была Сила.

- Печать Хашвальта к моей подписи не годится.

Зачем-то объяснил император. Действительно – объяснил, совсем без претензий. А после – едва ощутимо коснулся пальцами гербовой бумаги. Мягкая материя поддалась так же просто и естественно, позволяя узору-символу проступить. Крест квинси украсил лист внизу, аккурат по подписи императора. Помимо визуализации печати кайзера, он так же нёс и частичку его силы – так печать попросту невозможно было подделать. И сомнений в том, кому она принадлежит – никогда не возникнет. Ведь способности Юхи превосходили крайне многих, да и вовсе являлись индивидуальными.

- Полагаю, такое подойдёт и вопросов не вызовет.

Кивнул император, сам закрыл папку, протягивая её назад Винтерхальтеру.

- Докладывать по этому делу мне: регулярно и без промедления.

Приказал Юха. Кажется, кайзер намеревался оставаться тут до самого пришествия Хашвальта. Разумеется, если он вообще вернётся. Ведь о судьбе Грандмастера никому и ничего не было известно. Да никто и не интересовался особо. Потому что уверены, что всё в порядке? Или потому, что самому Императору опасно задавать подобные вопросы.

- У меня к тебе будет ещё несколько поручений.

А все уже решили, что Юха вдруг просто так отпустит то, что ему понравилось? Как бы ни так! Император был редкостным собственником.

+3

21

...Его даже похвалили! Пауль аж завис на долю секунды, осмысляя такое событие; и, чего греха таить, было приятно.
"Цветы и аплодисменты, ни много ни мало...", - Пауль выписал себе мысленную затрещину и встал "вольно", наблюдая, как Кайзер проверяет текст, небрежно расписывается, а потом легко прикасается и на бумаге... расцветает, другого определения Пауль подобрать не смог, квинси цайхен.
По мнению Пауля, это было гораздо круче, чем разносить на нейтральную рейши все окружающее. Небрежный жест, крохотное воздействие, ярче любой сверх-техники показывающая, кто тут настоящий мастер и хозяин. Кайзер желает - и материя меняется.
Пауль даже не знал, как это классифицировать. С его точки зрения, это была уже явная заявка на божественное всемогущество.
"Интересно, а Принц Короны так же может?", - Пауль задумчиво покатал в голове идею. Может ли так быть, что сила Бога-Императора и сила Его Высочества - одного свойства? Тогда было бы понятно, почему так внезапно появившейся мальчишка удостоился своего нынешнего положения.
И распространяется ли сила Кайзера на время?
"Что-то я не о том думаю", - он моргнул, выгоняя из головы лишние мысли, и вернулся в реальность. В которой Кайзер, неторопливо комментируя свои действия - для дебилов, типа одного адъютанта, не иначе - протягивал ему папку с подписанными бумагами.
- Есть докладывать без промедления, - автоматически принял приказ Пауль, забирая распоряжение. То есть, если Кайзер уйдет из кабинета, а разведка принесет новости, то фельдъегеря его будут искать по всему Зильберну...
Ну, не в первый раз замужем, как бы ни ржали в канцелярии. За гроссмейстером тоже порой приходилось бегать, как чистокровная на пятом круге за лидером, и не только его адъютанту...
Куда, все-таки, пропал гроссмейстер? Обычно он хотя бы вскользь предупреждал... Пауль подавил неуместное желание спросить - адъютант должен знать местонахождение своего начальства. А если он не знает - либо адъютант болван, либо начальство не желает, чтобы его находили.
Его случай - это, пожалуй, оба варианта.
...Его не отпускают? Поручения?
Пауль оперативно переложил папку подмышку и раскрыл планшет, готовый записывать:
- Слушаю, сир.

+3

22

Молодой квинси был вполне исполнителен. И, пожалуй, он даже сам не понимал, насколько Императору нужна была именно сейчас исполнительность подобного рода. Ни чтобы выслужиться, ни чтобы вручить кайзеру то, что он и должен увидеть. А вот так, по одному приказу доставить данные – действительно доставить их. Все. Сразу. Без особой выборки и раздумий, мол, а стоит ли вот подобное узреть самому Императору или лучше не надо, а то кара настигнет слишком уж многих. Винтерхальтер действительно оказался в том месте и в то самое нужное время, в которое и должен был оказаться, распорядись на то сам Бог. Юху богом считали очень многие. Но, кажется, он и не распоряжался ни о чём подобном… Или всё же это не так? Вероятности сошлись именно здесь и именно сейчас. Этого уже попросту не изменить. Да и незачем. Стоило использовать то, что имелось.

- Сейчас довольно рано, так что, примерно через час, дойдёшь до покоев Наследника. Передашь ему эту папку и, пожалуй…

Задумчиво переложив ещё с десяток листов, Юха отдал Паулю и их. В итоге набралась папка внушительных размеров. Все эти данные император охарактеризовал для себя как малозначимые. В документах, врученных Паулю, содержалась примерно одна и та же информация. Только вот, места её сбора были различны. То тут, то там разведка сообщала о присутствии у шинигами поисковых отрядов. Они не были хоть сколь готовыми к битве, но они всё ещё имелись в наличии. Более того, они пытались копать под Ванденрейх, что было вовсе недопустимо. Поэтому их следовало бы уничтожить. Но всё же, это далеко не первостепенная задача. Юха вообще не обратил бы на эти данные внимания (да он и не обратил чуть ранее, отложив листы в сторону), но теперь отчего-то заинтересовался. И даже милостиво делегировал свои полномочия по решению этой проблемы Наследнику.

- …да, этого будет достаточно.

Наконец, все необходимые листы были найдены и переданы адъютанту. Император выбирал информацию исключительно из разведданных основных войск, не касаясь документации, которая была добыта штернриттерами, службой безопасности или кем-то из капитанов. Будто бы он специально не собирался предоставлять Наследнику хоть сколько-то важных данных. Недоверие? Или наоборот. Ведь Урью ещё крайне молод, откуда ему вообще знать о вариациях управленческой деятельности на военной службе?

- Пусть подготовит соответствующие распоряжения по этому поводу.

Сухо приказал Юха, будто бы это Паулю следовало всё устроить, а не Исиде, которому, собственно, и была отписана данная деятельность.

- Срочно. От его имени.

Уточнил император, задумчиво поглядывая на Винтерхальтера. Срочно ведь. Специально конкретизировал. Но в словах Императора закрадывалось крайне странное противоречие: если дело должно быть незамедлительно исполнено, то его едва ли стали бы растягивать на целый лишний час лишь из-за того, что сейчас ранее утро. Кого во время военных действий это интересует?!

- На подпись доставишь всё мне.

Непримиримо объяснил кайзер, недобро хмурясь. Навряд ли в его действиях была ошибка или оговорка. Попросту это поручение было ничем иным, как поводом проверить, на что, собственно, Наследник годен. Императору не требовалось никакой незамедлительной работы в исполнении Исиды.

- Ты понял, Винтерхальтер? Наследник делает всё сам.

Верно. Никаких канцелярий, никаких помощников, никаких секретарей. Юного Урью попросту поставят перед фактом – либо справиться, либо…

- В случае если он… посчитает, что не обязан делать подобного – сопроводи его ко мне, в этот кабинет. Добровольно, разумеется.

Более мягко пояснил император. На войне, перед лицом противника, куда как проще разобраться, что делать: или воевать и побеждать, или проигрывать и умирать. Когда же дело касалось таких невзрачных мелочей, как документооборот, даже у многих из сильнейших воинов часто случался тот ещё ступор. Мол, при чём тут я и почему я должен? Но приказы кайзера ведь не обсуждаются. А император заинтересованно относился к экспериментам.

Отредактировано Juha Bach (2018-05-24 21:44:40)

+4

23

Ого, Кайзер всерьез намерен начать натаскивать Принца Короны на штабную работу? Но зачем? Бог-Император живет тысячу лет и еще тысячу будет здравствовать... Звучало как-то очень по-японски - они, насколько Пауль помнил, гордились тем, что линия их правителей не прервалась ни разу за две тысячи лет. Но они-то Рейх, а не Япония. И "здравствовать тысячу лет" в Рейхе - суровая реальность: Кайзер, правда, спал, но выйти из даже трехлетней комы без последствий для мозга невозможно, так что вряд ли это была кома. Скорее, именно что такая-то техника сохранения жизни. И не только жизни.
Так что, с точки зрения Пауля, в дублере Его Величество не нуждался. Значит, тут, скорее всего, что-то другое. Но что? Проверка? Тогда проверка чего конкретно?
И как понять - прошел ли Наследник Престола эту самую проверку?
"Последнее решит Кайзер", - недовольно напомнил себе Пауль, быстро записывая поручения и принимая из рук Императора папку с частью данных. Пауль заметил, конечно, что государь отфильтровал информацию, но по какому принципу?
- Так точно, сир, Его Высочество делает все сам, - повторил Пауль, не очень представляя, как Принц Короны будет вручную писать распоряжения и приказы на числом бланке. Он вообще немецкий знает достаточно, чтобы на нем писать без ошибок? Хотя Паулю как-то объясняли, что на востоке знать язык означает уметь на нем читать. Так что, наверное, знает.
"Почему именно читать? Чем их беглый разговор не устраивает?.. Интересно, у Наследника акцент сильный? Или он говорит на родном?", - японский Пауль знал в достаточной мере, даже чтобы читать художественную литературу. Правда, с фуриганой - иероглифов он знал тот самый минимум в две тысячи.
"Хорошо, что китайский не надо было учить. Я бы свихнулся... хм, можно будет спросить про чтение и разговор у наследника. Если он в этом разбирается...", Пауль засунул датены под тот же сгиб локтя, что и папку для канцелярии, и позволил себе уточнить:
- Насколько добровольным должно быть сопровождение Его Высочества в том случае, если он категорически откажется от аудиенции?
"И что он вообще может в этом смысле, интересно?", - наследника Пауль видел на оглашении. Парень, как парень, с ног не сшибал и вообще было непонятно, чем пахнет и на что похож... Разве что смазливый, но лицо при рождении не выбирают.
"На востоке принято быть благодарным родителям за сам факт рождения..."

+3

24

Нет, силы Урью император проверять не намеревался. Во всяком случае – в данное время и таким странным образом. Может чуть позже. И точно уж не с помощью Винтерхальтера. Пауль уже был отнесён к разряду нужных.

- Полностью добровольным.

Отчего-то аккуратно уточнил кайзер и тут же ухмыльнулся, представив, как будет действовать молодой Пауль, если ему приказать силком притащить Урью прямиком в кабинет Хашвальта. Отчего-то император думал, что Исида сдастся куда как раньше, чем упрямый и крайне исполнительный Винтерхальтер. И почему же он так недооценивал собственного Наследника, сравнивая его с обычным квинси? Потому что он был гемиштом? Потому что этот нечистокровный Исида обучался выжившим из ума Сокеном? Потому что Урью был сыном своего непутёвого отца... Кайзер недобро нахмурился.

- Об отказе – доложишь мне. Этого будет вполне достаточно.

И никого никуда за шкирку тащить не придётся. Потому что от идеи сопроводить Исиду в кабинет Хашвальта силой пришлось нехотя отказаться. Во-первых, это было нерационально. Во-вторых, навряд ли Наследник настолько туп, чтобы сопротивляться. В-третьих, всё происходящее было затеяно лишь с одной-единственной целью. И явно не для того, чтобы прям-таки принудительно тащить Урью через весь штаб. Данные, представленные в отданных Паулю документах, и без всего прочего ярко и красноречиво демонстрировали всё тяжкое положение Общества душ. Сможет ли Исида собственноручно составить распоряжения на полную ликвидацию и без того едва цепляющихся за свою жалкую жизнь шинигами? Вопрос был интересным. Но то ли ещё будет! Всё начитается с малого. И это – лишь ничтожная капля в море тех проблем, с которыми предстоит столкнуться Наследнику. Проверять и наблюдать за ним будут далеко не только штернриттеры. Но и сам кайзер. Ведь забавно слушать ложь, когда знаешь всю правду. Юха и без применения своей литеры отлично видел будущее.
«Посмотрим, на что он способен. Они. Оба. Или…»
Во всяком случае, если Наследник не оправдает ожиданий, то из него можно будет сделать неплохого секретаря, раз тот сумеет прилично справиться с полученным заданием. Ну, или мальчика на побегушках – если повезёт меньше. Так его даже убивать в итоге не понадобится. Ведь сам помрёт. От стыда и несправедливости. И это вполне полностью устроит Императора.
«Подобным образом вероятности могут более не сложиться. Как ты поступишь в такой ситуации, Урью Исида? И сможешь ли воспользоваться ею вообще. Или вновь не хватит умений, расчётливости и дальновидности?»
Урок по документообороту может быть полностью провален. Ведь экзамен совершенно по иному предмету. По какому?.. Не на все вопросы есть ответы.
«Пора уже действовать, Наследник. Иначе это сделают за тебя».
Ситуация с назначением Исиды была до крайности абсурдной. Зачем Императору, способному жить вечно, какой-то преемник? Бах собирался умирать? Да с чего бы это вдруг. Поэтому сам Юха тоже немного удивлялся реакции окружающих. И Исиды – тоже. Молодой гемишт вдруг поверил, что он может быть кому-то нужен. Как мило. Прямо как юный Юграм, что верил в собственную необходимость и незаменимость. Император надеялся, что нынче Хашвальт стал куда как умнее. Не факт, конечно. Но если он умудрился не умереть за эту тысячу лет, значит, что-то смог переосмыслить. Или нет. Потому что тот Юграм, что явился нынче поутру к кайзеру, куда как больше походил на того бестолкового ребёнка из прошлого, который упорно верил в собственную нужность. От минувшего это всё отличалось лишь одним фактом. Теперь Хашвальт действительно был нужным. Империи. И кайзеру. Во всяком случае, Бах ему применение обязательно найдёт.

- Можешь идти.

Распорядился Юха, ничего более не уточняя. Все нужные приказания были розданы ранее. Кайзер предпочитал не повторяться. Винтерхальтера даже отпустили. И даже живым. Если учитывать, скольким пришлось проститься с жизнью именно по решению Императора – это можно назвать крайней удачей. Правда, Юха вовсе не собирался убивать Пауля. Зачем? Он вполне мог пригодиться в дальнейшем. Да и адъютантом он служил у Хашвальта, поэтому Бах не считал нужным вмешиваться в его дела.
У Пауля будет около часа свободного времени, судя по происходящему – навряд ли отписанный приказ императора разведка выполнит раньше. Юха же подобной роскошью не располагал, особенно сейчас, когда ему не только не было замены, но ещё и самому кайзеру пришлось заменять Хашвальта. В целом же, ситуация оставалась вполне стабильной. Если не считать множество вероятностей будущего, в которых всё в итоге становилось неисправимо неверным. Но для того Юха и оказался здесь. Чтобы всё исправить самому, сотворив новое будущее, которое устроит его.

+4

25

...Яснее не стало. Что там Кайзер собрался проверять, зачем собрался проверять...
"Ох, как это все... сложно", - Пауль чуть не расхохотался в голос и не был уверен, что улыбка не просочилась на лицо. Смешно ему было от самого себя.
Ну или, скорее всего, это была истерика.
Да, определенно, истерика.
Совершенно недостойное состояние для адъютанта Его Превосходительства, но он не был сумасшедшим и не умирал.
От того, что он классифицировал свое состояние, стало как-то легче его принять и контролировать. В конце концов, он не обязан рыдать, кататься по полу и... что там еще делают в этом состоянии?
"Там, где пройдет страх, останусь только я"
- Так точно, сир, - к пустой голове руку не прикладывают, поэтому Пауль уже в который раз щелкнул каблуками - звон посеребренных накладок действовал странно успокаивающе, - предоставить Его Императорскому Высочеству документы на составление распоряжений, при его отказе - доложить вам незамедлительно.
Он отдаленно отметил, что приказа поступить в распоряжение принца короны не было. То есть место службы он не меняет.
"Радоваться, или печалиться, что повышение пролетело мимо?..", - Пауль развернулся через левое плечо, как при команде "кругом", и вышел, раз уж освобождение прозвучало - повторно спрашивать разрешение означало нарываться на закономерное недовольство, Кайзер и так был сама любезность, незачем дразнить тигра.
Аккуратно прикрыв двери кабинета снаружи, он позволил себе замереть на секунду и медленно выдохнуть. Ладно, кататься в истерике он будет потом. В личное время. В ванной комнате. А сейчас у него дело. Рабочий день продолжается. Точнее, начинается. Привычный плотный фон дворцового комплекса качнуло волной - кто-то из штернриттеров двигался по крылу и, судя по горячим искрам, рыбками сновавшим по свободной рейши - кто-то из дамагеров. Рыцарь-разрушитель, раннее утро... паззл складывался далеко не радужный, поэтому Пауль отлип от пола и направился в крыло, отведенное под нужды наследника престола.
"С неба звездочка упала..."
Главное, не начать опекать Его Высочество.
Без его на то запроса.
Чертов братский комплекс.

+3

26

Состояние Пауля к концу их разговора порядком озадачило императора, но он ничего не сказал, не остановил его, позволяя рыжему квинси покинуть кабинет. Ходили разговоры, что с кайзером совершеннейшим образом невозможно работать. Правда, слухи те были крайне осторожными, об этом не говорили громко, но Юха о них знал. Откуда? Так это его империя и его народ. Он знал о многих и очень многое. И оттого, пожалуй, становился в глазах других лишь страшнее, опаснее. Хашвальта тоже опасались. Его силу. И его умение самоотверженно скрывать свой страх перед Императором. Или не бояться вовсе – но в такой бред наверняка никто особо-то не верил.
«Пожалуй, Пауль согласится с подобными слухами. И, чего доброго, начнёт распространять новые. Это вполне естественно для обычных квинси».
Ничего плохого в таком кайзер в принципе не видел. И всё же. Юха в этот раз вполне держал под контролем свою силу. Что бы произошло с Паулем, надави на него кайзер хотя бы в половину своих возможностей? Он мог. Не потому, что Юха пожелал бы подобное, а потому что сила кайзера вовсе находилась за гранью разумного и была всеобъемлющей, оттого – безграничной. Император Ванденрейха сам был оружием. Одним из тех, что являются совершенными. Его тело, его разум, его опыт – не только это. Даже чувства, мысли и эмоции Баха – есть сильнейшее оружие. И не всегда подобное возможно сдерживать на все сто процентов. Чаще это попросту невыполнимо. Особенно если сильно отвлекаться на другие дела и события.
Всё же Юха отдавал себе отчёт в том, что такие, как Пауль были одними из тех незаметных, невидимых никому шестерён, которые, не создавая собой и своими действиями никакого особого шума, составляли существенную часть могущественной Империи. Поэтому Бах, тогда выйдя из своих покоев, шёл в кабинет Хашвальта не свою немыслимую силу демонстрировать, не карать за незначительные просчёты, а работать. С тем, что имеется. На любом из уровней власти. Не важно, документооборот это, или разведданные, или даже сообщения о гибели каких-то ничего не значащих для Ванденрейха в целом курсантов. Всё это – часть его Империи. Как и Пауль. Как и Юграм. Как и штернриттеры. И лишь в таком виде и никак иначе Ванденрейх способен быть целостным механизмом, который не сломить никому и никогда.
Но, как бы ни хотелось императору тешить себя приятными иллюзиями о несгибаемости Незримой Империи, он знал, что это на данный момент не так. Приняв решение о назначении собственного наследника, Юха будто бы что-то собственноручно сломал во всём мироздании, даже не конкретно в своём государстве. Почему никто из обитателей Теневой Империи не подумал о том, что, в целом, их кайзер прожил больше тысячи лет. Ну да, долгое время он восстанавливал свои силы. Но это ничего особо-то не меняло. Если он мог их восстановить, то тем более он виделся непобедимым. Неужели первичные потребности в лычках и званиях пересилили понимание настоящей цели Императора? И как такое вообще могло вдруг произойти. Ладно – все. Но Юграм. Каким образом он мог начать думать так же, как и остальные? Хашвальт всегда находился к кайзеру ближе, чем другие. Он же видел, он знал, не мог не знать, как именно Бах принимает решения. И насколько они видятся порой абсурдными с самого начала. Но в итоге выходит всё так, как и задумал изначально Юха. Так, как то нужно Империи. Довести себя до подобного состояния, в каком был оставлен в спальне Юграм – это дело далеко не одних суток! Так выходит, Хашвальт сразу же после назначения Наследника повёл себя как совершеннейший идиот?! Юха опасно нахмурился, почти разозлился, и поднялся со своего места, шумно отодвинув кресло, направляясь на выход. Дверь в приёмную открылась резко, император прошёл сразу на середину второго (или первого – это откуда смотреть) помещения, резко остановился, внимательно глянув на секретаря. Девушек было отчего-то две. Юха моргнул, разглядывая их. Первую он увидел только сегодня утром, вторая внезапно оказалась частично знакомой – кажется, это именно та, что вечно находилась возле Хашвальта. Хельга. Да, её однозначно звали так. Юха не мог ошибаться. Он помнил. В отличие от молоденькой секретарши, что Бах лицезрел с утра, эта выглядела куда как уверенней. Во взгляде ни страха, ни растерянности. Он непроницаем полностью, как и взгляд самого Императора. Юха остался доволен тем, что увидел. Хашвальта должны окружать такие люди. Иначе он вообще однажды грохнется в обморок. Где-нибудь принародно! На счастье Юграма, Бах не знал о нём предельно всё. Не хотел или не мог – другой вопрос. Скорее – первое, чем второе. Император был слишком могущественным. Но пока Юха изучающе смотрел на Хельгу, не думая о Грандмастере и его приключениях.

- Хашвальт…

Император шагнул ближе, Хельга в лице не переменилась, в отличие от второй девушки. Но что-то заставило замолчать Юху, на мгновение – не более того. Что ожидали услышать от него? Бах чувствовал страх. И хоть Хельга смотрела так же непроницаемо спокойно, но он видел, как у той, видимо совершенно неосознанно, опустились руки, что держали до этого несколько каких-то бумажных листов. Этот жест – простой, ничем особо непримечательный, отчего-то показался Юхе какой-то обречённостью. Будто бы он сейчас им сообщит о гибели Грандмастера или отстранении его от дел. Это тоже из-за назначения Наследника? Теперь все видели в этом действии Императора именно подобное? То, что тот просто списал со счетов Юграма?
«Чёрт бы их, они настолько глупы, чтобы делать подобные выводы?! Убить бы, чтоб другим неповадно было такое думать! Тогда убить и Хашвальта».
Ведь он тоже, по-видимому, думал именно так и никак иначе. Юха вздохнул, именно сейчас остро ощутив что-то отдалённо похожее на вину перед всеми. Правда, подобное чувство тут же было отброшено, как недопустимое и ненужное. Император никогда не сомневался в своих решениях и приказах.
«Каково Юграму, если абсолютно все так на него реагируют».
Юха видел всё. Всегда. Но как он мог упустить из виду подобное, почему?!

- Грандмастер вернётся позже.

Жестко, непримиримо продолжил говорить Юха, будто бы с ним кто-то из этих девушек вдруг мог начать спорить. Хотя о чём вот? Далее он обращался исключительно к Хельге, видя в ней куда как больше выдержки и силы.

- Хашвальту может понадобиться по возвращению… с задания. Новое… новая форма. Что он обычно носит. Здесь. В штабе.

Нет, серьёзно, Юграма ведь император уложил спать прямо так, как тот и был, лишь оружие приказал сдать и китель снять с обувью. Но, чёрт… Юха столько отродясь не сочинял! Привыкший говорить правду в лоб, такой, какой она была изначально, Император практически не умел врать. Ему попросту не требовалось нечто подобное, и он не видел в этом ценности. Кстати, достаточно затратное действие-то! Бах даже дыхание перевёл, видимо от усталости. Да, когда ты теряешь возможность (пусть даже на время и по собственному желанию) анализировать каждое действие окружающих, начинаешь делать глупые ошибки сам. Но Юха уже решил, что Хашвальта нужно не убивать и совсем не ругать, не говоря уже о наказаниях, а помочь, поддержать. Ну, вот он и пытался. По-своему. Помогать Император категорически не умел, разве что убийством недостойного, чего сам считал своей высшей милостью, кстати. Но он очень старался. Пытался стараться.

- Доставить куда-то конкретно?

Надо было отдать должное Хельге. Вон, она даже глазом не повела. У, баба!

- Нет, я…

«Сам? Что за ересь. Да отчего же ты теперь сомневаешься?!»
Юха не умел так. Он не умел оспаривать собственные решения. Он вовсе не понимал, отчего многие сомневаются в том, что сделали, оглядываясь назад.

- Доставь сюда. Позже сопроводишь меня в мои покои.

Решил-таки император. Так, чтобы всё выглядело хоть немного логично. Хельга чинно поклонилась, выходя прочь. И оставляя Юху наедине с той молоденькой секретаршей, или кем она там является. Бах недобро покосился на неё, девушка нервно сглотнула, пытаясь не отводить от него взгляда.
«Ещё пару минут – и я её убью. Случайно».
Тут Юха вспомнил, что он собирался быть почти милостивым. Но эта девчонка его напрягала! Император вздохнул и постарался успокоиться.

- Позже доставишь мне, в этот кабинет, дело штернриттера «Н», Баззарда Блэка.

Как хороший управленец, кайзер умел находить дела даже для тех личностей, которых очень хотелось убить сразу. Он же решил использовать всё и всех.


Уверенно шагая по коридорам, Юха старался не оборачиваться назад. Там, позади него, шла Хельга, неся то, что ей было приказано доставить вначале в кабинет Юграма. Отчего-то Баху казалось, что стоит лишь обернуться – ему непременно зададут вопросы. И он не хотел отвечать. Потому что не знал – зачем это может понадобиться. Потому что не было смысла в этих ответах.
Отпустив Хельгу, он, спешно взяв из её рук качественно упакованную одежду, незамедлительно направился в свои покои, минуя стражу.
Здесь всё так же было тихо и спокойно. Звуки не тревожили это место. Такое привычное чувство спокойствия и тишины. Но император в этот раз удивился ей – и когда он успел от неё так отвыкнуть, ведь вышел отсюда с час назад?.. Вещи он заботливо пристроил на массивный стол, что находился в его спальне. И невольно задержал взгляд на лице Юграма – кажется, тот помаленьку начинал прилично выглядеть. Или императору лишь казалось.
Спешно закончив с вещами, Юха быстрым шагом покинул свои покои. Нет, если кто-то и подумал о том, что император останется у себя – он сильно ошибся. Бах уже всё решил. И он доведёт всю работу до конца. Даже если вновь придётся погрузиться в тот, другой мир, наполненный людьми, звуками и несметным числом вероятностей происходящего. Пусть будет так.

+6


Вы здесь » Bleach: New Arc » Wandenreich » Эпизод 19. Невозможно предвидеть все.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC