Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.








Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - в игру принимаются неканоны-квинси. •Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Wandenreich » Эпизод 14: Достучаться до небес


Эпизод 14: Достучаться до небес

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Название эпизода: Достучаться до небес
Эпиграф эпизода:
Mama take this badge from me
I can't use it anymore
It's getting dark too dark to see
Feels like I'm knockin' on heaven's door
(C)Bob Dilan
Участники в порядке очередности:
Юграм Хашвальт, Сильвер Кевелл, Унохана Ячиру
Место действия:
Сильберн, кабинет грандмастера, впоследствии - Отдел Безопасности.
Время суток:
Ночь.
Обстановка:
Рабочий кабинет – ничего лишнего, все строго и лаконично.
Описание эпизода:
Унохана Ячиру захвачена. Она капитулировала, она лишена занпакто и его материального воплощения. Однако чтобы использовать ее, необходимо сломить ее волю. Подчинить ее себе. И Грандмастер, как умный начальник, знает, кому делегировать щекотливую задачу. Сильвер Кевелл, как никто другой, подходит для этого.
Рейтинг:
R
Предыдущий эпизод:
Unohana Retsu – Эпизод 13: Шаг к победе?
Silver Cavell - Эпизод 9. Хрупкая игрушка.
Jugram Hashwalth - Эпизод 13: Шаг к победе?
Последующий эпизод:

+1

2

Хашвальт закрыл за собой дверь, привалился к ней спиной, стинул виски руками – пока никто не видит.
Мгновение.
Большего он себе позволить не может.
Взял чашку с выстывшим кофе с тумбочки, выпил залпом, поперхнулся, зашелся в надрывном кашле.
Уперся глазами в непроницаемо-темный проем окна, передернул плечами, нашарил шнур выключателя, потянул.
В лицо ударил яркий свет, он зажмурился, потер воспаленные глаза.
Рухнул в кресло, уперевшись локтями в стол, опустил голову на сплетенные пальцы, стараясь собраться с мыслями.
Или -  просто собраться.
Не хватало еще предстать таким взвинченным перед Сильвером Кэвеллом. Глава Службы Безопасности, пожалуй, был последним человеком, перед которым стоило проявлять хоть какие-то слабости. 
В Сильберне вообще нельзя казаться слабым.
Ни на миг.
Хашвальт усилием воли встал, подошел к шкафу. Кивнул отражению, глядящему на него запавшими глазами в темных кругах, нашарил в глубине, за папками, стеклянную флягу с коньяком, сделал хороший глоток, поморщился, чувствуя головокружение.
Все.
Хватит.

Он ткнул меч в оружейную стойку, скользнул взглядом по кабинету – не было ли ошибкой именно здесь представлять Сильверу его очередной объект?
Объект.
Унохана Рецу. Капитан 4 отряда.
Он помнил ее по отчетам наблюдателей – спокойная, рассудительная, доброжелательная.
Совершенно не то воплощение ярости, которое терзало в коридоре бедолагу Опье.
Что мы делаем, Ваше Величество?
Вы знаете? Или надеетесь на авось?
Хотелось бы верить…
Во что именно, Хашвальт предпочел не задумываться.
В любом случае, нужно вытаскивать оттуда Базз-Би – слишком роскошной станет плата за первую Кенпачи, если он тоже погибнет.
Впрочем, Опье не погиб
.
Хашвальт вспомнил то жалкое существо, которое спешно отползало за его спину в коридоре, затравленно оглядываясь…
Зря.
Импереатор не простит ему позора. И никакие заслуги его не спасут.
И этим тоже нужно заняться.
Прямо сейчас – как только…
И – вытащить Базза.
Хашвальт ударил кулаком по столу, снова глотнул из фляги, сунул ее обратно в шкаф, и отошел к окну.
Нужно собраться.
Собраться.

+2

3

Что может быть лучше, чем кружка крепкого английского чая, заваренного по всем правилам? Пожалуй, ничего, кроме абсолютной тишины и спокойствия во время этого священнодействия, когда каждый глоток – превращается в медитацию… Сильвер наслаждался любимым напитком на диване в кабинете после очередного суматошного и дурного дня, полного непредвиденных ситуаций, тотального контроля и кучи проблем… В его планах, правда, на ближайшие полчаса, не было никакого стука в дверь. Мужчина, разрешив войти, перевёл тяжелый взгляд на одного из подчиненных – тот сразу же напоролся на него, как на меч и замер. Пришлось прирыкнуть для порядка. В следующую секунду Кэвелл обронил:
Свободен, – и стиснул ручку несчастной кружки так – китайский фарфор, между прочим! Прозрачный на свет! – что та, будь живой, запищала бы в голос.
«Вас вызывает Грандмастер…»
Да чтоб пусто было этому чертовому Хашвальду! Вечно в самый неподходящий момент, с самым идиотским заданием!!
Сильвер в бешенстве покосился на стол, где лежало несколько папок с отчетами – о проделанных опытах с Жизель, о наблюдении за объектом, о сведениях, полученных от других шинигами… Что-то подсказывало, что все это Юграму нафиг не сдалось, как и ему самому, но он специально потребовал «мельчайших подробностей, всё может быть важно», то есть налить как можно больше воды, чтобы Хашвальда ждало как можно более увлекательное в плане ненужности чтиво. А если тот думает, что вот так просто они узнали про Ключ Короля – то ему действительно очень удачно выдали шифр. Как раз по его блондинистой голове. Фыркнув, Кэвелл поднялся, шмякнул на стол блюдце с кружкой и раздраженно откинул с лица челку. Нужно было торопиться, путь от его отдела до ковра Грандмастера не так уж близок. Успеет за время перешипеть и придумать для него новые воображаемые казни. Старые, как не крути, порядком поднадоели и вместо удовольствия вызвали некое равнодушие и отвращение. Хотя идея закинуть этого недоумка связанным в бассейн с тараканами и голодными крысами – определенно заслуживала внимания.
С этой недоброй мыслью Сильвер накинул на плечи плащ, запахнул его, после чего задумчиво посмотрел на свое отражение – заплетать волосы он не хотел. И Рюкен вчера…ехидное Драконище, прошелся по этой мозоли с довольным видом… В конце концов, это Хашвальд ему не конкурент – всего лишь какая-то безродная шавка рядом с благородным львом. Все равно что платина рядом с пошлым золотом. Взгляд упал на форменную кепку, которую он терпеть не мог. Может быть, в военное время стоило придерживаться единства в униформе, не штернриттер, чтобы позволять себе вольности, но Сильвер все-таки считал, что имеет некое право на самовыражение. Хмыкнув, он подцепил папки, на лицо было приклеено самое нейтрально-вежливое выражение – за такое во время обучения манерам без лишних слов поставили бы высший балл – и сразу же перёшел на быстрый, но размеренный и четкий шаг, который помогал ему успокоиться. У двери кабинета Хашвальда он еле сдержал усмешку – было бы забавно увидеть реакцию Б-нутого на то, если бы Сильвер пинком открыл дверь, но такие мысли были всего лишь частным развлечением.
Мужчина постучал и, дождавшись приглашения, зашёл:
Доброй ночи, Грандмастер,  – голос звучал абсолютно спокойно и вежливо, но на самом деле очень сильно хотелось надавить на последнее слово, ткнуть Юграма в то, что это вот – теперь его потолок, а наследник – а что, мало ли кто и что думал, и на какое место метил, мечтать никому не вредно – с прошлого дня у них официально другой. Сильвер закрыл за собой дверь и прошёл к его столу. Он водрузил стопку папок на свободное место: пусть теперь хоть обсчитается сказок на ночь, после чего выпрямился и посмотрел на него: – Это результаты работы за прошедшие сутки, включая сведения, касающиеся Хицугайи Тоширо, – он замолчал, желая узнать, что же понадобилось Хашвальду на этот раз. В идеале, конечно, ничего, но на деле приходилось изображать некую заинтересованность.

Отредактировано Silver Cavell (2017-12-08 19:07:46)

+2

4

Собраться не получилось – стук в дверь заставляет дернуться, будто от выстрела.
Все.
Передышка кончилась – время нового рывка.

В ярком свете Сильвер Кэвелл воистину кажется серебряным – только что не светится от удовольствия. И никакая вежливая улыбка не спасает – взбудораженный Хашвальт чуток, как растяжка противопехотной мины.
Что же вас так радует, хотел бы я знать?
Цепкий взгляд скользит по фигуре Кэвелла, не  упуская ни единой мелочи.  Губы подрагивают в усмешке – едва заметной: он тоже терпеть не может эту дурацкую кепку. Что за чокнутый кретин ее придумал?
Вольность Кэвелла не раздражает. Наоборот, почему-то успокаивает.
И на том спасибо.
- Доброй. – голос Хашвальта бецветен. Он умеет скрывать свои эмоции – любые. Ото всех. Всегда. Не доверяя даже собственному отражению в зеркале – впрочем, ему как раз в первую очередь.
С каждым днем, правда, это требует все больших усилий.
Он мельком глянул на увесистую стопку, водруженную Кэвеллом на край стола.
- Я ознакомлюсь с вашим отчетом, можете не сомневаться.
Потом. Это может подождать.
А сейчас…
Всем своим видом Кэвелл демонстрирует заинтересованность.  Ее существование не вызывает у Хашвальта  ни  малейших сомнений – нужно быть абсолютным психопатом, чтобы заполночь быть искренне заинтересованным в чем бы то ни было.
Кэвелл, может быть, и психопат.
Но до абсолюта ему далеко.
- Прежде всего – примите мои извинения, что вызвал вас в столь позднее время. Но, увы, дело не терпит отлагательств – у нас очень мало времени. Впрочем, - он пристально глянул в лицо Кэвелла: - вы знаете это не хуже меня.
Унохана Рецу. Вам, без сомнения, знакомо это имя. Вы наверняка читали досье на всех капитанов Готей 13.
Все же,
- Хашвальт поворачивается к шкафу, бесшумно выдвигает  ящик, достает папку в картонном переплете – я позаботился о том, чтобы вам не пришлось терять времени даром. Здесь вы найдете все необходимое.
Протянув Кэвеллу папку, Хашвальт  внимательно смотрит ему в глаза:
- Унохана Рецу станет вашим следующим объектом. Вы знаете, что нам нужно.
Я надеюсь,
- голос Хашвальта тверд и по-прежнему бесцветен, - вы приложите все усилия.
Сейчас ее приведут. У вас есть несколько минут, чтобы задать вопросы
. – Хашвалт чуть прищурился, по-прежнему глядя на Кэвелла. Впрочем, внимательный зритель заметил бы, что взгляд направлен мимо начальника Службы Безопасности – на рукоять чуть косо стоящего в стойке меча. - Существенные вопросы, я имею ввиду.
Отведя взгляд, Хашвальт возвращается к окну, опирается спиной о стену.
- Можете присесть, если угодно.

+2

5

Кабинет Хашвальда напоминает клетку. Красивую в своей помпезности,  белую, чистенькую до отвращения, и всё же клетку. А сам Юграм, обитатель этого лобного места, куда на ковер мало кто в здравом уме собирался попадать, напоминал зажравшегося хищника, который привык, что всё, что к нему попало – это его собственность и добыча. Вот только Сильвер был львом, а не каким-то там бесхребетным травоядным, и пусть грандмастер был выше по званию, но он прекрасно ориентировался благодаря своим связям и информации в том, что происходит. А кто владеет данными – владеет и многим. Они оба это понимали. И сейчас информация работала против Хашвальда, пусть того нельзя было упрекнуть в измене, но его позиция сильно пошатнулась. Впрочем, лицо было типичным кирпичом, интонации сухие и бесцветные. Выдержка ли? Или привычка? Скорее второе. Сильвер сдержал усмешку, ограничившись лишь кивком.
Начальник Имперской безопасности очень надеялся, что за этим последует привычное «свободны», но нет… Он напрягся, выслушав слова извинений – если бы Юграм мог читать мысли, то узнал бы то, куда и как тот мог бы их засунуть. Вот только от этого легче не стало. Тонкие ноздри благородного носа от гнева побелели, а во взгляде появилась сталь. Он не смог ответить сразу, как того требовала вежливость. Слова Хашвальда обманчиво текли потоком, но для Сильвера это была прорванная плотина, грозившая глобальной задницей. Это он почуял сразу. Все эти отмазки про военное время – дохлый номер.
Унохана Рецу.
Сильвер перевёл взгляд на папку с личным делом бравой капитанши, если бы он мог взглядом поджигать объекты – то от той бы уже остались только угольки. Он был в ярости, чувствуя себя грёбанной Золушкой, которой злобная мачеха приказала перебрать 7 мешков фасоли, разделив темную и белую. Вот только в его случае это были чужие воспоминания, среди которых ему предстояло найти нужную информацию. Хранилища памяти, багажник всякой хрени, копилка – как не назови, но суть одна. У человека этот объем можно сравнить с собранием сочинений. У некоторых приличная полочка из нескольких томов, у других– тюнесенькая детская книжка. Сильвер подозревал, что сегодня получит какую-то хрень, но надеялся, что это будет сопоставимо по объему и скуке с собранием сочинений какого-нибудь политика, которые нужно было прошерстить в поисках радикальных идей за ночь, но память Уноханы Рецу?!!
Какая падлюка отловила этого берсерка? Кто из «великих и прекрасных» штернриттеров теперь попал на второе место после Хашвальда в его черном списке?
Он втянул воздух в легкие. Отвратительно, когда начальство ставит трудновыполнимые задачи, но еще омерзительнее, когда то требует невыполнимого. Кэвелл приходил в бешенство от таких вот наглых замечаний. Его техники – это искусство. Ему хотелось сказать грубость, что вообще-то вопросы – Юграм может и задать сам, рот-то ему никто не зашил да и язык не отвалился. А жаль. Унохана Рецу.
«Думай, Сил, думай… и держи себя в руках».
Простите, вопросы? – переспросил Кэвелл, – Я не задаю вопросов на допросах, это не мой уровень. Я работаю с памятью объекта. Однако в данном случае, чтобы был какой-то результат, мне нужна или конкретная дата или же… как минимум несколько лет работы, - он лихорадочно обдумывал все возможности и тут в светлой, а не только блондинистой голове, у него словно щелкнул выключатель. - Единственное… – Сильвер сделал задумчивый вид, беря паузу, как драматический актер перед коронной репликой, - могу Вам предложить особую разработку моего рода. Браслеты, которые умеют отличать правду от лжи. Но они работают только в паре. Тем, кто наденет их, придется по очереди отвечать на вопросы друг друга. Обмануть их нельзя, заставить иначе работать тоже. Но если Вас не устраивает этот вариант, то я пришлю к Вам дознавателя.
Он еле сдержал усмешку.
«Что, ГрандФЛОмастер, какие у тебя скелетики в шкафу или грязное бельишко? Готов к такому повороту?»

+4

6

Цепкий оценивающий взгляд Кэвелла Хашвальту кажется прикосновением ломких паучьих ножек. Он непроизвольно вздрагивает – впрочем, это не движение, лишь намек на него. Заметный лишь тому, кто очень близко знает Хашвальта.
Или тому, кто привык искать слабые места у окружающих.
Поблескивающие глаза Кэвелла напоминают о ласках и хорьках.
Только ласки не испытывают ненависти к своим жертвам.
Впрочем, Хашвальт все еще не добыча.
Пока.
«Интересно, в чем причина столь пылкой «страсти?» - задал себе привычный вопрос Хашвальт. – «Спросить? Все равно же не ответит. Ну его… к Императору… На внеочередную аудиенцию…»
- Вы чем-то недовольны? Вслух, пожалуйста.  – Он, откинув голову, с прищуром смотрит на Кээвелла, лихорадочно что-то прикидывающего. Кэвелл умен –  и это хорошо, это уменьшает шанс смертельной ошибки. Кэвелл хитер – возможно, хитрее даже древней синигами, первой Кенпачи, Кэвелл опасен – для всех, включая самого себя.
Но это -  уже через край.
Хашвальт едва не смеется ему прямо в лицо. Браслеты, отличающие правду от лжи? В паре?
Кэвелл всерьез думает, что он настолько наивен?
Хашвальт с силой проводит рукой по глазам, пряча кривящую губы усмешку. Пронзает Кэвелла прищуренным взглядом:
- Вы меня за идиота держите? Меня мало беспокоит, воспользуетесь вы браслетами или своими фамильными… техниками – как Хашвальт не старается, ему не удается полностью скрыть брезгливость, которую он чувствует при мысли о специфических талантах Сильвера Кэвелла. – Хотя… - перед внутренним взором мелькнул заляпанный кровью коридор и полный звериного ужаса взгляд Килге Опье. – Знаете… Я бы на вашем месте не поворачивался спиной к этому «объекту».   – впрочем, к Сильверу Кэвеллу тоже не стоило поворачиваться спиной.
- Будем считать, что вопросов по существу у вас нет. А значит, - Хашвальт прислушивается к тихому шороху за дверью, - вы выполните свою работу, смею надеяться.  И помните – времени у нас не так много.
… В дверь постучали. Все. Еще несколько минут – и можно будет  заняться тем, что действительно важно. Взгляд предательски возвращается к оружейной стойке.
Впрочем, сейчас можно – и Хашвальт, быстро шагнув, опускает руку на рукоять.
Оборачивается к двери – как раз вовремя, чтобы встретится взглядом с ней – тенью далекого прошлого, которую Император, возможно, на горе себе, сделал настоящим.
Бледное лицо синигами спокойно, черные волосы свисают спутанными прядями, руки стянуты за спиной.
Насколько она опасна сейчас?
Он отдал приказ об оковах, блокирующих реяцу, но…
Но все равно стало не по себе под этим взглядом.
- Унохана Рецу. – зачем-то произносит он вслух, как на торжественном приеме. – Нет. Унохана Ячиру.

0

7

Она выглядит спокойной на грани с безмятежностью. Маленькая женщина в больничной пижаме, с котрой она уже успела буквально зубами содрать нашивку с крестом. Волосы неопрятными нитками падают вниз. Кое-где в них запеклась кровь. Местами - её собственная, местами - обитателей Тени. На вид все одно - темно-коричневая в сгустках, тяжелая, пахнущая железом. Она тянет волосы вниз, и это слегка раздражает.

Что еще раздражает, так это оковы. Интересно, чего Хашвальт боялся больше - ее реяцу или ее навыков? Так или иначе, но руки крепко связаны за спиной, лишая ее любого шанса на сопротивление. И это после ее слов о том, что она не собирается драться. Впрочем... Он видел всё. Как он мог ей поверить?

В лазарете ее слегка подлатали. Необходимость поддерживать жизнедеятельность израненного тела за счет постоянно убывающей реяцу отпала. Это было очень хорошо. Лица врачей, которые рассмотрели ее изорванное - спасибо герру рыцарю и его рапире! - сердце тоже доставили ей немало удовольствия. Она едва удержалась от того, чтобы дать им пару ехидных советов насчет своего лечения, но удержалась. Все же коновалами местные медики не были. Следовало уважать коллег. Даже квинси.

В кабинете ее уже ждут. Бледный до зеленцы Грандмастер, торжественный, как на параде, громко приветствует ее, сбивается, поправляет сам себя. Она снисходительно кивает ему, принимая поправку. Рецу ей уже не быть.

- Благодарю за оказанную помощь, Грандмастер. Как самочувствие... - только тут она понимает, что имени солдата, которому не повезло встать у нее на пути, она не помнит, а скорее, и не знает. Зато очень хорошо помнит имя того, чьи пальцы оставили грязные следы на золотом медальоне, темнице ее души. Его звали Базз Би, и это имя она забывать не собиралась. Может, его уже сожрал Кенпачи из Зараки, новый, второй Кенпачи. Может, он сбежал. Так даже лучше. Она найдет его здесь.

- Как самочувствие героя дня? Я не видела его в лазарете. Будет жаль, если он умрет сразу.

На этого рыцаря у нее тоже есть планы, как она ему и обещала.

Наконец, ее внимание обращается на третьего участника их уютной беседы. Падает - и скользит мимо. Этот ей не знаком. В нем нет нервозности. Уверен в себе? Или недооценивает? Базз Би и этот, второй, тоже были весьма нахальны. Базз, впрочем, почти сумел сохранить лицо. И в прямом, и в переносном смысле.

- Зачем я здесь?

Она выделяет голосом последнее слово, подразумевая, что находится не в казематах и не в пыточной камере, а в комфортабельном личном кабинете самого Хашвальта. Довольно нелогично, особенно после всех угроз. Зачем?

Отредактировано Unohana Yachiru (2018-01-12 01:30:01)

+2

8

Сильверу вдруг стало очень даже весело от самой мысли, что Хашвальд может на такое согласиться. Он еле сдерживал усмешку. Было бы забавно посмотреть на этот маразм. Даже в своих мыслях. Что там говорить, что при всей внешней сдержанности, холодности и напущенной исполнительности Кэвелл, чтобы не слететь с катушек в этом мрачном и жестоком мире, где он был всего лишь одной из шестеренок – не из тех, мелких, которые ни на что не влияют, немного побольше, но в тоже время не обеспечивающих основную часть работы – находил свой выход из стресса. Кто-то обжирался, заводил омерзительные интрижки, тратил время на шмотки или любование собой, накачивание мускулов, а Сильвер… отправлял фантазию в полет. Одно время он порядком повеселился, примеряя к Юграму различные пытки, потом мысленно стал делать ему прически. С двумя хвостиками и бантами тот вообще смотрелся конфеткой! С руками бы оторвали. Ещё ему отлично подходили греческие локоны и косы, африканские дредды… ну и ирокез. Само собой. Отличная бы компания Баззу вышла. Потом, когда он просматривал любимые альбомы с репродукциями картин, ему в голову пришла мысль подставлять знакомые кхм лица…(на деле до чертиков надоевшие морды штернриттеров) к ним. Хашвальд как будто был создан для работ Ботиччели! Особенно удачна, без сомнения, была «Рождение Венеры», которую он к своему удовольствию переименовал в «Рождение самой-большой-проблемы-всего-Рейха». Сколько себя Сильвер помнил – Хашвальд был. Самое страшное, что тоже было и при Андросе. Поколения менялись, а это вот проклятие так и висело над Империей. Вот за что ей всё это?
Мужчина не очень удивился, когда на его предложение ответили изворотливым отказом. Его куда больше беспокоило другое: приближалась минута «долгожданной» встречи, а Юграм так и не разродился указаниями о том, что конкретно от него, Сильвера Кэвелла, требуется. И вообще, выглядел так, будто бы и думать не хотел о встречи с Уноханой… Кенпачи. Титул, дававшийся сильнейшим и беспощадным убийцам. Кровью, которую пролили носители этого титула, наверное, можно было заполнить до краев как минимум море. Сильвер приподнял бровь, выслушав его замечания. В голове пронеслось: «Я? Держу? За идиота? О нет-нет, что Вы. Всего лишь за оборзевшую блондинку. А держит Вас Его Величество. За что – не нашего ума дела! Мы люди маленькие…». Но вслух, конечно, он ничего не сказал. Лишь изогнул бровь, деланно удивившись:
- Не думал, что Вас беспокоит моё душевное состояние, Грандмастер, но всё, что интересует меня на данный момент, так это необходимость понять, в каком направлении мне следует работать с нашей любезной гостьей. Насколько мне известно, к Ключу она имеет лишь косвенное отношение, секреты лечения шинигами нам вряд ли пригодятся, а точное расположение всех точек сопротивления остаткой Готея-13 и так будет скоро известно… - он помолчал, потом продолжил: - так что Вас инт…
Но тут же осекся, услышав шаги. От женщины, которую привели в кабинет к Хашвальду, распространялась удушающая атмосфера смерти. Уж что-что, но Сильвер был прекрасно знаком с подобным. Дыхание перехватило словно костяной рукой. Сузив потемневшие глаза, Кэвелл смотрел на женщину, не мигая. Как хищник на хищника. Вот только сейчас все равно чувствовал себя кроликом перед удавом. Унохана была похожа на сошедшего с ума маньяка, который готов на всё: рвать зубами, ногтями, впиться в шею, откусить ухо, но при этом вела вполне нормальную беседу. 
- Сильвер Кэвелл к Вашим услугам… думаю, что у нас впереди будет еще много времени узнать друг друга получше, - он чуть склонил голову, потом выпрямился и посмотрел на женщину, очаровать ей он не пытался, но старался держаться достойно. Уважение – главный залог нормального общения даже с пленным. Особенно когда тот его заслуживает в полной мере. Сильвер, услышав её вопросы, не смог удержаться, перевёл взгляд на грандмастера. - Я тоже хотел бы это знать.

+2

9

В глазах синигами – гроза. Темная, непроглядная, страшная.
В глазах Кэвелла – предвкушение и затаенное веселье.
В глазах самого Хашвальта – лед. Синий весенний лед.
Ступишь на такой - вмиг пойдет трещинами, вскипая опасной водой, готовой поглотить – все и всех.
Таким был Сильберн. Нет, не правда, себе-то не ври.
Таким он стал. Не сейчас, не вчера… Но ты помнишь его другим.
И помнишь цену, которую  платил за это, не считая ее слишком высокой.
И продолжаешь платить – за что?
И как так вышло, что ты не знаешь, что делать?

Хашвальт прикусил губу, безотчетно шаря пальцами по рукояти.
Голос Кэвелла раздражает, хочется заорать на него, вмазать кулаком в ухмыляющуюся – что, думаешь, не вижу? – физиономию, заставить заткнуться.
Нельзя.
Ничего нельзя.
Особенно тебе, особенно сейчас.

- Вы все правильно поняли. Нам нужен ключ в измерение короля. Или – способ его добыть. Или – какой-то еще обходной путь.  – В голосе Хашвальта нет и намека на эмоции, но лишь немое непроглядное небо знает, чего ему стоит это спокойствие. – Если вы сумеете извлечь необходимую информацию – отлично. А если еще и сделаете Унохану Ячиру полезной для Ванденрейха – тем лучше для вас.
Висок колет болью  – так, что темная пелена застит глаза.
Хашвальт чувствует на себе взгляд синигами – тяжелый, обжигающий. Слышит ее спокойный, даже участливый голос.
И не может заставить себя посмотреть ей в лицо.
Боится?
Боится того, что она может знать? Давно ли ты стал таким трусом, Юго?
Он заставляет себя улыбнуться:
- Не имею понятия. Но сразу он не умрет, уж это-то я вам могу пообещать. – улыбка у Хашвальта ломкая, кривая и жалкая.
Не то, что усмешка Кэвелла.
Впрочем, под взглядом Уноханы и она тает, как мел в кислоте.
- Зачем я здесь? – спрашивает тихим голосом синигами.
Хотел бы я знать ответ на этот вопрос. Но этого говорить нельзя.
- Так нужно Императору. – Он прячет свой страх за привычной безликой отговоркой. Голос Императора. Лицо Императора. Воля Императора.
Есть ли еще ты сам, Юграм Хашвальт?

Он не хочет знать ответа на этот вопрос.

+2


Вы здесь » Bleach: New Arc » Wandenreich » Эпизод 14: Достучаться до небес


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC