Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.








Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - в игру принимаются неканоны-квинси. •Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Песочные часы » Эпизод: Кровь и пламя


Эпизод: Кровь и пламя

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Название эпизода: Кровь и пламя.

Эпиграф эпизода:

Участники в порядке очередности: Yamamoto Jujisai Shigekuni, Unohana Yachiru (Kenpachi).

Место действия: 67-ой район Руконгая.

Время действия: более двух тысяч лет назад.

Время суток: поздний вечер.

Погода: ясно.

Описание эпизода: слухи о той, что познала восемь тысяч стилей меча, гремят слишком сильно. Непрекращающаяся резня, устраиваемая кровожадным демоном, привлекает внимание того, кто собрал вокруг себя сильнейших шинигами Общества Душ. Ямамото Шигекуни принимает решение, что Унохана Ячиру либо вступит в ряды его банды, либо умрёт. Никто не имеет права называть себя "сильнейшим шинигами поколения", не состоя в рядах бойцов Джуджисая.

Рейтинг:

Предыдущий эпизод:

Последующий эпизод:

[NIC][NIC]Yamamoto Shigekuni[/NIC][/NIC]
[STA][STA]Зажигая Пламя[/STA][/STA]
[AVA][AVA]http://s013.radikal.ru/i323/1706/85/15f6b0dd9b72.png[/AVA][/AVA]

0

2

Он не спешит. Не важно, как скоро демон восьми тысяч течений закончит жатву. Ямамото застанет цель на месте. Демон уже должен почувствовать бушующую огненную реяцу, понять, что пламя безо всякой подсказки приближается самостоятельно.
Но пусть подождёт. Пусть насладится предвкушением боя.
Ямамото Шигекуни двигался не один, с ним вызвались идти несколько соратников. Кому-то до невозможности хотелось воочию посмотреть на неё, на настоящую Ячиру, собственной персоной. Кто-то желал увидеть не саму Кенпачи, а её поражение, когда Джуджисай продемонстрирует настоящую силу. Так или этак, самое главное - никто не вздумал идти с Шигекуни, изъявив желание помочь в поединке. Прояви кто такую дерзость, гнев говорил бы вперёд Ямамото. А от такого разговора можно потерять сотню-другую годов жизни.
Наглец Чоджиро едва-едва намекнул на подобное - в результате чудом остался при обеих руках. Правда, один же дьявол, допросился до участия в вылазке… Юнец хитёр не по годам.
Слава о беспощадном чудовище, способном дышать только во время битвы, въелась в умы жителей Руконгая слишком сильно. Если раньше позволялось фыркать - эка невидаль, головореза нашли, вы бы нас боялись! - то теперь банда под руководством Ямамото должна либо уничтожить Ячиру, либо заставить примкнуть к себе. Шигекуни собирает подле собственного клинка самых сильных. Тех, кто отказывается - убивает, тем самым доказывая, что он и его бойцы - сильнейшие.
Крайне простая система. И крайне логичная. Встреть кого-то мастеровитого да проиграй ему в попытке покорить... Разве можно после такого считаться самой грозной силой Общества Душ? Едва ли.
Деревья расступаются, показывая окраину Шестьдесят Седьмого района Руконгая. Несколько домов неподалёку, по-видимому, лишились обитателей - демон стоит, окружённый парой десятков трупов.
Это определённо она. Унохана Ячиру, чьим именем уже стали пугать непослушных детей… равно как и бойцов, выходящих на дозор.
Шигекуни бросил тяжёлый взгляд на остальных - соратники отступили на несколько шагов назад. Решат вмешаться в бой - в первую очередь, пусть боятся самого Ямамото, а не его противника. Мельком разглядев напряжённое лицо Чоджиро, неуклюже пытающегося вытереть лоб перебинтованной рукой, Шигекуни усмехнулся в усы: да, малец, это тебе не давить на нервы сенсею и с довольной мордой убегать - гляди, какова настоящая жизнь шинигами. Гляди и на то, как бывает, что она бесславно прерывается чужим клинком.
Левая рука легла на ножны, Шигекуни неспешно двинул в сторону Ячиру. Опустив взгляд на одного из мёртвых шинигами, что лежал на ножнах - очевидно, своих - он ногой отпихнул тело в сторону. И верно подумалось: в ножнах покоилось занпакто. Видать, боец из него совсем никчёмный. Не то, что защититься не смог - даже оружие вытащить не успел, а уже по животу полоснули.
Не так давно в бою с ней погиб Риданджи, один из банды Ямамото. Хвала богам, Риданджи хватило мастерства продержаться минуту с небольшим - всяко лучше, чем умереть от первого же удара. Он даже сумел дожить до момента, как нашёлся соратниками, но только и мог твердить имя “Ячиру”, захлёбываясь кровью. В итоге, даже Тенджиро не сумел вытащить его с того света.
Но глупо предполагать, что Шигекуни пришёл мстить. Он руководствовался законом силы - единственным, что подходит Обществу Душ. Тот, кто убил Риданджи, имеет право занять его место, так как доказал, что больше для этого места подходит. Ничего сложного.
Хмуро глядя из-под бровей, Ямамото рассматривает её, учинившую десятую кровавую баню за последний только месяц. Тут уж впору поверить в сказки обитателей Генсея про чудовищ, питающихся кровью...
- Я знаю, кто ты.
Большой палец давит на цубу, обнажая клинок на пару сантиметров. Если слухи о “восьми тысячах стилей”, титуле “Кенпачи” и прочих заслугах окажутся ложными, она не дождётся скорой смерти. Шигекуни воспримет как личное оскорбление, что притащился сюда ради ничтожества с раздутой репутацией.

[NIC][NIC]Yamamoto Shigekuni[/NIC][/NIC]
[STA][STA]Зажигая Пламя[/STA][/STA]
[AVA][AVA]http://s013.radikal.ru/i323/1706/85/15f6b0dd9b72.png[/AVA][/AVA]

+2

3

Она стоит посреди трупов, живописно разбросанных на мягкой траве. Красное и зеленое - красивое сочетание, кажется ей. Красное и белое - еще красивее, потому она и носит эти цвета. Молочного цвета хакама забрызганы чужой кровью, это неизбежно, потому косодэ - багряное. Гармонирует с пятнами красного на светлой ткани.

Она любуется зрелищем и немного скучает. Эти кончились слишком быстро, а другие еще не прибежали. Хотя...

Уже идут. Идут, и трава ложится под их стопами, как враги под ударами их мечей. Она знает, кто почтил ее визитом. Пламень его реяцу виден издалека. Ямамото и его дружки.

Если подумать, даже удивительно, что они не встретились раньше. Банда, которую сколотил усач, оказалась удивительно крепкой. Костяк оставался одинаковым год от года. По краям иногда менялись новички, принятые слишком поспешно, без истинной проверки надобности отряду. Имена звенели далеко. Ямамото, огненный и яростный. Тенджиро, чертов гений от медицины. Как Шигекуни сумел уболтать его - непонятно, но насколько мощным усилением для отряда стал сильнейший медик, который, к тому же, и в драке не плошал, сложно переоценить. Другие - все, как один, бешеные и готовые разорвать в клочья всех, кто встанет у них на пути. И все собраны, слиты воедино огненным сердцем банды - Джуджисаем.

Ячиру была для них слишком очевидной мишенью, чтобы всерьез думать, что они не придут. Едва ли они были настолько глупы, чтобы предположить, что демон восьми тысяч течений согласится работать с ними - зачем они ей? Зачем обременять себя подобием порядка и дисциплины, когда можно вести прежнюю жизнь? Бродить без забот, искать сильнейшего. Убивать его. Идти дальше. Нет, они не могли рассчитывать на то, чтобы заполучить ее саму. Но даже ее голова на копье была бы хорошим штандартом. Убедительным. А значит, оставалось только добыть ее. Но вот незадача - Ячиру любила свою голову.

Но вот и он. Стоит, хмуро взирает. Кучка прихвостней столпилась на почтительном расстоянии. Что ж, усачу не откажешь в смелости - выйти против Ячиру Кенпачи один на один могли себе позволить только самоуверенные и глупые юнцы или же по-настоящему знающие соотношение сил люди. Этот дураком не был. Ячиру заинтересовалась.

- Я бы оскорбилась, если бы не знал.

Она стоит безмятежно и прямо, не поднимая меч. Киссаки утопает в траве, скрывая точную длину меча. Ветер ласково касается длинных волос, падающих по плечам. Она ждет. Оба обрисованы четкими силуэтами на фоне стремительно темнеющего неба. Ничего, если то, что она слышала о силе этого противника, скоро здесь будет светло и жарко, как в самом аду. Так устроим же ад!

Едва она слышит этот легчайший шелестящий щелчок, с которым хабаки отпускает из своих объятий клинок, она бросается вперед. Меч дугой взлетает от земли, оставляя за собой шлейф срезанных травинок. Да будет битва! Порадуй меня, чужак! Не умирай так просто! Дерись!

Над темной в сумерках травой, над остывающими телами, над замершими в отдалении шинигами разносится счастливый смех Уноханы Ячиру, сильнейшей из всех, и в глазах ее сияет радостное предвкушение танца по краю бездны.

+2

4

Ожидание. Двое сильнейших застыли, будто изображённые на картине. Банальное "Затишье перед бурей" стало бы отличным названием. Возможно. Шигекуни - не фанат изобразительного искусства.
Спроси его - скажет, что хочет видеть бой в движении, а не мёртвые нелепые картинки.
Тихие, боязливые пересуды подчинённых раздражают. Ямамото - не тот, кого можно впечатлить слухами. Ему нужна демонстрация силы. Стоящая перед ним только что вырезала десяток-другой противников - но что с того? Пускай наглядно покажет, что именно она пугает весь Руконгай одним упоминанием имени. Что тому есть причина.
Но здесь и сейчас Ячиру лишь источает излишнюю важность и наглость. "Оскорбилась бы, если б не знал?" Да ладно, что ты говоришь? Упиваешься своей репутацией, пытаешься давить силой имени?
Имя не значит ничего.
Ярость постепенно плавит дно самообладания, подобно разрастающемуся пламени. Огонь - когда он вырвется наружу - щадить не будет. Но пока лишь брови сдвинуты в гневной гримасе - захотела поиграть, бродяга? Давай поиграем!
Противник срывается с места, лезвие тачи стремительно поднимается в отчаянном желании вгрызться в чужую плоть. Твой клинок ищет крови, ха! Замечательно!
Катана всё так глядит на мир лишь парой сантиметров стали. Зато правая рука опускается по диагонали, стоит только вражьему клинку оказаться достаточно близко. Ладонь намертво сжимает лезвие, вместе с тем обагряя клинок кровью из пореза.
Вот тебе кровь для затравки, попробуй достать ещё!
- Наглая девчонка! - тяжёлый, гневный взгляд Ямамото сверлит кровожадную радость в глазах Ячиру, зубы ощерены в оскале. - Убила пару сотен бродяг и назвалась таким громким именем?!
Рука отводит меч влево, после отпускает - в следующий раз не жалей силы, не думай, что перед тобой очередное ничтожество! Сильный, добротный пинок в живот, с тем, чтобы оттолкнуть подальше, и мигом кровавому закату является Рюджинджакка.
Лезвие занпакто - мертвенно спокойная сталь, но дух его исходит яростью и жаждой - желает прямо сейчас исторгнуть океан пламени, способный обратить в пепел кого угодно, что угодно! Но нет. Рано. Сначала Рюджинджакка испробует крови. А потом, опьянённый и счастливый, подведёт конец самодовольной дерзости "демоницы".
Опалённая ревущим пламенем, порождённым, не иначе, самой преисподней, она потеряет как знаменитый взгляд, так и довольный смех, безумными искрами разлетающийся по округе.
Выдерживать паузу ни к чему. Шигекуни срывается в сюнпо, оказываясь слева от противника. Тут же следуют два удара - стремительных, но не поспешно-неуклюжих, а напротив, отточенных столетиями кровавых битв. Бесчисленных столкновений с врагом, где Ямамото неизменно выходил победителем... и только потому выживал.
Сейчас, конечно, хорошо бы оставить самоназванную "Кенпачи" в живых - победить, заставить присоединиться. Но это не повод биться не в полную силу. Случись такое, что она умрёт - пусть так. Шигекуни чертыхнётся, плюнет на всё, и спокойной вернётся в лагерь. Боевое мастерство проявляется только в настоящих битвах насмерть.

[NIC][NIC]Yamamoto Shigekuni [/NIC][/NIC]
[STA][STA]Зажигая Пламя [/STA][/STA]
[AVA][AVA]http://s013.radikal.ru/i323/1706/85/15f6b0dd9b72.png [/AVA][/AVA]

+1

5

Пробный удар остановлен - и чем! Безоружной ладонью! Ну, хотя бы порезался, самовлюбленный хрыч, иначе Ячиру можно было бы убирать меч в чехол и уходить вышивать знамена в женской богадельне. После такого позора-то. Но нет, Миназуки вгрызается в руку нахала. Все, этой рукой дядька меч держать больше не будет, если не хочет, чтобы рукоять противно скользила в крови. А все самоуверенность. Что, думал, хватит сил заблокировать удар одной только своей реяцу? Как бы не так!

- А ты догони и накажи за наглость! - она резко дергает меч на себя, с протягом, разрезая ладонь противника еще глубже, и отпрыгивает, но вдогонку все же получает сочный пинок в живот. Дыхание сбито, ноги скользит по мокрой траве, а неугомонный усач уже налетает слева, не давая разогнуться. Так и не будем! Один удар пропустить над собой, еще ниже припав к земле, второй - поймать на ножны. Драгоценный лак облетает осенними листьями, да и плевать, потом заполируем его же кровью! В ответ  - стремительный взмах руки. В лицо Шигекуни летит метательный нож. Ячиру славится как гений фехтования - и нагло пользуется этим. Никто не ждет от нее в бою ничего, кроме меча, а ей есть, чем удивить зарвавшихся нахалов.

Попала - не попала, неважно, главное, встать на ноги, выпрямиться и перехватить меч. И снова вперед! Серия уколов и уход в шунпо, уносящее ее вперед, за спину врага - чтобы не дать времени на ответный удар. Развернуться, оценить ситуацию.

Дядька еще жив. И это уже радует. И почему-то кажется, что это только начало, разминка перед настоящим сражением. Ячиру встряхивает головой, убивая с лица черные пряди, и горящими глазами смотрит на Ямамото. Больше не существует ничего и никого. Только этот тип, осмелившийся бросить ей вызов и выжить после этого уже столько секунд спустя.

- Кажется, ты себя переоценил, дядя, - Ячиру озорно улыбается и нападает снова.

+1

6

Удар - мимо, удар - блок. Девка сильна, несмотря на субтильный и невзрачный вид. Безусловно, битва шинигами - это битва реяцу, но духовная сила - это лишь множитель для других способностей, в том числе - для физических навыков. Шигекуни оценил её силу ещё при первой атаке. Со стороны, несомненно, смотрелось, что он схватил лезвие тачи играючи, но на деле приложил ощутимые усилия. И теперь она блокирует удар ножнами - не продавливая землю от силы Ямамото, не дрогнув рукой, будто бы вообще не напрягаясь.
Тем лучше! Похоже, слухи не врут.
Джуджисай намеревается схватить Кенпачи за руку, чтоб наверняка попасть следующим ударом, но у той заготовлен сюрприз - быстрый и острый. Левая рука без единой задержки хватает метательный нож прямо у лица - с реакцией всё в порядке, девка, придумай что поинтереснее! Мгновение спустя, этим же ножом Шигекуни пытается украсить лицо Ячиру кровавой полосой, но удар не достигает цели. Зато в ответ сыпятся колющие удары, один за другим - приходится уворачиваться. Клинок мелькает в опасной близости у лица, шеи, торса - но Шигекуни с подвижностью китайского дракона уходит от каждого удара. Уйдя правее, он ловит момент для контратаки - лезвие ножа отводит тачи влево, и следом воздух рассекает мощнейший рубящий удар.
Увы, только воздух. Кенпачи успевает неуловимым движением уйти за спину.
Ямамото степенно разворачивается. На мгновение бросает взгляд на нож, подбрасывая и ловя его. Подлый приём? Недостойный пути меча, недостойный честного противостояния? Наверняка. Для маменькиного мечника, видящего в битве нечто благородное - самое то. Но знающему, что настоящая битва это боль, кровь и вываливающиеся через распоротое брюхо кишки - твои кишки, коли не справляешься - не существует такого понятия как “подлый удар”. Есть только “эффективные” и “неэффективные”. Одобрительно хмыкнув, Шигекуни поднял взгляд на соперницу.
- Кажется, ты до сих пор не добыла ни капли моей крови, девка, - ярость переплетается с боевитой, задорной насмешкой, парирующей дерзкие речи бродяги, - кроме той, что я сам тебе подарил!
Стычка начинает переходить в нечто стоящее. Похоже, назревает бой - настоящий, вытягивающий все жилы, иссушающий до последней капли крови. Ямамото очень силён - без ложной скромности, без нелепых попыток умалить собственные навыки. Найти достойного противника попросту сложно.
Но такие всё-таки остались. Великолепно!
Ячиру срывается с места - её улыбку встречает огонь предвкушения, читаемый в глазах легче лёгкого. Шаг сюнпо - Шигекуни уходит влево, с силой возвращая нож владелице. Прицел в правое плечо, чтобы ослабить основную руку, но серьёзного расчёта нет. Так, детская атака, забавы ради.
Вновь стремительная поступь, теперь Джуджисай слева и сзади от Кенпачи. Обе руки крепко лежат на рукояти - мощный рассекающий удар справа налево, по диагонали. И тут же подсечка ногой по левой голени с одновременным ударом рукоятью в грудь - попытка опрокинуть девку на землю. Упадёт - последует колющий удар в район живота, подножка не удастся - Шигекуни готов нанести удар в обратном направлении, слева направо. Коли она не упадёт, но замешкается - превратится в две Кенпачи покороче.
Возможно, и наглости у каждой будет вдвое меньше.

[NIC][NIC]Yamamoto Shigekuni[/NIC][/NIC]
[STA][STA]Зажигая Пламя[/STA][/STA]
[AVA][AVA]http://s013.radikal.ru/i323/1706/85/15f6b0dd9b72.png[/AVA][/AVA]

+1

7

Он еще жив - какая же прелесть! Впрочем, это еще не достижение. В жизни Ячиру встречались поединки и подольше. Он не просто жив - он, сдается Унохане, вовсе не устал и только разминается. Совсем как она сама.
Правое плечо обжигает огнем - ей любезно вернули нож. Вспыхивает реяцу, и клинок осыпается частичками силы. Ячиру перебрасывает меч в левую руку. Ей все равно, а вот противнику теперь будет очень неудобно отражать удары, приходящие с неправильной стороны и под неправильным углом. Привычка - вторая натура, и если привык сражаться с правшой, оружие в левой руке может обескуражить. Ячиру на это не рассчитывает, как на серьезный козырь - такое работает только против новичков, а Ямамото таким не назвать. Но даже небольшое преимущество может помочь.

Ячиру ловит чужой меч, отводя в сторону. Лезвие тати поет, встречаясь с клинком Ямамото, но за Миназуки можно не бояться. Демон, живущий в мече, способен сожрать и не такое. Подпрыгнуть, поджимая ноги, пропуская подсечку под собой, а удар рукоятью - слева, и тут же, пока противник не восстановил равновесие, еще в прыжке нанести мощный вертикальный удар. Багряной росой летят в лицо Шигекуни капли крови из ее вспоротого плеча. Ответный подарок. Обмен кровью. А катана проитвника уже свистит в обратном движении. Унохана отпрыгивает назад, будто подхваченная потоком воздуха. Черная прядь, как бритвой отсеченная, распадается на легкие волоски и улетает по ветру.

Ячиру любит длинные волосы вопреки всем логическим доводам. Иногда в битве приходится за это поплатиться.

+1

8

Лезвие Рюджинджакки ещё не раскалено огнём шикая, зато реяцу Шигекуни бушует яростным пламенем. Искрящееся, обжигающее - оно мечется сумасшедшим танцем, закрывая от взора весь мир, кроме противника. Настоящего, достойнейшего противника. Капельки духовной силы разбегаются на границе восприятия - это жители Руконгая спешно покидают дома. Ноги уносят их подальше от битвы чудовищ, чьё духовное давление способно уничтожить простую человеческую душу.
Девка продолжает хитрить - на этот раз хвастается амбидекстрией. Клинки вновь соприкасаются, и Рюджинджакка яростно воет, пытается запугать дух вражеского занпакто боевым кличем. Огненный меч кричит о готовности превратить в уголь и золу всё - этот тачи, его владелицу, всю окружающую землю и само небо, всех соратников Ямамото и его самого.
Но Шигекуни держит пламенеющего демона под контролем.
Не удалось опрокинуть Ячиру на землю, и вновь приходится уходить в защиту. Удар сверху вниз нацелен на левую половину тела, и Шигекуни уходит вправо - но не успевает! Понимание этого приходит запоздало.
Нет уж, наглая девица, рановато тебе новый подарок получать!
Но мысли остаются мыслями - Джуджисай, в итоге, атакует в ответ. Плевать на раны, Тенджиро подлатает. И так понятно, что выйти из боя с ней без единой царапины невозможно. Да и не нужно. После славной битвы должен остаться хоть один шрам - напоминание, что бой был знатный, достойный упоминания.
Клинки едва ли не синхронно рассекают плоть, Ямамото довольно ухмыляется. Шумно выдыхая, Шигекуни вкладывает силы в новый удар - без задержки, без шанса отдышаться! Одновременно какой-то баран из следящих за боем срывается с места. Совсем дурной? На кой дьявол мне помощь нужна? Девка изящно уходит от атаки, а Джуджисай дожидается, пока "помощник" оказывается на расстоянии вытянутой руки, и не глядя отмахивается сжатым кулаком, отправляя дурака в полёт к точке старта. Намереваясь оглянуться и злобно зыркнуть на остальных - чтоб знали, помощь понадобится им самим, коли ещё кто вмешается - Шигекуни замечает уносимые ветром чёрные волосы. Нет сомнений, кому они только что принадлежали.
Ха! Хоть причёску попортил. Всяко лучше, чем ничего.
Ленивый взмах Рюджинджакки посылает влево огненный поток - иссушающий воздух, выжигающий землю, обращающий в ничто танцующую в ветре прядь. Такого количества огня хватит, чтобы убить девяносто процентов шинигами, случись им по очереди выступить против Шигекуни. Но какая же это малость для самого занпакто! Клинок раскаляется, дух его мечется и рвётся наружу. Почувствовав на мгновение свободу, он с утроенной силой ревёт в сознании Ямамото тысячей Иерихонских труб, взывая к настоящему освобождению.
Но Шигекуни лишь усмехается недобрым оскалом. Пока он подразнит Рюджиджакку. Пусть тот изведётся до такой степени, что в момент истинной свободы обрушится на Кенпачи всеми силами - и даже больше. Мотивация, знаете ли, великое дело.
Шигекуни сходит с места, очень медленно шагая в сторону Ячиру.
- Когда я выбью из тебя желание дерзить и переломлю напополам твой тачи, - тон мастера, отчитывающего нерадивого ученика, - первым же делом обрею тебе голову и в таком виде проведу через все восемьдесят районов.
Осклабившись, Ямамото берёт катану в обе руки и срывается в сюнпо. Нет, на этот раз никаких заходов за спину! Шигекуни оказывается прямо перед Ячиру. Оружие в левой руке? Отлично, будем бить в ту сторону. Рюджинджакка несётся вправо, ища нового столкновения с чужим клинком. Шигекуни поворачивает корпус, вкладывая в удар максимум силы. Цель - тачи противника, а не она сама. С силой отвести клинок в сторону - это раз. Моментально рвануть боком вперёд, нанося удар плечом и сбивая Кенпачи равновесие - два. И, наконец, моментально крутанувшись, нанести ещё один мощный удар слева направо, на этот раз - в правый бок противника. Это три. Если девка не сможет твёрдо стоять на ногах, то она ещё пожалеет, что тачи у неё на данный момент в левой руке.

[NIC][NIC]Yamamoto Shigekuni[/NIC][/NIC]
[STA][STA]Зажигая Пламя[/STA][/STA]
[AVA][AVA]http://s013.radikal.ru/i323/1706/85/15f6b0dd9b72.png[/AVA][/AVA]

0

9

Огненная вспышка меча, спалившая отсеченную прядь - но большего Ямамото своему мечу пока не позволяет. Расчет прост и понятен: хочет победить без использования кидо и силы меча. Одолеть Ячиру Кенпачи, используя чистое кендзюцу - да, это достижение. Этим можно гордиться и похваляться, не боясь прослыть задавакой. Это произведет нужное впечатление и на друзей, и на врагов.

Да только кишка тонка, Джуджисай. Ты храбришься, ты угрожаешь мне, ты радуешься такой мелочи - тонкой прядке волос, которой ты лишил меня. Ты запрещаешь своим псам вмешаться в бой. Скоро ты пожалеешь.

Меня зовут Ячиру. Восемь тысяч течений. Восемь тысяч - все равно, что бесконечность. 
Когда ты наносишь удар - помни, кто изобрел его.

Мягкий, скользящий шаг по траве.

Когда ты ставишь блок - помни, кто изобрел его.

Пальцы нежно обнимают оплетку рукояти.

Когда ты пытаешься подловить меня финтом - помни, кто изобрел его!

Ячиру срывается с места. Тати прокручивается в воздухе и почти ложится вдоль спины, прикрывая бок. Яростный, раскаленный клинок противника отброшен в сторону. Это уже совершенно новый уровень - здесь, на глазах у почтенной публики из "группы поддержки" Джуджисая в огненной пляске рождается новый стиль, бешеный, непредсказуемый и неукротимый. Жужжащий взмах меча рвет воздух, срезая кончики щеголеватых усов Шигекуни.

- Береги усишки, дядя! - кричит Ячиру, обрушиваясь на него ураганом ударов. Этот противник дьявольски хорош. Можно не бояться убить его слишком быстро. Можно уйти с проторенных троп. И даже ранения, полученные в этой битве, радуют - есть еще те, кто способен достать даже ее. Даже Ячиру.

Отредактировано Unohana Retsu (2017-06-14 19:40:30)

+1

10

"Вновь и вновь
Закипает в венах кровь!
Поджигает изнутри!
НАКАЛЯЕТ! НАКАЛЯЕТ!"

Атака почти завершена, но толчок плечом не достигает цели. Скрипя зубами, Шигекуни всё-таки атакует завершающим взмахом - безрезультатно. Успела! Чёртова Кенпачи успела остановить удар!
Рюджинджакка в гневе - похоже, его отвергли. Где-то в подсознании тысяча огней кричат и воют, требуя немедленно выпустить пламя на свободу. Но нет, не сейчас! Быть не может, чтобы Джуджисай, основатель академии Шинто, лидер сильнейшей группировки шинигами, самый сильный воин Общества Душ не мог справиться с самоуверенной бродягой самостоятельно!
Кенпачи контратакует - но Ямамото живо смещается назад, оставив лезвию тачи лишь кончики усов. Или она намеренно позволила увернуться? Шигекуни оскаливается, упираясь хмурым взглядом в безмятежную расслабленность, наполнившую глаза противника.
Она всерьёз думает, что может с ним играть?!
Шигекуни замахивается - но дьяволица уже атакует. Шипяще выдохнув, он гасит первый удар. Левая рука тянется к горлу Ячиру - будешь ли ты столь быстрой, беспомощно дрыгая ногами в воздухе? - однако новая порция атак вынуждает уйти в оборону.
Блок. Блок. Правое бедро обжигает порезом - она вдруг стала в разы быстрее! Не воспринимала всерьёз? Разминалась? Невиданное нахальство!
Рюджинджакка намерен вгрызться в шею наглой девки - но вражий занпакто отводит его в сторону, а после оставляет новую рану - диагональный порез через весь торс. Ответный взмах катаной находит лишь воздух.
Удар со спины - Рюджинджакка чудом успевает встретить сталь сталью, но попытка контратаковать опять образует брешь в защите - лакомый кусочек для безумной бродяги! Кончик лезвия несётся к шее, и всё, что Ямамото успевает сделать - отвести клинок левой рукой. Кромка скользит по предплечью, оставляя длинную косую рану от кисти до локтя.
Шигекуни гневно сжимает зубы. Резким ударом занпакто он отбивает тачи в сторону, а затем наотмашь бьёт внешней стороной ладони, с намерением откинуть Кенпачи подальше.
- Всем назад! - рявкнул Джуджисай, на секунду бросив взгляд в сторону соратников.
Останутся и случайно помрут - их проблемы. Он предупредил.
Взмах мечом слева направо - без сомнения, теперь ждать нечего, теперь пора биться по-настоящему.
Видят боги, девка воюет за громкий титул не просто настырно, но и на редкость достойно.
- Обрати всё сущее в тлеющее... - от рукояти проходят тысячи импульсов духовной силы. До кончика лезвия, до каждого нерва в теле Ямамото, то пальцев, глаз и ушей, через каждую мышцу. - ...Рюджинджакка!

"Я ДО НЕБЕС ДОНЕСУ ОГОНЬ!
ЗАЩИТИ ГЛАЗА -
ПОДНИМИ ЛАДОНЬ!
ТЫ УВИДИШЬ СВЕТ ЯРЧЕ СОЛНЦА ДНЁМ!
ПОТЕЧЁТ К СЕРДЦУ
ОГНЕННЫМ РУЧЬЁМ!

ЯРОСТЬЮ ИСКРА
ПОДОЖЖЁТ МОЙ ГНЕВ!
ДЕТОНАТОР СИЛЫ!
ПОТАЁННЫЙ ЛЕВ!
ПЛАМЯ ВСТАНЕТ ПРЕД ТОБОЙ СТЕНОЙ!
ДЕРЖИСЬ!
УНЕСЁТ ВЗРЫВНОЙ ВОЛНОЙ!"

Огонь. Сейчас реяцу Шигекуни не отличить от пламени, а пламя на лезвии Рюджинджакки - это и есть гневное, пылающее, испепеляющее реяцу. Клинок горит жаром битвы, жаром стучащей в висках крови в пиковый момент сражения насмерть, жаром тысячелетнего гнева - на то, что владелец находит так мало врагов, чей пепел украсит смертоубийственный путь занпакто, а не осквернит его.
Клинок кричит - но это не может услышать шинигами, кроме самого Ямамото. Но Рюджинджакка получил шанс поговорить на языке огня - о, несомненно, очень простом и понятном языке!
Духовная сила выжигает окружающую траву, иссушает воздух. Потоки реяцу, собираясь над головой Шигекуни, формируют ужасающий лик огненного бога, способного дыханием испарить целый океан.
Ямамото медленно, будто лениво проводит мечом по воздуху, под конец движения выпуская ревущую огненную вспышку в сторону Кенпачи. Она не умрёт от этого. Девять из десяти шинигами умрут - но не она.
Это демонстрация. Но не хвастовство собственным могуществом. Время насмешек закончилось, девка наглядно продемонстрировала, чего стоит. И как раз в качестве признания её силы он показывает могущество сильнейшего из всех занпакто, чтобы получить должное уважение в ответ. Пусть оценит пламя самого ада и не станет сомневаться в том, что сражаться следует в полную силу. И пусть видит, что теперь Шигекуни воспринимает этот бой как самое серьёзное событие в жизни.
Пламя кольцом обходит противника со спины, замыкая обоих в пылающей арене.
Шаг вперёд.
Ещё один.
Давай!

"...я за тобой.
...я перед тобой.
Ближе!
Доне-донесу священный огонь...

...я за тобой!
...я перед тобой!
Ближе!
Доне-донесу священный огонь!"

[NIC][NIC]Yamamoto Shigekuni[/NIC][/NIC]
[STA][STA]Зажигая Пламя[/STA][/STA]
[AVA][AVA]http://s013.radikal.ru/i323/1706/85/15f6b0dd9b72.png[/AVA][/AVA]

Отредактировано King of the Souls (2017-06-14 21:11:18)

+1

11

Унохана вскидывает руку с мечом, словно пытаясь прикрыться от испепеляющего потока. Кажется, спасения нет - но что это? Всепожирающий беспощадный пламень безобидно расплескивается об шершавую кожу, стеной выросшую перед девушкой, не причиняя никакого вреда. Унохана смеется и взбегает на широкую спину, цепляясь босыми ступнями за неровности скатьей кожи.

Пусть огненный меч Ямамото - сильнейший (даже если так). Но у Миназуки есть свобода действия. Ему не нужен приказ или команда шикая. Ему нужно только разрешение милостивой улыбкой на губах госпожи. И зеленое одноглазое чудовище, выросшее на замену хищно изогнутого тати, имеет обыкновение сильно обижаться на тех, кто пытается убить половинку его души.

Огромный хвост с гулом, вздымая тучи пыли, бьет по земле, пытаясь достать юркую жертву. На спине подпрыгивающего ската балансирует босая девчонка в облаке черных, как смоль, волос, и счастливо хохочет. Можно взлететь, выразив полное пренебрежение к пафосному жесту противника - кольцу пламени. Но в общем-то, понятно, что это просто дурацкий символ, а не настоящая преграда. Такой огонек удержит разве что прихвостней самоуверенного дяди от участия в драке, нежели Унохану внутри. Он совсем дурак, если этого не понимает.

Поэтому она запрещает Миназуки взлетать. Но вместо этого с успехом реализует все преимущество более высокой позиции - прикрываясь горбом выпуклой спины ската от ответных ударов, она обрушивает на Шигекуни град хадо вперемешку с метательными ножами. Занпакто не отстает - Ямамото приходится уворачиваться и от укусов гигантской пасти, и от хлестких ударов хвоста, и от лап - летучей твари необязательно на них опираться.

Скат ревет. Унохана смеется, танцуя на его спине, словно в насмешку над серьезностью Ямамото. В довершение всего скат на секунду замирает, а потом обрушивает на мелкого юркого врага поток слизи из желудка. Целебная в верной концентрации, сейчас она в боевом режиме - а значит, разъест даже камни. ЧТо ей плоть. А и не разъест - мало приятного быть оплеваным гигантским скатом под ехидные взгляды его хозяйки.

Отредактировано Unohana Retsu (2017-06-24 00:13:33)

+1

12

"НЕ ЗЛИ МЕНЯ!
НЕ ЗЛИ МЕНЯ!
НЕ ЗЛИ МЕНЯ!
В сердце холод храня..."

Брови сурово сдвинуты, хмурый взгляд скользит по явившемуся на поле боя чудовищу. Нет, это не Пустой и не плод чьих-то сумасшедших экспериментов - Шигекуни приметил момент, когда занпакто Кенпачи, меняя форму, вырос в стену из реяцу, мигом получившую физический облик. Тень удивления мелькает в мыслях, но тут же испепеляется яростным воем Рюджинджакки. Огненному занпакто плевать, что ни он, ни его владелец никогда прежде не сталкивались с мечом, превращающимся в живое существо - в шикае! И внешний вид - странный, нелепый - впечатления не производит тоже.
А вот от того, что одноглазое чудище неопалённым вышло из огня, Рюджинджакка пылает гневом. Но Ямамото даже не думает изменяться в лице. Делов-то - увеличить напор, приложить больше усилий. Тот взмах не показал всей силы Текущего Пламени. Однако, крылатый монстр и вовсе не приступил к сражению - расслабляться рано.
Шигекуни отводит меч в сторону, готовя новую волну огня, но монстр, наконец, приходит в движение. Сомкнув губы, Ямамото следит, как на него опускается хвост одноглазого ската. В глазах проносится взрывоопасная смесь из гнева, задетого самолюбия, желания поставить девчонку на место - и, несомненно, желания победить! И Джуджисай не делает ни шага в сторону, принимая удар на лезвие Рюджинджакки.
Мышцы напряжены до предела, вены вздуты. Ноги Шигекуни вдавливаются в землю, но он не покажет слабости. Стиснув зубы, Ямамото возжигает реяцу на несколько сотен градусов, с максимальным напором отталкивая хвост.
- Гха-а-а! - яростный выдох, сопровождающийся нечеловеческими усилиями.
Рюджинджакка, соприкоснувшись с Миназуки в высвобожденном состоянии, угрожающе рычит пламенным потоком, пытаясь запугать оппонента. А спустя секунду Шигекуни отбрасывает хвост крылатой твари, одновременно скользя по её шкуре лезвием. Отрезать... нет, не получилось. Возможно, остался порез и ожог, сейчас не разобрать. Да и не так оно важно. Главное - Ямамото продемонстрировал, что коли он не захочет сходить с места, никакая сила в мире не сдвинет его.
Шигекуни запускает новый огненный снаряд, а затем подпрыгивает, намереваясь достать хозяйку чудовища - но навстречу несётся целый залп хадо, одно за другим. Раздражённо цокнув языком, Ямамото подставляет под заклинания меч, позволяя им сгинуть во всепожирающем пламени. Метательным ножи и вовсе перестали быть проблемой, истлевая на ещё на подходе.
Недобро оскалившись, Джуджисай отбивается от взбесившегося одноглазого ската, пытаясь отсечь тому лапы и не без труда уходя от щёлкающих зубов и массивного хвоста. В голову невольно приходит мысль, что поединок в любой момент может закончиться в пользу девки - та попросту способна улететь, когда начнёт проигрывать. Треклятый Шихоин-старший с фирменными клановыми артефактами, как назло, остался в лагере.
Монстра нужно нейтрализовать. И Ямамото делает шаги в этом направлении.
Отбиваясь от когтей и клыков, блокируя непрерывные хадо с помощью Данку, прыгая туда и сюда, Шигекуни постепенно опаляет шкуру одноглазой твари. Даже прибавив жару, не выходит испепелить чудовище с концами, но ожогов тут и там у него прибавилось порядочно.
Осталось выждать момент...
Крылатый зверь остановился. Следом застыл Джуджисай, выставив Рюджинджакку острием вперёд. Ожидалась резкая таранная атака, но скат внезапно исторг поток кислоты. Что за мерзкая тварь! Чертыхнувшись, Шигекуни выпускает в ответ настоящий пламенеющий ад, с целью обратить ядовитые выделения монстра в ничто.
Однако, даже сквозь испепеляющий поток проникают несколько капель зловонной слизи, оставляя ожоги на лице и груди. На мгновение Ямамото теряет концентрацию - больше от неожиданности - и пламя перестаёт сдерживать струю кислоты. Джуджисай срывается в сторону, но всё равно злобно скрипит зубами - левая рука, на излёте попавшая под разъедающий поток, ему в этом бою уже не пригодится. Повезло с тем, что под кислотным залпом рука пробыла считанные доли секунды, иначе разъелась бы целиком.
Медлить больше нельзя. Зигзагами шагая в сюнпо и высвобождая с каждым скачком добрую порцию пламени в сторону Ячиру, Ямамото перемещается к чудовищу. Оказавшись вплотную и увернувшись от удара хвостом, он подносит к шкуре зверя правую руку. Не бьёт, нет - лезвие даже не касается чудовища. Зато к одному из ожогов приставлен указательный палец.
На лице мелькает злобный, но крайне довольный оскал.
- Хадо №96: Итто Касо!
Разрушительное, чрезмерно мощное и крайне безжалостное хадо, что использует обожжённую плоть как катализатор. Ерунда, что не удалось серьёзно навредить одноглазому предыдущими атаками. Главное, что на его теле более чем достаточно мест, которых коснулось пламя.
Огромный огненный клинок, выходящий далеко за пределы обозначенной Джуджисаем "арены", вырастает от земли до небес. В центре, посреди выгорающей Преисподней, трое - окружённый огненной аурой Ямамото и две его жертвы.
Ямамото Шигекуни дышит и живёт пламенем. Он с удовольствием посмотрит, насколько теперь наглой Кенпачи будет смешно и весело.

"НЕ ЗЛИ МЕНЯ!
НЕ ЗЛИ МЕНЯ!
НЕ ЗЛИ МЕНЯ!
Будет ночь ярче дня..."

[NIC][NIC]Yamamoto Shigekuni[/NIC][/NIC]
[STA][STA]Зажигая Пламя[/STA][/STA]
[AVA][AVA]http://s013.radikal.ru/i323/1706/85/15f6b0dd9b72.png[/AVA][/AVA]

+1

13

Миназуки, презрительно игнорируя все более многочисленные ожоги на шершавой шкуре, держится до последнего. Но когда к небесам возносится огненный клинок Итто Касо, скат растворяется с тихим вздохом, чтобы не быть сожженным дотла. Он больше не в силах помочь. Унохана остается одна посреди океана бушующего пламени.

Тягаться с Ямамото в искусстве хадо нет ни смысла, ни возможности. Пока еще нет. Поэтому она делает единственное, что еще дает шанс на спасение. Всю свою дьявольскую силу она бросает в простейший щит, прямо зависящий от реяцу. Никакие тонкие решения тут не помогут. Только скорчиться на исходящей паром, а потом трескающейся от жара земле и держать щит, надеясь, что хватит сил и что сознание выдержит боль сгорающей даже под прикрытием кидо кожи.

Когда огонь опадает, на земле остается обгоревшая женская фигурка. Ни волос, ни одежды, ни малейшего движения.

Ячиру не знает, что с ней, выживет ли она, насколько сильный урон нанесло ей адское девяносто шестое хадо. Все ее мысли сосредоточены на одном - под ее обожженным телом все еще ухмыляется нетронутой полировкой занпакто, который она закрыла от огня Джиджусая собой, и рукоять Миназуки зажата в ее ладони.

Шелест шагов по пеплу. Слегка неуверенно - долгий бой не прошел для тебя бесследно, ублюдок. Давай, подходи. Надо же праздновать свою победу. Еще шаг. Наклонись. Нет дыхания. Ты победил?..

Ячиру раскрывается пружиной, и сияющий клинок тати входит между ребер неосторожно подошедшего слишком близко, забывшего, с кем имеет дело, самонадеянно поверившего в хадо врага. Обугленная рука, оставляя на одежде Ямамото клочья кожи, вцепляется в его плечо, притягивая к себе с нечеловеческой силой, пока меч не выходит из его спины, остановленный только цубой. Кровь сплошным потоком льется на Унохану, смешиваясь с ее собственной, выступающей из трескающихся покровов по всему телу. Между ними теперь расстояние не больше рукояти меча. Унохана с наслаждением вглядывается в лицо напротив и дает рассмотреть себя - синие озера на черно-красном лице. Она чувствует сокращения чужого сердца, почти рассеченного надвое, рукоятью и клинком тати. Занпакто передает последнюю дрожь, но демоница не отпускает врага, пока последние искры не уходят из огненных глаз.

И только тогда она падает на землю, так и не выпустив из рук меча, связавшего её с лучшим в ее жизни противником.

***

Такими их и застал срочно вызванный из лагеря Тенджиро Киринджи: в огромном круге выжженной земли лежал Ямамото Шигекуни, не подающий признаков жизни, а рядом с ним полусожженная женщина, в которой только по мечу сейчас можно опознать легендарную Ячиру Кенпачи. По мечу, который все еще связывал их в одно целое. И по рассказам тех, кто не попал под ярость Итто Касо, здесь творился настоящий ад. И медику оставалось только хвататься за голову, проклиная самоуверенного Ямамото и не вовремя подвернувшуюся демоницу. Потому что они уже отвоевались, а расхлебывать оставалось ему.

Торопливо оплетая командира сеткой кайдо, которая хотя бы позволила довезти его до лагеря, Тенджиро понял, что если не заберет с собой и эту женщину, Джуджисай никогда не простит ему этого. Поэтому вторая порция кайдо предназначалась уже ей. А когда они тронулись в обратный путь, Киринджи позаботился даже о том, чтобы кто-нибудь подобрал ее занпакто.

Его работа только начиналась. Но сперва он хотел плюхнуть обоих вояк в источник и дать им хоть немного восстановить потерю реяцу и физические раны.

Отредактировано Unohana Retsu (2017-06-27 00:26:13)

+1

14

Огонь. Огонь! Пусть всё поглотит огонь!
Ямамото дёргает плечами. Мысли Рюджинджакки начинают сливаться с его собственными. Да, Текущее Пламя обожает это хадо. Испепеляющий ад, имеющий, к тому же, столь замечательную синергию с производимым занпакто пламенем. Да ещё и в форме клинка!
Большего и не требуется, чтобы порадовать пылающего демона, половину души Шигекуни.
Стоя посреди огненного шквала, высекающего искры об языки пламени Рюджинджакки, Ямамото довольно осклабился. На его глазах тает одноглазое чудище, высвобожденное Ячиру. Теперь девка никуда не денется. Хотя... Переживёт ли она Итто Касо? Вполне может статься, что Ямамото перестарался. С другой стороны, за долгое время он встретил соперника, бой с которым представляет реальную угрозу жизни. Дело не только в том, что такой бой дорогого стоит. Сдерживаться в такой ситуации - проявить халатность к собственной жизни и неуважение к противнику.
И Унохана Кенпачи - если даже сгорит в демонической магии - пусть будет благодарна. Она ведь искала достойного. А коли выживет - тем лучше! У неё не будет выбора, кроме как присоединиться к группе Ямамото. Джуджисай доказал - он сильнее. Он победил. А победитель, как известно, забирает с поля боя любые трофеи.
Пламя стихает. Шигекуни неторопливо бросает взгляд через плечо - живые, засранцы, хватило мозгов отбежать подальше, затем на левую руку - вот тут Тенджиро придётся поработать. Сухожилия, мышцы, нервы, местами и кости - пол-руки разъело треклятой кислотой. Хорошо хоть, равномерно по всей длине, а не пол-руки от кисти до локтя. Тут бы ничего не сделал даже легендарный медик.
Шигекуни медленно шагает в сторону Ячиру. Ни единого движения с её стороны, ни единого спазма агонии. Похоже, погибла ещё в момент великолепного полыхания девяносто шестого хадо. Даже реяцу не чувствуется.
- И стоило показывать столько дерзости?.. - недовольно буркнул Ямамото, склоняясь над обгоревшим трупом.
Взмах! Не хватает реакции, не хватает скорости - полученные в бою раны сказываются на стремительности движений.
А точнее - ведут к отсутствию этой самой стремительности.
Тачи пробивает грудь насквозь, выдавливая изо рта Шигекуни порцию крови. Захрипев, он роняет занпакто и хватает Кенпачи за руку - да только теперь не хватает и сил. В голове мелькают все сто девяносто восемь заклинаний шинигами - без толку. Не удаётся сконцентрироваться ни на одном.
Зато взгляд задерживается на синих глазах напротив.
Эти глаза могли бы принадлежать искусному мастеру икебаны, милосердной целительнице, задорной распорядительнице чайных церемоний - но они принадлежат ей. Унохане Ячиру, Унохане Кенпачи, кровожадному демону из Руконгая, успевшему рассечь пополам жизни сотен, если не тысяч шинигами.
Теперь настал его черёд.

* * *

Ямамото очнулся, потому что тонул. Снилось, как синяя водная гладь поглощает до бездонных глубин, в самое чрево океана - проснувшись, Шигекуни и впрямь обнаружил, что вокруг вода.
С громкими матами, оставшимися в водной толще, Ямамото выбирается на поверхность... Долго ли до той поверхности? Горячий источник ему по пояс.
Тенджиро, чтоб тебя! Я когда-нибудь сдохну от твоего лечения.
Безусловно, Джуджисай в курсе, что в целебном источнике Киринджи Тенджиро невозможно утонуть. Однако, поди разберись, только-только придя в себя...
Странные звуки, раздающиеся сбоку, заставляют повернуть голову. Ха-ха, вот как, значит. Соседка по купанию - вчерашняя демоница. А странные звуки издаёт её монстр, вылизывая обгоревшую кожу Ячиру. Похоже, одноглазое чучело способно не только убивать, но и исцелять.
Или он попросту невероятно рад факту, что хозяйка выжила.
- Итак, фатальная ничья... - пробормотал Ямамото, обменявшись со скатом далёкими от симпатии взглядами. - Фатальная, если б не Тенджиро. Молодец, чертяка, хорош.
Обратив взор в другую сторону, Шигекуни моментально замечает притаившегося в кустах Сасакибе. Не вышло сдержать громкий, добротный хохот - пацан явно пришёл поглазеть на голую бабу, да только, видимо, никто ему не рассказал, что она поджаренная и без волос. А ведь он был там! Никак, сознание потерял от давления реяцу, когда Шигекуни с Ячиру бушевали.
А может, расчувствовался и упал в обморок от вида девяносто шестого хадо. Вряд ли пацан такое когда-нибудь видел.
- Иди сюда! Иди, иди!
Несмотря на смертельную усталость, голос Ямамото не потерял властности и внушительности. Надо выяснить, что вообще да как... И куда подевались остальные.

[NIC][NIC]Yamamoto Shigekuni[/NIC][/NIC]
[STA][STA]Зажигая Пламя[/STA][/STA]
[AVA][AVA]http://s013.radikal.ru/i323/1706/85/15f6b0dd9b72.png[/AVA][/AVA]

+1

15

- Минзуки, прекрати!

Унохана, не открывая глаз, вяло и сонно отмахивалась от ската. Тот фыркал, урчал и лез целоваться. Опять заскучал в одиночестве, пока она спала.

- Миназуки!!!

Рука, соскользнувшая с шершавой кожи ската, проехалась по едва отросшему колючему "ежику" волос. И Ячиру вспомнила - разом, резко, болезненно. Огненный вал прямо в лицо, горящий Миназуки, опаленная кожа, лопнувшая от жара земля. Дрожащий под напором стихии щит. Кровь по рукам. Кровь того самого человека, который сидел в одном природном бассейне с ней.

Ячиру еще раз коснулась рукой сожженных волос. Умереть было бы не так жалко. В ней не было еще той толики мудрости, что приходит только с возрастом и позволяет не обращать внимания на внешность, свою или чужую. Она была уверена, что волосы - это красиво, а ее этой красоты лишили.

"Не глупи," - скат, бесцеремонно слизывающий с нее корку ожогов, ласково заглянул ей в глаза неморгающим взором единственного ока. Он всегда слышал все ее мысли. "Ты прекрасна."

Они часто были не согласны друг с другом. Как, например, сейчас. Шинигами и занпакто - две половинки одной души, но сейчас Ячиру никак не могла разделить мнение меча.

Она вздохнула и мрачно посмотрела на Джиджусая. Столько лет славы, такая битва - лучшая в ее жизни, и все зачем? Чтобы он валялся рядом в одних, прости небо, трусах. Какая ирония.

Ямамото беседовал с кем-то, кого Унохане не было видно, и находил это очень смешным. "Выжил, значит. Везучий ублюдок." Впрочем, выглядел соперник достаточно помято, чтобы она могла предположить, во что обошлось его исцеление неведомому, но, несомненно, гениальному лекарю. Да и тот факт, что сама Ячиру все еще дышала после сокрушительного клинка Итто Касо, тоже говорил только в пользу его исключительных умений.

- Что дальше, дядя? - Выжидать с решением главного вопроса она не видела смысла. Сама она сейчас была настроена на диво миролюбиво, хотелось валяться в теплой воде и расслабляться. Но это сейчас.

Миназуки за ее спиной застыл, враждебно раздувшись. Левая рука Ямамото, а точнее, то, что от нее осталось, определнно порадовала ската, и он был бы явно не прочь развить успех, поэтому Ячиру положила ладонь на его бок, прося не торопиться.

Вместо нападения она созерцала вылезшего из кустов юношу, которого и подманивал к себе Шигекуни. Юноша опасливо косился на обоих, переводя взгляд, и Ячиру не отказала себе в удовольствии наградить его улыбкой, от которой кровь стыла в жилах.

- Где мы вообще? - поинтересовалась она в пространство между прочим.

Отредактировано Unohana Retsu (2017-07-07 01:02:55)

+1

16

Чоджиро ковыляет чересчур неуверенно. Каково, а? Требует считать себя правой рукой, ходит в бой вместе с остальными. Банкай за месяц освоил! И туда же, боится оказаться в поле зрения Ячиру, хотя сил в ней сейчас едва ли больше, чем у самого Джуджисая. Взял молокососа на свою голову...
Попытка добавить к словам зазывающий жест проваливается, не начавшись - Ямамото машинально пытается подозвать Сасакибе левой рукой, а она... Не в лучшем состоянии. Правда, стоило перед глазами пронестись столь светлому образу - Киринджи с перекошенной мордой осматривает руку, покрывая командира всеми известными матами - как новая порция смеха вырвалась сама собой. Да, намучился медик, намучился. Но тут уж, извините, все претензии к себе, любимому. Как говорят в народе, назвался сакэ - полезай в бутыль. Кайдо изобретено именно для того, чтоб из мешков с мясом и костями делать обратно людей. Для мелких порезов сойдут и растолоченные целебные травы.
- Что дальше, дядя?
Вперёд всего прочего Шигекуни бросает взгляд вправо - вот он, Рюджинджакка, рядом, в пределах досягаемости. Времени, чтобы схватить и вытащить занпакто из ножен, хватит.
Не лишние мысли, совсем не лишние.
- Не убавилось дерзости, да? - Ямамото снисходительно глянул на запечённую под вчерашним закатом Унохану. - Дальше мы ждём, пока мои ребята вернутся, чтобы ты смогла коленопреклонно поблагодарить одного человека. Медика, который тебя с того света вытащил! - неловкое движение приводит к резкой боли в груди, напоминая о не самом приятном единении с лезвием тачи. - Как и меня, кхм... - кряхтя, Шигекуни принялся искать такое положение в пространстве, чтобы каждый вдох не сопровождался болезненным спазмом. - А ты чего смотришь? Рассказывай, куда все делись!
Чоджиро добрался-таки поближе - ну поганец же! Позорит всю банду своими испуганными глазёнками! Стараясь не глядеть на Ячиру, Чоджиро принимается что-то негромко бормотать. Вчера их обоих принесли сюда... Тенджиро просидел над ними всю ночь... Что-то туда, что-то сюда, все переволновались... Ничего важного. Ямамото начал терять терпение, ещё несколько секунд - да стукнет юнца по лбу первым хадо, но тот наконец соизволил ответить на вопрос. Бойцы ушли на разборки с группировкой под началом Камадаро Сокачи, как оно решилось ещё неделю назад. Чоджиро оставили в лагере, чтоб было кому присмотреть за ранеными.
Шигекуни недовольно цокнул языком. Совсем из головы вылетело! Кто же знал, что к сегодняшнему утру он будет недееспособен для запланированного боя с предельно оборзевшим Сокачи!
Да и чёрт с ним. Нимайя выставит нас полными идиотами, конечно, но под его руководством ребята всех под корень вырежут. Там оно уже не важно будет...
Шумно выдохнув - и закашлявшись от очередного укола в области груди - Шигекуни вновь обращается к Ячиру. На сей раз - без высокомерия во взгляде и голосе.
- Мы в лагере, в основном. Можешь считать это место штаб-квартирой, - пальцы правой руки неспешно рассекают воду. - Расположились тут, потому что именно здесь Тенджиро что-то нашаманил с горячим источником. Он теперь целебный.
Осознание не всегда приходит сразу. Да, оно ясно и очевидно - вчера Ямамото и Унохана чуть не убили друг друга. Но полное осознание пришло только сейчас. Эта женщина, выглядящая едва ли не безобидно, а в текущем состоянии - и вовсе жалко, вероятно, равна ему по силе. Вероятно - потому что ни один, ни другая не применили весь арсенал. Свой-то банкай Ямамото знает, а её... Так или сяк, она на голову выше в кендзюцу, а реяцу и природной живучести ей хватило, чтобы не сразу умереть от Итто Касо, усиленного бесчисленным числом ожогов на той странной твари. Если она и слабее - то ненамного, к Ичибею не ходи.
- Довольна, небось? - вопрос прозвучал с хмурой миной, но Ямамото тут же обнажил зубы в широченной ухмылке. - Не знаю, как ты, но я давненько не ходил в такой близости от возвращения в Генсей!

[NIC][NIC]Yamamoto Shigekuni[/NIC][/NIC]
[STA][STA]Зажигая Пламя[/STA][/STA]
[AVA][AVA]http://s013.radikal.ru/i323/1706/85/15f6b0dd9b72.png[/AVA][/AVA]

0

17

Унохана не успевает ответить, не успевает вообще ничего. В идиллическую картинку отдыха на природе резким диссонансом врывается чувство опасности. Чутье у Ячиру - звериное. Где, кто, зачем - неизвестно, но все равно ясно: враг рядом. И это не Джиджусай - он-то как раз умиротворенно плещется в водичке и пока не полыхает агрессией. Короткий взгляд на Миназуки - излишний, занпакто уже легким туманом втягивается в ножны, вновь становясь сильно изогнутым тати.

Группа. Пока далеко, но быстро приближается. Не бог весь что, но - много. А они двое, конечно, стоят каждый по армии, но...

Ячиру, уже стоя по колено в воде в липнущем к телу дзюбане, оглядывается на Ямамото. Реяцу где-то на нижней границе, одна рука в веселье точно не участвует, дышит с трудом, двигаться тоже резво не сможет. Миназуки любезно подсказывает, что она не лучше. Но свой предел ей только предстоит обнаружить. А пока что она намерена сделать все, чтобы ни один из шакалов, несущихся сюда поживиться легкой добычей, не коснулся её противника. Этого врага она никому не отдаст. Будет невыносимо, если такой великолепный воин сложится прямо здесь, проиграв только по стечению обстоятельств. Она не позволит.

Обгоревшие ладони смыкаются на хлопковых витках цука-ито, оставляя кожу на волокнах.

А потом начинается безобразное крошево. Их много, но против них - Ячиру Кенпачи. А как выясняется совсем скоро, не одна она. Ямамото, конечно, не остался в стороне. Совсем рядом с лицом, поднимая дыбом обломанные в огне волоски на голове, проносится шквал огня, но в этот раз не опаляющего, а приятно-теплого. Для нее. Парня перед ней, который как раз наносил удар, сносит так, что и пепла не остается. Ячиру мимоходом радуется, что этот пламень сейчас на ее стороне. Провернуть такой же трюк, как с Итто Касо, второй раз, она могла бы и не осилить.

Но сейчас задача проста. Подними меч, замахнись, ударь, утри лицо, чтобы кровь не щипала в глазах, подними меч. Кенпачи танцует в самом сердце побоища будто сама по себе, почти не замечая противников, а вокруг нее щедро льется смерть, перекрашивая тонкую белую ткань одежды в багрянец. Впервые в жизни она защищает не себя, а кого-то еще, и это новое непривычное обстоятельство придает особой чувственности ее totentanz.

Отредактировано Unohana Retsu (2017-08-18 13:34:06)

0

18

Хороший искатель приключений умеет ввязываться в любые заварухи, а великолепного они находят сами. Совпадения могут случаться и не случаться, но заявившиеся посреди разговора гости явно оказались здесь не просто так. Кто-то прознал о плачевном состоянии Джуджисая и не стал терять ни мгновения для попытки извести пламя, вокруг которого собирается чересчур много прославленных бойцов.
Шигекуни одобрительно хмыкает, глядя на покидающую водоём Унохану. Эта явно не из тех, rто избежит битвы, выжидая лучшего момента - когда раны заживут, силы вернутся, а волосы вновь будут водопадом струиться по плечам. Но не дай Ками-сама ей считать, что Шигекуни намерен плескаться в водичке и восторженными глазами наблюдать, как его спасают подобно беззащитной принцессе!
Шумно кряхтя, Ямамото выбирается из стихии водной на земную - рана отвлекает при каждом движении, но это пока. В кураже смертельной битвы он не соизволит и почесаться, если даже рана откроется. Настроение ума способно подгонять даже при смерти, при любом состоянии тела.
Шаг влево - Чоджиро уже рядом, заботливо протягивает Рюджинджакку. Шигекуни устало фыркает: можно подумать, не добрался бы до меча сам. Лезвие медленно является взгляду, ножны падают на жухлую траву. Занпакто неистово требует нового поединка, новую порцию пепла в коллекцию к тысячам погибших в пламени.
- Топай в кусты и не вмешивайся. Делай, что говорю! - недовольство Сасакибе сразу заметно, но причина, по которой он не должен вступать в бой, ещё как весома. - Это не потому, что я весь из себя самодур и не желаю, чтоб ты получал опыт настоящего боя. Просто мне надо донести одну простую мысль до каждого из дурачков типа этих, во все концы Руконгая.
Закончив с разговорами, Джуджисай оценивает взглядом прибывшую стаю гиен. Ребята очень крупно просчитались и понемногу должны об этом догадываться. Кенпачи, нарезающая их в винегрет - чем не аргумент? Но это только половина их проблем.
Да будет огонь! Взмах Рюджинджакки порождает пламенеющий шквал, мигом наполнивший поляну криками боли. Гореть заживо - не лучшее времяпрепровождение. На лице проступает недовольство: те, что подальше, моментально в пепел не обращаются, успевают осознать свою смерть - значит, он, Джуджисай, сейчас совсем в плохом состоянии. Но огненный занпакто настолько погрузился в безжалостный восторг, издавая клич за кличем, слышимые только владельцу - так зачем Ямамото беспокоиться о ерунде? Но даже погружённый в пекло сражения, Рюджинджакка не пытается навредить Ячиру - кому ещё лучше понимать, что сейчас для этого не то время и место?
Рывок в сюнпо - двое малых с особо нахальными мордами спешно оборачиваются, заметно погрустнев. Взмах - мертвец, взмах - мертвец. Для утренней разминки сгодится.
Наседают ещё двое, движение более осторожные, взгляд вполне сойдёт за принадлежащий рассудительному бойцу. Один начинает бормотать инкантацию бакудо, пока второй удваивает активность в атаке. Цокнув языком, Шигекуни бьёт в ответ, выбивая занпакто из рук врага, а затем с силой прикладывает того в лоб рукоятью. Хруст, треск - парню явно понадобится новый череп. Его товарищ по несчастью заканчивает наконец чтение формулы и запускает сковывающую цепь, но вот ведь незадача! - несчастное кидо без остатка пожирается жадным до разрушения пламенем. Шинигами нелепо отступает - пятится, боится повернуться спиной - но Джуджисай уже забыл про его существование. Взгляд зацепился за здоровяка с высвобожденным гуаньдао, чьё лезвие вот-вот резанёт Ячиру по спине.
Рука вытянута, Рюджинджакка кромкой лезвия высматривает жертву.
- Хадо №32: Окасэн!
Сфера духовной силы расползается по клинку и выстреливает мощнейшим залпом, забравшим у наглеца верхнюю половину туловища. Шигекуни довольно ухмыляется, но тут же лицо кривится в злобе - какой-то смертник воспользовался ситуацией и неплохо полоснул катаной по спине. Сжав зубы, Ямамото не глядя разворачивается и отмахивается Рюджинджаккой, отправляя в сторону угрозы очередной огненный шторм. Попутно занпакто пожинает ещё с десяток жизней, не переставая яростно хохотать.
Сейчас не хочется думать ни о том, сколько Джуджисай продержится в таком темпе, ни о том, кто эти вторженцы вообще такие, ни даже о том, как они узнали, что его люди в это время уйдут из лагеря. Сейчас важна хорошая битва, а ещё важнее - оставить одного в живых. Пускай вернётся к своему главарю, кем бы тот ни был, и в деталях расскажет, как полумёртвый Ямамото в компании запечённой Кенпачи отправили на перерождение сотню полновесных и здоровых бойцов с полными штанами энтузиазма. Пускай весь Руконгай трещит и болтает о том, что шинигами в банде Джуджисая, включая его самого, не только сильнейшие, но ещё и бессмертные.

[NIC][NIC]Yamamoto Shigekuni[/NIC][/NIC]
[STA][STA]Зажигая Пламя[/STA][/STA]
[AVA][AVA]http://s013.radikal.ru/i323/1706/85/15f6b0dd9b72.png[/AVA][/AVA]

0

19

Не надо бы сейчас драться. Измученный организм не дает сделать и половины того, на что она была способна. Но впереди - враги, а позади... Впрочем, почему позади? Всполохи огня видны со всех сторон, словно пламенный демон атакует сразу отовсюду. И он не теряет времени.

Опасность! Она не успевает обернуться, но звериное ощущение смерти, подкравшейся со спины, внезапно исчезает, будто и не было. Она все же поворачивается - и натыкается на довольный взгляд Джиджусая. Ячиру отвечает ему таким же - полным радости от хорошей драки. Есть только он, она и смерть вокруг. Не та смерть, что, щеря гнилые клыки, подкрадывалась со спины, а смерть светлая, яростная, раскаленная добела, пляшущая в полированной стали мечей. Смерть-союзница. Смерть-сестра. Та, которую они щедро сеют вокруг.

Он пропускает удар. Ему не повредит такая мелочь, она верит в него - и откуда только взялась эта вера, это твердое убеждение в его неуязвимости? Но все же он - пропускает - удар.

Ячиру кричит что-то неразборчивое и стальным вихрем бежит к нему, едва ли замечая противников на пути. Кажется, кто-то цепляет и ее, но на ней и так нет ни кусочка живой кожи. Что там царапины. Волны чистой энергии расходятся в стороны, ошарашивающие самой своей силой. Ярость Кенпачи оглушает. Никто не смеет касаться ее противника.

Не отдам тебя им. Не отдам!

Сияющий тати ловит меч, занесенный над головой Ямамото. Ножей в дзюбане, насквозь пропитавшемся кровью, не припрятано стараниями Тенджиро, но демонице не так нужен меч, чтобы убивать. Рука, отпустив рукоять меча, вцепляется в лицо наглеца, посмевшего напасть на Джиждусая и не остается без добычи. Не всматриваясь, какая часть врага досталась ей в качестве трофея, Ячиру брезгливо отряхивает руку и улыбается Ямамото - почти застенчиво.

А побоище, меж тем, кончается. Кончаются нападавшие. Остается не больше пяти, и те не слишком-то рвутся навстречу перерождению. Придется им помочь. Демоница уходит в шунпо.

+1


Вы здесь » Bleach: New Arc » Песочные часы » Эпизод: Кровь и пламя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC