Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.








Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - в игру принимаются неканоны-квинси. •Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 10. Тень страха - тот же страх.


Эпизод 10. Тень страха - тот же страх.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Название эпизода: Тень страха - тот же страх.
Участники в порядке очередности:
Кучики Бьякуя
Котетсу Исане
Эс Нодт
Место действия: Руконгай, убежище синигами.
Время суток: вечер.
Описание эпизода:
После разговора с Укитаке и Роузом Бьякуя внезапно почувствовал себя хуже. Пытаясь помочь капитану Кучики, Котетсу Исане натыкается на следы рейацу Эс Нодта и, пытаясь с ними справиться, проваливается в действие шрифта и в связь Бьякуи с Эс Нодтом через наведенный страх. Если она поддастся чужому страху  - из этой связки ей не выбраться.
Рейтинг: R
Предыдущий эпизод:
Для Кучики Бьякуи: Эпизод 5. Без надежды надеяться
Котетсу Исане - начало игры.
Эс Нодт - начало игры.

0

2

Бьякуя погружался в чёрный глубокий колодец, где из темноты выплывали чьи-то лица и голоса, но так смутно, что он не мог понять, кому они принадлежали. Как не понимал направлений и течения времени.
   Сколько прошло минут, часов, лет?
   Он вспомнил, как после разговора с другими капитанами ему стало плохо. И вовсе не в привычном для недомогания состоянии, когда болит, или кружится голова, ломает тело, и звенит в ушах. К нему вернулся страх, которым отравил его Ас Нодт, и который, как думал глава клана Кучики, остался в прошлом.
   Ничего не закончилось. За страхом пришло беспамятство. Кошмарный сон без начала и конца.
   Он не запомнил момента, когда оказался в этой липкой, тёмной бездне. И уже не понимал, сколько находился в ней.
   Пустота. Его не покидало ощущение, что лица, возникающие то тут, то там на периферии зрения, принадлежат мёртвым людям. Погибшим близким, любимым, и просто товарищам.
   Они были уродливы, как только может изуродовать смерть. Тонкий намёк, что нет ничего постояннее тлена и разрушения.
   Он закрывал глаза, и видел под веками их тени, запечатлённые в памяти размытые образы. Это был его персональный ад, выдуманный невесть кем, и неизвестно, с какой целью.
   Кучики никогда не читал произведение Льюиса Кэролла про Алису в Стране Чудес, а об игре про злую Алису в злой Стране Чудес и подавно. Иначе ему в голову непременно пришла бы мысль о некотором сходстве сюжетов историй про Алису с его нынешним положением.
   Падение закончилось так же внезапно, как началось. Колодец сменился длинным тёмным коридором без стен и потолка, где пол был не виден, и не определялся по ощущениям.
   Страх преследовал его по пятам, липкий и скользкий, замедлявший движения, а впереди, казалось, нет выхода из странной темницы. Лишь новая изощрённая пытка, которая будет длиться бесконечно.
   Продолжать идти, несмотря ни на что, Бьякую заставляло врождённое упрямство, но впереди он не видел ни единого пятнышка света. Пытаясь вспомнить, когда реальность сменилась на кошмар, он с ужасом осознавал, что теряет нить, по которой мог вообще различить реальность и бред.
«Я схожу с ума».
В звенящей тишине он вдруг услышал голос. Знакомый до боли голос Хисаны, похожий на голос Рукии.
«Она мертва», - подумал он и тут же задался вопросом – о ком из них говорит – о Хисане или о Рукии.
Но покойники не говорят в любом случае. Так значит, он умер?
Ему стало казаться, что пол под ногами шевелиться отвратительной массой могильных червей, а чернота над головой и вокруг – рой мух, настолько плотный, что стал непроницаем для света.

+2

3

Смеркалось. Небо в этот вечер было чистое-чистое, без единого облачка. И звезды светили ярко-ярко. Красивая ночь. Тихая. Теплая. Словно в насмешку над всеми бедами и проблемами синигами, над их слезами, страхами и потерями. В такой вечер хорошо сидеть на веранде с чашечкой чая, или же гулять по парку, наслаждаясь природой... А не писать отчет о том, сколько жизней они не смогли спасти...

- Лейтенант Котецу! - от очередного отчета девушку оторвал голос одного из рядовых, - Вас просят срочно подойти в палату капитана Кучики.
Палату... Как громко сказано. Место, где они сейчас ютились, разве что с огромным трудом могло претендовать на звание госпиталя. Но лучше так, чем под открытым небом.
- Что случилось? - Исанэ тут же отложила бумаги и встала, - пошли, по дороге расскажешь.
Впрочем, рядовой только покачал головой.
- Они... Не знают они. Меня передать попросили, - рядовой, юноша, совсем недавно выпустившийся из Академии, явно смутился.
Исанэ лишь кивнула и быстрым шагом направилась к палате, на ходу пытаясь "прислушаться" к реяцу Кучики. И не смогла понять, что же почувствовала. Войдя, отпустила присутствующих офицеров, а сама присела на край кровати и коснулась ладонью лба пациента, "сканируя" реяцу более тщательно. Впрочем, понятнее не стало. Был какой-то дефект, что-то странное... Но что именно? Под ладонями девушки мягко засветилось кайдо. "Для начала попытаться привести в сознание... А потом думать дальше..."
Похоже, это было ошибкой. Мир будто перевернулся, а потом стало темно и она сама будто провалилась в глубокую, холодную, непроглядно-темную яму. Что странно, был холод, но движение воздуха словно не ощущалось. Сколько времени прошло? Мгновения? Или вечность? И сколько еще времени ей придется провести в этой тьме? А тем временем падение, казалось, замедлилось, а где-то на горизонте (если, конечно, в этом месте был горизонт) забрезжил свет.

+2

4

Зеркало. Несколько шагов, и Исане выйдет к зеркалу. А в нем - сероволосая девчонка, как две капли воды похожая на нее саму, но в белом хаори. Или - когда-то бывшем белым, а сейчас густо залитым кровью, тяжелой и неприятно-теплой.

Эта же тяжесть давит на плечи самой Исане. Отражение не врет. Капитанское хаори действительно укрывает ее. Только какое-то короткое. Будто с чужого плеча.

А вокруг - обернись, девочка в хаори, надетом не по праву - тела. И кровь хлюпает под подошвами варадзи, впитываясь в белую ткань таби. Пятый отряд. Одиннадцатый. Первый. Седьмой. Выбирай по вкусу. Конечно, Четвертый, прибежавший на помощь. И - Тринадцатый. Одна конкретная его представительница - мелкая, шустрая. Такая любимая. Так не похожая на тебя, самоуверенная девочка. Теперь Кийоне уже никуда не спешит, правда? Куда спешить, когда вокруг застывает густое, почти черное желе, выползающее из стольких ран?

Да и остальным уже не помочь. Ты не сможешь точно. Но ты попробуй. Бросайся к ним, вспоминай кайдо. Если не справишься, всегда можно позвать капитана, как ты всегда делала... Или нельзя? Ах да. Вот же твой капитан. Отброшена в сторону ненужным пережитком старых эпох, а из рваной раны в груди все льется и льется кровь. Довольна ли ты, что место свободно, девочка, получившая повышение? Хотела ли ты быть капитаном? Где-то в глубине души хотела, конечно. Мне ли не знать все закоулки твоего сердечка, даже самые потайные, в которые ты и сама не рискнешь заглянуть. Ну вот. Теперь ты капитан. Удобно ли на плечах лежит хаори, пропитанное горячей кровью твоего учителя? 

Теперь на тебя вся надежда, сильная девочка. Кажется, ты не справилась. Кажется, эта война тебе не по зубам. Почему сильнейшие уходят, а такие, как ты, остаются на их местах?

Где-то далеко-далеко, в иной реальности, Эс Нодт замирает на мгновение, а потом улыбается одними глазами с видом довольной кошки. Еще один крючочек, которые он во множестве оставлял в сознании побежденных, поймал свою жертву. Страх не забыть. Страх не перебороть. Страх - сама суть любого живого существа. Страх наполняет кости и толкает кровь по жилам. Страх есть все сущее.

+2

5

Сквозь густую, осязаемую тьму прорезался лучик света, разгоняя по углам скопившуюся у его тела нечисть. Голоса стали глуше, и среди них более чётко, чем все остальные, прорезался опознаваемый голос лейтенанта Четвёртого отряда, обладательницы уникальных серебристых волос и мужского роста. Бьякуя не мог никак распознать, что и кому она говорит, но почему-то был твёрдо уверен, что Котетсу - старшая не принадлежит тому миру, в котором он по пока ещё неясным для него причинам застрял.
   Пользуясь временным облегчением и лучом света, как проводником, он стал медленно, словно из пучины, выбираться из тьмы, что его окружала, когда свет вдруг угас снова, и голос лейтенанта сменился оглушающей пронзительной тишиной, от которой закладывало уши, как при подъёме в горы. Или не было никакой надежды на спасение? Всё было иллюзией. Жестокой бездушной игрой неведомого существа, перебиравшего струны его души.
   Как знать, что если беспамятство, рождённое самыми тёмными чарами, на какие только было способно воинство квинси, работает по принципу паразитизма, и, питаясь страхом своих жертв, переходит с одного на другого? Что, если он, сам того не ведая, заразил своим опасным и коварным недугом других? Ту же лейтенанта Котетсу. Или даже капитана Унохану.
   “Нет!” - разум, не желавший признавать первенство чувств и эмоций, исторг из груди крик отчаяния и властного желания бороться до самого конца за свою свободу. Он не хотел всю силу воли, чтобы задавить в корне пробуждавшиеся от долгого сна собственные страхи.
   Раздвигая паутину тьмы непослушными руками, и заставляя ещё более непослушные и ослабевшие ноги двигаться, вопреки всему, Бьякуя сделал ещё несколько шагов в направлении, где угас луч света, служивший ему проводником.
   Плотная, вязкая тьма перестала быть такой плотной и вязкой. Она отступила, уступив место напряжённому лживому полумраку с сонмом теней, снующих вдоль стен, по полу и потолку. Но при ближайшем рассмотрении стены оказались огромными цельными зеркалами, в которых отражались другие люди, а не он сам.
   В этом мире действуют заклинания демонической магии? Наверное, нет. Хотя очень напоминает сон, а во снах, как известно, не только твой враг, но и ты способен изменять реальность.
   Бьякуя опустил глаза, оглядывая себя. Обычная форма рядового шинигами, без каких-либо  отличий. Ни капитанского хаори, ни занпакто в ножнах на поясе.
   Беззащитность, безвыходность, бесполезность. Впору наложить на себя руки от невозможности преодолеть ужас, сковавший и удерживающий в плену, похожем на христианский ад.
   Рука с силой ударила по ближайшему зеркалу. С мелодичным звоном вниз полетели осколки, а по пальцам от израненных костяшек, вниз по кисти потекла кровь - почти чёрная в давящем мутном полумраке странной комнаты.

+2

6

Кровь... Много крови... На хаори, явно чужом, не ее; на лице, на руках... Исане хочет закричать, но крик застревает где-то глубоко в легких и так и не вырывается наружу. Тела вокруг. Столько знакомых лиц... Мертвых лиц. девушка хочет зажмуриться, закрыть глаза, не видеть всего этого... Тоже не получается. Как будто кто-то приклеил веки так, чтобы глаза всегда были открыты. Она оседает на пол, прикрывая лицо ладонями. Слезы текут по щекам, смешиваясь с кровью.. Как же так? Плакать - нельзя. Исане давно запретила себе это занятие, разве что там, где никто не видит... Впрочем, здесь как раз никто не видит. Здесь только мертвые.
- Капитан... Капитан Унохана... - голос еле слышен, дрожит. Но слушать тут тоже некому. То, что происходит вокруг, не укладывается в голове, - Кионе... Сестренка... Нет... Этого не может быть... - Исане все еще старается не смотреть, но тела приковывают взгляд, - Нет... Невозможно... -
"А ведь и правда, невозможно. Если подумать... Даже если предположить, что было еще одно сражение, что столько шинигами погибло..." Рука Исане скользнула  по рукаву хаори. "Откуда тогда оно? Не могло быть никаких новых назначений в такой ситуации. Тем более, она этого не помнит..."
Эта мысль оказывается какой-то искоркой, позволяющей хоть немного удержать сознание в реальности. Точнее, в тех остатках реальности, которые, кажется, еще существуют. Или же нет? Котецу-старшая все же вытирает слезы рукой, наблюдая в зеркале, как еще больше размазывает кровь по собственному лицу, и встает. Ноги этого действия отчаянно не желают и стремятся подкоситься, но встать удается.
- Эй! - Исане кажется, что она кричит, но на деле слышен лишь жалобный писк, - что происходит? Где я?, - а страх-то никуда не делся. Лишь совсем чуть-чуть отодвинулся на задний план. Девушка касается кончиками пальцев, а затем и всей ладонью, зеркала. Ощущает его холод. Пытается понять... Только вот, мысли отчаянно путаются, понимание происходящего не приходит, а на глазах вновь предательски наворачиваются слезы...

Отредактировано Kotetsu Isane (2017-07-30 22:25:06)

+1

7

Нодт любуется происходящим, как кукольным спектаклем. Немного повернуть, передвинуть, сменить декорации... Все еще борются. Отважные мышата все еще пытаются преодолеть самих себя - самую суть, основу выживания. Что будет, если мышата перестанут бояться хищных птиц и лис? Мышат не станет. Девочка, пытающаяся бороться с иррациональным страхом с помощью логики. Мальчик, вообще не воспринимающий окружающее. Сколько простора для действий.

Откуда-то далеко-далеко, из реальной жизни, слабо доносится зов. Нодт отмахивается - раз, другой. Отстаньте. Мышатам будет скучно без меня.

Но зов повторяется, тянет обратно, в чертоги дворца. Голос Грандмастера наконец проникает в сознание повелителя ужаса. Очень... интересный голос. Такие игнорировать - сущее преступление.
Потому что Грандмастер напуган, ужасно напуган. И Нодту очень интересно узнать подробности. Есть там такие любопытные нотки, что стоит уделить больше внимания. Это куда интереснее, чем беззащитные жертвы. 

Чернильная удушающая тьма покидает сознание капитана Кучики Бьякуи, оплывает липкими комьями, отпуская его и его медсестричку. Живите, мышки.

Отредактировано Äs Nödt (2017-09-11 12:46:27)

+1

8

К чему бьются зеркала? Он забыл. Память по крупицам утекала из его сознания, стирая прошлое до чёрно-белой безликой мазни. Он помнил пока своё имя и причину своего существования. Остальное стремительно погружалось в полуобморочный бред, с подступающей к горлу тошнотой, головокружением и шумом в ушах.
Наверное, зеркала бьются к беде. Разбитое отражение забирает с собой личность отражённого…
Как будто с шеи убрали удавку. С глотком воздуха в глаза вернулся свет. Вернулись звуки, краски, запахи. Вернулись воспоминания.
Это всё был кошмар, спровоцированный его болезнью. Очнувшись от него, Бьякуя далеко не сразу осознал, где он находится. Наверное, его сюда принесли после того, как он потерял сознание. Странный позорный недуг, не приличествующий воину. Тем более, командиру отряда. Бьякуя вспомнил, как боролся с его проявлениями. Тогда рядом были Оторибаши и Укитаке. Они ли принесли его сюда или кто-то другой?
На сей раз капитан бывшего шестого отряда отнюдь не торопился поскорее встать на ноги и покинуть гостеприимный больничный покой. Кто знает, что теперь ещё может с ним приключиться.
У постели обнаружилась Котетсу Исанне – предполагаемый сюрприз, раз уж Уноханы нет рядом. Высокая беловолосая лейтенантша выглядела так, словно сама только что пробудилась ото сна. Какое тревожное совпадение.
- Что произошло? – произнёс он тихим усталым голосом, как будто всё пережитое только что было с ним наяву, а не во сне.
Да, ему ведь не зря слышался голос Котетсу Исанне. Значит, и кошмар был чем-то большим, чем просто кошмар. Неужели захватчики способны проникать в чужой разум и воздействовать на него?
Бьякуя сначала подумал о том, чтобы поделиться опасениями со своей сиделкой, но потом передумал. Во-первых, она и сама, скорей всего, уже пришла к подобным выводам. А во-вторых, ни ей, ни ему сейчас не до разговоров. Кошмары провожают в тишине.

+2

9

Что произошло? - будто эхом раздается в еще совсем недавно пустой, гнетущей тишине голос капитана Кучики. "А действительно, что?" - Исане задает вопрос уже самой себе. Ужас схлынул так же резко и неожиданно, как пришел, оставив после себя лишь тяжелое послевкусие. Девушка застала себя сидящей на полу,, прислонившись спиной к кровати. Она повернулась к Кучики, стараясь "прощупать" его реяцу. Почему-то это простое действие далось ей с немалым трудом. Но все же, полученной информации было достаточно: то, что насторожило Исане, когда она вошла в палату, исчезло вместе с непонятным наваждением. Кучики был в порядке, если только не считать излишней, даже для него, беледности и отголосков прошлого ужаса в глазах. Или же, девушке это лишь показалось? Все же, по непроницаемому лицу капитана Шестого отряда нелегко было определить эмоции.

Произошедшее нужно было обдумать. Посоветоваться с капитаном Уноханой, когда та вернется. Сила противника (а произошедшее, несомненно было делом чьих-то "рук"), была слишком непонятной, и потому опасной. Но обсуждать это с пациентом не стоило, тем более сейчас. Исане все-же заставила себя встать.

- Я не могу пока ответить на Ваш вопрос, Кучики-тайчо, - голос Исане был чуть задумчивым, - Но я постараюсь выяснить, что происходит. А сейчас я оставлю Вас. Постарайтесь уснуть.
"Хоть это будет и нелегко... пожалуй, стоит принести успокаивающий отвар..."

Исане чуть улыбнулась и вышла из палаты.

0


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 10. Тень страха - тот же страх.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC