Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.








Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - в игру принимаются неканоны-квинси. •Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 9. Смыкая кольцо.


Эпизод 9. Смыкая кольцо.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Название эпизода:
Эпизод 8. Смыкая кольцо
Эпиграф эпизода: "Волчья стая может преследовать жертву по много дней, постепенно смыкая кольцо и не оставляя ни малейшего шанса на спасение"(с)
Участники в порядке очередности:
Лора Лакруа, Жизель Живель, Укитаке Джуширо, Котецу Кионе.
Место действия:
Руконгай
Время суток:
Утро
Погода:
Ветрено, по небу бегут рваные клочья облаков
Описание эпизода:
Жизель Живель и Лора Лекруа отправляются на вылазку в стан противника - ибо ни на минуту синигами не должны поверить, что передышка в войне может затянуться.
Рейтинг:
G
Предыдущий эпизод: Лора Лакруа - начало игры, Жизель Живель: Эпизод 11. Принципы женской дружбы.
Последующий эпизод:

0

2

Они стояли на окраине Руконгая. Их было лишь двое - высокая женщина с суровым выражением лица и невысокая девушка выражение лица которой выражало скорее глупое упоение облаками и солнцем.
Лора старалась не смотреть на свою спутницу. Лакруа казалось, что происходящее издевательство. Нельзя просто взять и отправить в стан врага щенка, коим считала свою напарницу поневоле.
Только вчера Лакруа смиренно выслушивала приказы Хашвальта, а сегодня она была готова разорвать на части любого кто улыбнется.
Спутницу Лоры звали Жизель Жевель. В какой-то момент, охотнице казалось что этого вполне достаточно. И каково же было разочарование Лакруа, когда она увидела кого именно отправил Грандмастер вместе с ней.
И все же приказ есть приказ: сократить силы противника, деморализовать его и вернуться живыми.
Лакруа на ходу придумала свой план. Шинигами осталось слишком мало для удержания всего Руконгая. Однако же, тех сил что есть должно хватить на то, чтобы справиться с двумя квинси. Поэтому стоило создать ситуацию, когда силы противника будут рассеяны. Лакруа решила просто пойти прямо. По прямой. Громя все на что попадется на пути. А ее напарница пойдет чуть сзади, ничем не выдавая себя. И если наступит момент, когда сил противника будет слишком много (а он наступит), Жевель окажется вынуждена поддержать Лору. Главное, чтобы Зверь не вышел наружу до того, как появятся действительно сильные силы врага.
- Я надеюсь, что ты не против нашего временного союза, - Лакруа прикрыла глаза рукой, не веря что это говорит она, - У нас с тобой нет выбора, кроме как выполнить приказ. Мы пойдем вперед, сначала я, а потом ты. Развлекайся как угодно, только внимательно следи за тем, что происходит. Мне… Мне может понадобиться твоя помощь.
Последнюю фразу Лора произнесла испытывая ужасную боль в сердце. Доверять свою жизнь этому созданию было просто неслыханной глупостью. Но Лакруа уповала на то, что она сильно ошибается по поводу Жизель. Все-таки стать штернриттером суждено не каждому. Возможно силы Жевель были намного больше сил Лоры.
- А потом мы ее сожрем… Смотри какая красивая кожа… Как она прекрасно будет рваться на наших зубах… Посмотри в ее глаза… Они такие голубые… На вкус как сладкие ягоды...
Лора поморщилась от того что услышала. Она никак не могла привыкнуть к тому что происходило в ее голове. Создавалось впечатление, что в голове девушки, поселился кто-то еще. И не было бы никакого дискомфорта, если бы идеи, которые голос озвучивал в абсолютно случайные моменты, не были отвратительны. И все же, чем больше Лора становилась Зверем, чем больше шрифт овладевал ей, тем более приятными становились предложения.
- Мы не жрем союзников.
- Зато мы жрем слабых девочек... Особенно с такими прекрасными глазами...
Лора потрясла головой отгоняя голос, который лающим смехом отозвался в голове и затих.
Лакруа решила не тянуть с выполнением задания - не все же время стоять тут и разглядывать небо. Первым шагом стало использование шрифта. Словно тысячи игл пронзили тело Лоры одновременно. Это была приятная боль, смеющаяся ласковыми касаниями перьев. В один миг Лакруа почувствовала запах, который был закрыт для нее прежде. Запах кладбищенского базилика вперемешку с гнилью. Словно где-то рядом было погост, на котором раскопали могилу и оставили еще не разложившийся окончательно труп под палящим солнцем. К этому запаху слышался запах всех квинси - запах ландышей. И кое-что еще, чему Лора несколько удивилась.
- Ce qui est inhabituel. - Лакруа подошла к напарнице вплотную, и, ничем не брезгуя запустила руку в легинсы Жевель.
Прошло менее секунды и Лакруа отпрянула. Лицо ее не выражало абсолютно ничего.
- Извиняюсь за свою грубость. Я совершила ошибку пойдя на поводу у своего любопытства. Но… Но, ça alors, от тебя мужиком несет.
- Знаешь… Мы не будем ее жрать..., - у голоса явно поубавилось энтузиазма насчет Жизель.
- Нет, теперь я хочу насладиться плотью...
И Лора запнулась в собственных мыслях. Запах мускуса, характерный для всех мужчин все еще находился рядом с девушкой. Жизель никуда не делась.
- Если тебе есть что сказать или предложить, думаю самое время, - Лора отвернулась от Жевель дабы не смущать себя кровожадным желанием, - Нам не стоит медлить.

Отредактировано Laura Lacroix (2017-06-03 00:37:44)

+2

3

Жизель не хотела. Все ее существо, маленькое, силой воли и шрифта удержанное в этом теле, отторгало идею отправляться на боевое задание. Правды ради, ее понять было можно: боец из нее был аховый. Александр понимал проблему, но вместо того, чтобы начать оспаривать приказ Грандмастера, заткнулся и, мило улыбнувшись, пропел:
- Как пожелаете!
Во-первых - это способ проявить себя. Во-вторых, сыворотка по зомбификации квинси была почти готова, и чтобы ее испытать требовалось совсем не много - собственно, квинси. Желательно - сильный. Обязательно - со способностями. Уровень штернриттера, не сросшегося со Шрифтом до конца - самый раз. Подцепит - и не подавится. Не умрет - Шрифт подстрахует, сбросит достаточно быстро и без последствий для себя - природу квинси, жерновов для перемалывания рейацу, никто не отменял. А вот то, что получится, не будет чувствовать боли некоторое время, не струсит, не сбежит, будет защищено от гнева Императора при любом раскладе, будет регенерировать на порядок лучше. Правда, утеряет волю и - частично - разум, но так ведь временно! Жизель вышла из шаттенберайха и осмотрелась. Слева кусты. Справа кусты. Сверху - небо. Голубое, как свет Святой Стрелы. Красиво...
Голос у напарницы приятный. В нем чувствуется что-то родное. И правда... Жизель не любила свою страну, как людей, но, покинув ее, испытывала синдром эмигранта... умеренный, к счастью - тоску по родной речи. Говорить на родном языке, впрочем, было бессмысленно: рейацу передаст информацию чуть ли не напрямую в мозг, почти что минуя уши. Слышать голос - это одно, а вот слова - немного другое. Жизель, впрочем промолчала, разглядывая союзницу - может еще что-нибудь скажет?.. Нет?.. Досада...
Когда Лакруа наклонилась, Жизель ощутила острый, почти звериный запах. Неясное, не неприятное, но пугающее, слишком дикое. Она рефлекторно сжалась. Даже Александра передернуло от запаха, острого резкого, очень женского.
А вот следующее...
- Еще раз так сделаешь, и я не буду сращивать твои раны, - она спрятала руки в карманы платья, натянув его по-ниже. Чехол для лука вгрызся в тазовую кость острым углом, неудачно попав под предплечье. - В случае смертельных повреждений и потери конечностей тоже спасать не буду. В конце концов, от тебя пахнет - уж прости! - откровенной сукой, но я же не лезу к тебе в одежду проверять на шерсть и количество сосков! - она достала из кармана леденец и сунула в руку коллеге, демонстрируя мир и всепрощение. Поссориться с той, которая может защитить в случае чего - верх идиотизма, достойный Кэндис, или Бамби. Хотя затыкать рот Александру было нетривиальной задачей.
- А вот по плану... - Жизель прошла мимо напарницы в сторону, откуда слушался гул рейацу трупо... Богов смерти. - Смотри! - она стала, улыбаясь, загибать пальцы: - Я - биологическое оружие. Одна маленькая капелька моей крови сделает солдата-шинигами моим зомби... Летально разумеется. На офицера надо чуть больше, конечно, но не намного... Сложности возникнут с капитаном,- она поджала губы и отвела взгляд - но и тут вопрос его подготовленности, - "Z" мечтательно облизнулась, и ехидно приподняла уголки рта, припомнив уровень подготовленности Хицугайи Тоширо. - Дальше: убить меня сложно - капитан, может, справится, если будет очень стараться и стоять далеко, а про рядовую racaille я уже сказала.
- Мы можем отравить им воду. Можем разнести en enfer их госпиталь... Хотя, - девушка надула губы, потянула себя за прядку с макушки и еще раз посмотрела в синее-синее небо. - Наш мастер-зажигалка с последним справился бы лучше... Да и нас маловато для открытого нападения на их штаб... Или ты все же хочешь сразу рвать и метать, а не диверсию?...
Она устремила взгляд на Лору, всматриваясь в глаза с той наивностью, с которой маленькие дети спрашивают про парк развлечений - а правда будет?..

***

Для адекватного понимания ситуации нужно заглянуть в мою анкету и все встанет на свои места ;)

Отредактировано Giselle Giwelle (2017-06-03 09:47:11)

+1

4

Когда в руках Лакруа оказался леденец, все вокруг словно накрыло пеленой. Каждый удар сердца, отбивал дикий ритм боевых барабанов. Она почуяла добычу.
Последнюю фразу от своей напарницы Лора уже не слышала. Запах жженого сахара, легкий, едва уловимый, и молока. Запах манит и зовет.
- Ты же чувствуешь… Рядом..., - прибавился легкий запах миндаля, - Давай же!
Бороться с голосом невыносимо: слишком громко, слишком манит идея повиноваться и просто сделать то, о чем просят.
Лакруа стреляет молниеносно. Цель двигалась слишком медленно, чтобы Лора промахнулась. Тяжелый болт из рейши пролетает в каких-то милиметрах от головы Жизель, и пробивает насквозь пятилетнюю девочку, пытавшуюся обойти странную парочку.
- Тут все пропахло добычей, сложно ориентироваться, - Лора была словно в бреду, тело не повиновалось, она шагала вперед голодным зомби.
Лакруа медленно приблизилась к маленькому агонизирующему телу. Из огромной дыры в груди вытекает целый ручей крови, девочка хватает ртом воздух, словно пытаясь надышаться в последний раз. Лора склонилась над ней, глядя прямо в ее широко открытые глаза.
- Не бойся. Все позади, - Лакруа слегка улыбнулась, прикрыла глаза ребенка ладонью, еле коснулась губами губ жертвы и остервенело впилась в щеку девочки зубами.
Мягкое мясо было сладким, кровь стекала по губам, подбородку, на грудь. Девочка, не в силах воспроизвести ни звука, могла лишь хрипеть. Кровавое пиршество Лакруа закончилось с последним вздохом жертвы.
Правая ладонь - в крови, под левой - остатки леденца. Лора сжала его настолько сильно, что он разлетелся на мириады осколков, часть из которых впилась в кожу.
Лакруа проглотила остатки мяса, и поднялась.
- Désolé, ты что-то сказала. Я немного задумалась, - Лора вытерла губы рукавом плаща, - Ты сказала, зомби? Сколько ты сможешь поднять? Сколько они простоят? Сколько тебе нужно времени, чтобы поднять их? Да, твою мать, просто сделай гребанную армию мертвецов, маленькая шлюха!
Вопросы сыпались скороговоркой, а последнее сказанное Лакруа истошно выкрикнула. Кровавое марево накрывало Лору. Хотелось крови, хотелось убивать, но запах гнили, идущий от Жизель, и запахи шинигами сводили с ума.
- О, прости меня... - Лора прикрыла глаза рукой, размазывая кровь по лицу, - Ты… Просто сделай нам небольшую стаю марионеток.
Лакруа дышала тяжело, с хрипом. Она не ожидала, что в этот раз все будет быстрее. Обычно Лора может контролировать шрифт намного дольше.
Лакруа быстрым шагом направилась вперед, к домам. С каждым шагом девушка бессознательно шла все быстрее и быстрее, пока не сорвалась на бег. И когда до ближайших зданий оставалось несколько сот метров, Лора услышала всех своих жертв. Каждый из них был рядом с ней, никто и не думал, о том, что сейчас начнется.
Первый взмах креста, и первый же болт, пробив стену, убил двоих. Еще взмах, и еще, и еще! Лакруа еще даже не поравнялась с первыми строениями, а на счету уже десяток жертв.
- Запомните этот день, черви! Сегодня вы все сдохнете!
Те, кто выбежали на шум, успели развернуться и начать убегать. Замешкавшимся повезло меньше: Лакруа убивала всех, кто попадал в поле зрения. Старики, женщины, дети - для многих этот день стал последним.

+4

5

Болт просвистел мимо и воткнулся в девчонку. Жижи даже не поморщилась - даже попади он в голову, смертельным он не стал бы. Слишком быстрая регенерация, подчиненная способностям Шрифта исключала даже попытку самоубийства. Впрочем, пытаться это сделать "z" бы не стала - не было ни малейшего желания так быстро присоединяться к силе Императора, воссоединяться с ним, увеличивая и без того безмерную мощь. По правде говоря, когда ажиотаж стремления выслужиться и доказать свою полезность схлынул, Александр здраво оценил свои шансы на выживание и схватился за голову. Следовало что-то предпринять и быстрее, пока кровь не позвала выплачивать долги. Долги поколений и его самого.
Картина с пиршеством не вызвала омерзения. Тот, кто может заставить шинигами показать полный стриптиз с самоосвежеванием до костей обычно не бывает брезглив. Скорее, щепетилен в определении расстояния и номера скальпеля - снимать некоторые мышцы с себя, выламывать себе кости и вынимать свои органы не всегда возможно, за неимением других костей и мышц. Жизель осмотрела трупик девочки, разодранной Лакруа. С приходом квинси Руконгай опустел. И не только Маюри с его выходкой был тому виной. Сейчас таких миленьких малышек стало очень мало - и в ближних, и в дальних районах. С остатков лица смотрел единственный уцелевший серый глаз. Жизель почти не слушала Лору, которой явно было не одиноко в своей голове. Она прикинула полезность данных останков и пришла к выводу, что эта полезность стремится к нолю. Непроизвольно открывшийся глаз малышки пусто и неверяще смотрел в голубое небо. В деревеньке под холмом шла резня.
Жизель вообще сомневалась в пользе руконгайцев, зачастую не имеющих ни капли духовной силы. Вот шинигами - да. Даже слабый шинигами мог стать для своих собратьев проблемой. Что уж говорить о сильном. Жизель безмерно расстраивало, что лейтенант Кира, столь бездарно положенный Баззом не достался ей. Какой был бы зомби! Впрочем, идеальные зомби получались из  мертвых квинси. Жижи мечтательно улыбнулась, входя в деревню, попутно осматривая трупы, представляя, какой зомби получился бы из Лакруа. Интересно, она достаточно сильна, чтобы потянуть фольш после смерти? Достаточно ли врос в нее Шрифт?.. Судя по трупам, на тропе напарницы, сила-то там есть...
Подходящих не было. Такими темпами придется действительно травить воду... Или нарываться на кого-нибудь. Слабых шинигами у Готэя осталась не много, чтобы особо наглый руконгайский бандит с минимальной рейацу мог уложить. Тем не менее, осмотрев некоторых, Жизель подняла их и отправила потрошить оставшихся. Но с наказом быть аккуратными. Особенной аккуратности, впрочем, ждать не следовало. Из слабых душ не получается силы. Но, авось, на шум кто прискочит, а там и в бараки можно будет наведаться с ревизией... Точных данных о нынешней численности Готэя не было. Были наметки, прикидки, примерный обсчет... Были, правда, и точные данные. Одного паренька Жизель подчинила живым. У него даже нашлись зачатки рейацу. Пока - сойдет. Будет, что послать перед собою в качестве временного буфера. Она была готова пожертвовать очень многим, лишь бы не помереть и не развешивать свои чудовищные костяные крылья, которые иначе, как насмешкой, назвать было нельзя. Готова даже пожертвовать престижным реноме страшного и ужасного Звездного рыцаря, погнав перед собою толпу слабаков. Хорошо, что здесь нет Вакабрады... Господин наставник был так доставуч в свое время, что Жижи не постеснялась ассистировать Нак Ле Ваару, чтобы выпросить дряни, которая даже на Штернриттера действует. Не яду - хотя хотелось - просто дряни. Последствия были феерические - купидон перестарок блевал кровью и кусками пищеварительного тракта неделю. Потом, правда, отрастил новый, но трахать Александра больше не стремился.
Очередной вопль прекратил мучения кого-то. Жизель удовлетворенно кивнула.  Вроде все. Она остановилась чуть поодаль Лакруа.
- Ты на первое время сыта? На будущее помни, что целое тело эффективнее в качестве зомби. Функциональность выше. - заметила она без особой надежды на эффект, или минимально адекватное восприятие.
Препятствовать Лоре в ее кровых развлечениях Жизель не собиралась - не за чем. Все равно ее не услышат. Или к сведению не примут. Было не сложно понять, что то, что живет в голове "Ликантропии", намного более претециозное и ревнивое, чем тараканы из головы самой "Z". И куда реже разрешает слышать то, что говорят извне. Лора и работа в команде - похоже, очень сложное сочетание. Жалеть, впрочем, не о чем. Не своих же детей растить с нею - только убивать чужих.

+1

6

Неясное беспокойство словно говорило, что все хуже, чем могло быть, и даже солнечная погода не могла развеять эту тревогу. Капитан Укитаке оглядел помещение — бумаги, масляный светильник, давно уже погасший. Все казалось таким обыденным, и только то, что он находится не в своем поместье, а в убежище, напоминало, что происходит на самом деле. Затишье перед грозой… как обычно бывает, сонный душный день, а потом буря. Это сравнение капитану не нравилось, но оно лучше всего отражало его чувства. Вчера был тяжелый день, столько всего сразу… С этими мыслями Укитаке вышел из убежища. Как там Кийоне? Уже, наверное, похвасталась перед Сентаро. Легкая улыбка тронула губы — может, не так все плохо? Может, затишье продлится подольше?
Однако уже через несколько минут надежды капитана, и без того призрачные, разбились вдребезги. Крики и всплески реяцу — чьи они? Это совершенно неважно — необходимо или обороняться, или кого-то спасать.
Квинси! Двое. Женщины. И несколько растерзанных трупов, словно над ними поработал хищный зверь. И кажется, капитан Укитаке знал, какой именно — лицо одной из женщин было в крови. Его передернуло от отвращения. Когда сражаешься, вид крови перестает пугать, но то, что эта квинси сделала с невинными людьми…
- Как ты могла? Это же дети! Старики… Они не воевали! - крикнул Укитаке. - Хочешь сражаться — найди себе достойного противника!
Кажется, женщина не обратила на него внимания. Ярость внутри клокотала. Капитан не сказал бы, что его можно вывести из себя, более того, весь Готей его знал как самого миролюбивого человека, но это... Как можно было остаться в стороне, когда творится такое? Укитаке сложил ладони для заклинания:
- Хадо №33, Сокацуй!
Шар голубой реяцу ударил точно в цель, женщина с окровавленным лицом упала, не успев ничего сказать.
- А ты? - обратился он к ее напарнице. Ярость, выплеснувшись в кидо, стихала, и теперь Укитаке почти сочувственно смотрел на невинное личико второй девушки-квинси. - Что ты забыла на войне, девочка?
После той истории с девочкой-арранкаршей капитан предпочитал быть осторожным, но его врожденное чувство справедливости не позволяло ударить ребенка. Даже если она уже не ребенок - все равно, она так молода… Поэтому капитан остановился, ожидая, что ответит девочка.

Отредактировано Ukitake Jushiro (2017-09-04 15:47:33)

+1

7

Увидев шеврон лейтенанта на плече Кийоне, Сентаро сначала побелел, а потом позеленел. Девушка с удовлетворением отметила эти перемены в его лице, нарочито медленно поправила знак отличия и начала:

- С этих пор называй меня «Котецу-фукутай…»

И тут всё существо хвастуньи накрыла вспышка чужой реяцу. Чужеродной духовной силы, которой не должно было тут оказаться. Квинси!

Кийоне замолчала, а потом сразу же рванулась к выходу, потому что должна была немедленно оказаться рядом со своим капитаном, иначе каким она будет вторым офицером. Бегом Кийоне вылетела из барака, и вспышка Сокацуя на какой-то миг её ослепила. Укитаке-тайчо начал сражение. Кажется, он убил одну из девчонок-квинси – и Кийоне в этот момент невероятно гордилась капитаном, потому что, как только фигурка врага упала, новоиспечённый лейтенант заметила множество трупов невинных душ – окровавленных и истерзанных, и тут же поняла, почему Укитаке так рассердился и почему сразу применил силу. Это было невозможно, ужасно, неправильно! Они не должны умирать! Они даже не шинигами! Они – невинные души…

Кийоне встала рядом с капитаном, тронув гарду Макото. Укитаке пока не вынимал оружие, и Котецу-младшая решила, что она тоже без команды и приказа в бой не полезет. Тем более, оставшаяся в живых квинси казалась почти ребёнком. Маленькая девочка с довольно милым личиком.

Кийоне напомнила себе, что все квинси им враги. Все. Все до единого, даже самые милые, даже дети, даже старики. Все-все-все. И нельзя их жалеть.

Квинси ведь их тоже не жалели.

Кийоне бросила быстрый взгляд на Укитаке.

«Капитан, только отдайте приказ. Отдайте приказ, и я выпущу ей кишки. Отдайте приказ, и я задушу её, если потребуется, не хлыстом, а голыми руками».

Лейтенант злилась на весь род квинси. Конечно, она знала, что первыми, по сути, начали шинигами, но во время той самой резни, после которой квинси ушли в тень, Котецу ещё не было в Обществе Душ – ни старшей, ни младшей. И у шинигами была причина истреблять квинси.

У квинси, по сути, причина тоже была – месть. Но Кийоне отказывалась их понимать. Она могла желать врагам только смерти.

- Укитаке-тайчо? – тихо спросила лейтенант, бросив на него быстрый взгляд.

+1

8

Жизель проговорила под нос то, что говорили в казармах об особо наглых Пустых и особо паскудных Штернриттерах. Их, конечно, отправляли на разведку боем, что автоматически предполагало вероятность встречи с капитаном, решившим им противостоять. Только Жизель все же надеялась, что не так сразу: переход от тупых и бесполезных отродий к настолько опасному и врагу. Документы по капитанам Жижи читала краем одного глаза и по диагонали. Оттиска рейацу ей не предлагали, однако ошибиться возможности не было. Сюда направлялся капитан. Она улыбнулась - это был шанс.
- Эй, Лора! Чуешь? К нам чешет самый настоящий капитан! Лора!
Ликантропия не среагировала. Не услышала? Проигнорировала?
Рейацу приближалась...чертов капитан использовал шунпо! Натянувшиеся до предела нервы начали сдавать.
- Лакруа!! Дура! Прекрати жрать!
Поздно. В облаке пыли, белоснежного хаори и седых до белизны волос прибыла кавалерия.
Жизель сделала шаг назад. Исход этой стычки гарантировал, что она при любом раскладе получит свое - труп сильного война, которым можно сражаться, как куклой, и который прикроет спину в случае чего.
Однако боя не было. Это было страшно в своей пустой и бездушной быстроте. Не страшнее войны, впрочем.
- Кто бы мог подумать, что она такая глупая, - протянула Жизель задумчиво подходя к телу Лоры. Окровавленная физиономия смотрела в синее небо. В приоткрытом рту поблескивали удлиненные резцы. - Хоть бы блютом прикрылась...
Ну да ничего. Это не проблема. Белоголовый обратился к ней, и Жижи вскинула лицо к нему, невинно хлопая глазами, вскинув бровки.
- Дяденька, а ты не знал, что воюют даже малыши, которым и года нет? Они вдохновляют своих мамочек-квинси защищать их от добреньких шинигами, которые тыкают в беззубых младенцев своими занпакто и весело смеются, выпуская из маленькие кишки и отрывая маленькие и слабые ручки, которые никогда еще не держали ни креста, ни лука. Мамочек, как правило, они убивают только после этого. Сначала насилуют всей командой, потом убивают. А потом ты и твои комрады даете им медали и называете героями и повышаете в звании.
Говоря это, она склонилась к Лоре и вскрыла руку скальпелем, добытым из маленькой сумочки с инструментом на поясе. Кровь текла неохотно, норовя закупорить рану и стянуть ее. Что и говорить - усиленная регенерация была иногда ужасно неудобна. Алая в солнечном свете, медно-соленая даже на вид, струйка выплескивалась на кожу "Ликантропии", мгновенно впитываясь.
Кожа темнела на глазах, кроваво-смуглый оттенок распространялся быстро. Да и много ли надо трупу?..
Распахнутые глаза, смотревшие в синеву ожили, зрачки стянулись. "Много ли ты выгадала своим последним обедом, сучка?" - думал удовлетворенный Александр, позволяя коже сомкнуть порез и впитать кровь с рукава. Затем он крепко схватил Лакруа за ворот и с силой встряхнул, так, что светловолосая головенка стукнулась о землю.
- Вставай, псина, - пропела Жижи, улыбаясь. - С этого момента ты - моя собака. И я буду тебя наказывать, если ты не будешь слушаться, поняла?
- Хозяин, хозяин... - бессмысленный скулеж сорвался с окровавленных губ. - дай мне еще...
- Потом,- ухмыльнулся Александр, - вытри рот и преступаем к развлечению. Успеешь еще пожрать, собачка.
Она обернулась к беловолосому, к которому успела прискакать стриженая девчонка с шевроном и, схватившись за занпакто, теперь переминалась с ноги на ногу.
- Тебе есть, что в свое оправдание сказать, капитан? Или разговоры ты разговаривать не желаешь, а предпочитаешь защищать право своих подчиненных быть свиньями огнем и мечом? Ты если смущаешься своей собачонки с шевроном только скажи - и она умрет первой. Здесь кое-кто может ей помочь, - Жизель щелкнула пальцами и с крыши ближайшей лачуги на стриженую свалился давешний "горячий" зомби с зачатками рейацу, метящий схватить девчонку.
"Интересно, будет сопротивляться, или от неожиданности обо всем забудет?"

+2

9

Краткая вспышка ярости прошла, и капитан резко выдохнул. Но расслабляться было нельзя — и потому он положил ладонь на цуку Согье но Котовари. Кто знает, что будет дальше? Краем глаза он увидел, что Кийоне рядом и рвется в бой. Только что мы говорили, и вот… Однако вслух Укитаке ничего не стал отвечать, только коротко кивнул - «ты можешь понадобиться, жди».
Капитан понимал чувства Кийоне, и отчасти разделял их сам. Однако… Однако он помнил больше, чем его подчиненная, знал всю историю и что с квинси нельзя договориться… за крайне редким исключением, - поправил он себя, вспомнив мальчишку-квинси, который был среди риокка. Но перед ним сейчас был не он, а незнакомая девочка.
Ее слова были дерзкими — она явно бросала вызов капитану.
- Не надо учить меня воевать, девочка, - мягко проговорил Укитаке. - Мы оба понимаем, что на войне неизбежны жертвы. Но они, - капитан показал рукой на растерзанные трупы, - не были ни шинигами, ни квинси.
А тем временем перед внутренним взором вставал образ другой девочки — светловолосой, одетой в арранкарскую форму, хулиганистой. И его же собственные слова: «Я не буду сражаться с ребенком. Иди домой, поиграй в футбол». Чем это закончилось, капитан и сейчас вспоминать не желал, однако ничто не заставило бы его поднять руку на ребенка, или даже того, кто только выглядит, как ребенок, а потому он продолжал выжидать и смотрел, что же делает девочка.
А то, что она проделала со своей соратницей… такого Укитаке еще не видел — он вынужден был признаться себе, что способности этой квинси ему не известны, но ясно было одно: ее манипуляции меньше всего походили на лечение. И ее слова, обращенные к… убитой? И что еще больше удивило капитана — ответ той. То, как убитая сказала «хозяин». Опасная способность у этой девочки, - отметил Укитаке, - той арранкарше далеко до нее.
И тут случилось то, что капитан не предвидел — по сигналу квинси с крыши лачуги свалился… зомби? Да, зомби. И попытался напасть на Кийоне.
Кажется, она решила ударить по самому больному...
Страх плескался в глазах капитана — страх потерять девушку, но и решимость — защитить ее во что бы то ни стало. Бой за честь или бой за жизнь? Полноте вам! Инстинкты сработали раньше, чем он успел подумать.
- Не тронь Кийоне! - среагировал Укитаке на последние слова квинси, молниеносным движением обнажив катану. Один удар — и зомби отлетел от девушки. Еще пара ударов…
- Кийоне!

0


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 9. Смыкая кольцо.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC