Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.







Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - временно приостановлена.
•Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 10: Раскаленная клетка для демона


Эпизод 10: Раскаленная клетка для демона

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

- Жаль тебя огорчать, но умрешь сегодня ты!
Кенпачи неистово хохочет в ответ на слова квинси.
Кенпачи, едва не задыхаясь от собственной мощи, смотрит ему в лицо – и видит улыбку.  Безумную, счастливую – точное отражение его собственной.
Смех рвется наружу, занпакто рассекает воздух, пахнет жаром,  потом и пылью.
Меч, ставший топором, встречает пламя. Горячее, яркое, веселое, рассыпающее искры окрест. 
Кенпачи со смехом рубит  сквозь это пламя, стараясь достать – становится все интереснее.
Квинси хочет дорого отдать свою жизнь?
Отлично, Кенпачи не любит дешевки!
Свист стрел в иссушенном потоками реяцу воздухе не слышен – он виден взбудораженным схваткой чутьем. И сразу ясно, что они пройдут мимо – все те же потоки реяцу, коконом окутывающие тело, отклонят их в сторону.
Но…
- Квинси, это было подло! Бросай свою стрелялку,  дерись, как подобает воину, или умри!
Кенпачи прыжком сокращает дистанцию – как раз, чтоб всей грудью налететь на пылающий шар, выплюнутый квинси.
Это становится интересным!
Пламя вспыхивает, охватив фигуру Кенпачи, пламя стекает каплями по иззубренному мечу, обманчиво медленно тая  в перенасыщенном силой пространстве.
- А еще так можешь? – Кенпачи проводит языком по пересохшим растрескавшимся губам, с   видимым удовольствием слизывая выступившие капельки крови, и коротким движением плеч отбрасывет пламя прочь.
- Что? – гул  реяцу мешает расслышать, что именно говорит квинси, но и так понятно, что врядли желает долгих лет жизни.
Кенпачи вновь смеется – на два голоса, он и занпакто:
- Придется научиться прямо сейчас!
Он с хохотом рубит воздух прямо перед лицом квинси, почти в  тот же миг нанося удар справа и снизу. - Иначе тебя станет вдвое больше.  И в разы мертвее!
Он с изумлением понимает, что удар не достиг цели.
И едва успевает подставить локоть под пылающий жаром палец, отбрасывая противника в сторону.
[NIC]Zaraki Kenpachi[/NIC]
[STA]Сильнейший[/STA]
[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0016/e7/61/62-1496328603.jpg[/AVA]

Отредактировано King of the Souls (2018-03-28 07:40:56)

+1

32

Как говорится, вечер перестал быть томным. На душе неспокойно с той секунды, как Шунсуй принял решение принести одного Кенпачи в жертву другому, но сейчас потрясение может застать весь Готей. Появление врага - достаточный повод для беспокойства. Первое вторжение принесло столько хаоса, что ко второму шинигами банально не готовы. И вот - результат дуэли ещё неизвестен, а враг уже тут. Более того, всплески реяцу указывают, что именно дуэт "демонов меча" встретил противника. Яростный оскал расколотого черепа - это зверь из района Зараки, что должен стать ключом к выживанию Готея. Чёрно-красная вуаль древнего чудовища - то, что должно быть положено на алтарь во славу этого самого выживания.
Но, видимо...
Ничего не выходит так, как желается. Мало сорванных планов - кто знает, сколько явилось противников. Возможно, это новая полноценная атака, сродни первой. Тогда даже они, оторванные от остальных капитанов, могут проиграть.
Каково, а? Готей простоял тысячу лет под управлением Яма-джи. С Шунсуем в качестве Главнокомандующего он рискует кануть в бездну за несколько дней. Серьёзный удар по самооценке. И очередная ноша в копилку жизненного опыта Кёраку.
Потому он и мчит в сторону нежданной стычки, оставляя позади несколько сотен метров с каждым шагом сюнпо. Случись такое, что вторженцев будет слишком много, а Унохана с Зараки уже на пределе, Шунсуй, по крайней мере, сможет спрятать их в тенях и утащить на контролируемую территорию.
К тому же, он не один. Рядом верный друг на века, прошедшие и грядущие. Правда, состояние Джуширо не выглядит стабильным. Но отговорить его пойти не вышло. К тому же, во всём Готее - за вычетом Шунсуя - только беловолосый названый брат достаточно силён, чтобы с уверенностью идти на помощь носителям титула Кенпачи. Молодёжь пусть бережёт силы для сражения в защите, а старая гвардия как-нибудь справится. В конце концов, оставлять Сейрейтей совсем без защиты неразумно.
- Извини, что не было времени расспросить о твоём визите в Руконгай, - виновато улыбается Шунсуй. - Самое главное, что ты вернулся, остальное может и подождать. Учитывая... - блёклый взгляд уже зацепился за крохотные фигурки вдали. - Учитывая, что я всё-таки решил сделать ставку на Зараки Кенпачи.
Возможно, Джуширо будет ругать его за то, что такое решение Шунсуй принял в одиночку. Не в плане того, что он должен отчитываться перед Укитаке, разумеется. В том ключе, что взвалив на себя подобное, Шунсуй не счёл нужным выговориться, чтобы облегчить тянущее к земле решение. Однако, Яма-джи был именно таким - всё всегда старался удержать самостоятельно, в собственных руках, в собственном сердце. И этого хватило для тысячелетнего существования Готея. Чем не пример для подражания?
Нетрудно прикинуть, что здесь старик всё же ошибался. Но, по-видимому, Кёраку сам не заметил, как постарел и обзавёлся какими-то негнущимися элементами в характере.
Шаг, остановка. Дьявол из Руконгая излишне увлечён поединком с вторженцем - всего лишь одним! Удивительно. Но вот что пугает - отсутствует Унохана. Зараки не успел убить её - на момент продвижения к месту битвы Унохана была жива и уже сражалась с квинси. Имперцы... допустим, кто-то достаточно сильный у них имеется, но тогда где тело? Остаётся вариант, что Первую Кенпачи похитили.
Несмотря на смехотворность, пока что он самый ясный. И в таком случае вторженцев явно прибыло больше, но все, кроме одного, озаботились доставкой капитана Четвёртого на территорию квинси.
Этот, очевидно, задержал Зараки для осуществления похищения. И, что удивительно, до сих пор остаётся в живых.
Что ж... Лучшее, что можно извлечь из ситуации - захватить пленника в ответ.
Шунсуй слегка приподнял шляпу, окидывая капитана и Рыцаря взглядом, после чего громко хлопнул в ладоши четыре раза.
- Жаль прерывать вас в самом разгаре веселья, но, боюсь, поединок придётся закончить, - выражение лица почти безмятежно, но больше в нём кукольно-мёртвого, чем расслабленно-живого. - Капитан Зараки, не убейте случайно нашего пленника. Вам же, квинси-сан, я не советую проворачивать трюк с тенью. Поверьте, я заключу вас в бакудо быстрее, чем вы успеете исчезнуть, - Шунсуй рассеянно разводит руками. - Нет, вы можете проверить, конечно...
Воздух пахнет битвой, страхом и отчаянием. Жизненно необходимо узнать, что случилось с Уноханой Рецу. Едва ли она успела привести Зараки к настоящей силе. И тогда, без единого настоящего Кенпачи...

+5

33

Голова все еще кружилась, в теле чувствовалась липкая слабость… Они ушли. Что ж, у нас действительно вся война впереди — тот квинси был в чем-то прав. Что он еще сказал? «Не вставай так резко»? Верно, но и лежать было некогда. И незачем — среди всей этой крови, ошметков боя… среди разрушенных надежд.
Дыхание становилось все ровнее. Укитаке активировал лечебное кидо, едва слышно прошептав заклинание. Привычные действия — сколько раз приходилось так делать, если рядом не было никого, кто мог бы помочь. Он не был ранен — каким-то чудом он остался жив, но силы… Через несколько минут силы стали прибывать — настолько, что он смог хотя бы сесть. Перед глазами все по-прежнему плыло, но можно было двигаться. Значит, нужно двигаться.
Кийоне. Мертвые глаза девушки были распахнуты, на лице застыло выражение страха, покорности и решительности одновременно, но ни один мускул не дрогнул. Не будь он участником этой битвы, решил бы, что Кийоне умерла, но что-то внутри подсказывало, что нет. Она не дышала, сердце не билось, и все же там внутри она была жива.  У этой девочки-квинси такие способности… и та волчица, как она вела себя — Кийоне точно жива. Не может быть иначе! Не волнуйся, Кийоне, Унохана-сэмпай тебе поможет, обязательно поможет.
Укитаке встал, подхватил девушку на руки и в пару шагов сюнпо добрался до четвертого отряда. И только там узнал, что капитана Уноханы, на которую он возлагал такие надежды, нет на месте. И что отряд не справляется с количеством раненых. И много чего еще. Но все же кто-то из рядовых принял у него девушку с рук на руки и пообещал, что все сделает как нужно. Да что тут можно сделать? Тут нужен гений от медицины… Однако это было лучше, чем ничего.
- Можно воды? - попросил Укитаке у кого-то, проходящего мимо, и едва почувствовал, как в его руку вложили стакан с водой. Горло горело огнем, и влага едва смогла погасить бушующее внутри пламя. Но такое простое, обыденное действие заставило мысли течь спокойнее. Можно было оглядеться и подумать, что делать дальше.
А дальше… дальше самым логичным было просто отдохнуть. Но не было такой возможности. Сейрейтей разрушен, они прячутся по убежищам… Сейрейтей… главнокомандующий… друг. Как он?
Укитаке снова сорвался в сюнпо, и вскоре уже приветствовал Шунсуя. Вот только не до светских бесед было, и едва вникнув в ситуацию, Укитаке настоял на том, чтобы пойти вместе — всегда вместе, прикрывали друг другу спину и все такое. То ли слова подействовали, то ли что, но сейчас они оба стоят у развалин Сейрейтея.
- Да уж, вернулся… - Укитаке горько улыбнулся, понимая, что мог и не вернуться, что все это — чистой воды везение. Кивнул в ответ на слова о Кенпачи — о правильности решения они поговорят потом. Может быть, если будет время. Хотелось поговорить о многом, или просто помолчать вместе, как бывало ранее, но…
- Мне в четвертом отряде сказали, что Уноханы-сэмпай нет… так вот почему… - подытожил он все невысказанное.
В «беседу» Кёраку и квинси Укитаке вмешиваться не стал — его другу виднее, что делать. Он просто знал, что должен быть рядом. И должен знать, что же случилось с Уноханой-сэмпай.

+3

34

Снова недолет. Базз ухмыляется. Внутри ревет атакующим Блютом, помноженным на Склаверай - когда "Жар" его применил?.. Он забыл это. Главное, не дать противнику одуматься. Удар с правой по ногам - меч снова в руке. Следом - сложно, так сложно, черт, кто же его просил-то втягивать эту мощь? - левой рукой ударить, направляя жар, что рвет жилы в клочья, гудит пламенем в воздухе, в центр лезвия топора, пытаясь его разбить. Главное - не подставиться самому. Он почти видит, как в начищенной поверхности отражаются розовые волосы и вишневые глаза мелкой лейтенантки. Бред. Бред от переизбытка рейацу. Он не сможет выйти в фольштендиг, а применять банкай Уноханы Ячиру нельзя - его просто растворит на месте вместе со всем чертовым миром. Кровью размажет под ноги Кенпачи первым же. И пиши пропало. Топнуть ногой по камню, почувствовав, как он закипает лавой. Температуры стоят такие, что удивительно, как вся мостовая не кипит и не растекается, втягивая обломки - даже паленой плотью уже не пахнет - запах сгорел в раскаленном воздухе. Они оба дышат только благодаря рейацу, что питает их тела. Базз поддерживает свое тело над лавой при помощи левитации. Уронить противника в кипящий камень - интересно, провалится? Наверное, только это неприродное озерцо лавы дало ему маленькую передышку, чтобы почувствовать приближение подкрепления.
- Пленника? - В голове гудит дурная сила. - Эй-эй-эй, Одноглазый, а ты не дох*я на себя берешь? Вы меня сейчас не возьмете даже всем Готэем!.. Или вы засранцы, решили. что Ваш предыдущий говнокомандующий замочил дохрена наших? -он смеется, звонко, счастливо, бахвалялсь, чувствуя эйфорию. - Нихрена. Все они выжили! Это я перекрыл его огонь своим. Так что вам даже втроём ловить нечего. Либо вы дадите мне убить этого психа... - голос вдруг раскололся, и пробежал эхом, точно кто-то повторил за ним последние слова, Базз оборвал себя, ощущая...
...Воздуха в груди вдруг не осталось. Внутри все сжалось, выламывая ребра и заставляя кровь кипеть, а голову сжимая, как огненными тисками.
- Что?.. Что это?.. - голос сел до хрипа, сердце стукнуло раз, другой, третий... Оно билось так, точно было не одно. Точно в груди билось два сердца.
Он выдохнул и твердо посмотрел на врагов, не видя их самих, только ощущая. Трое. Трое против него одного. Был только один пункт, который его смущал во прямо сейчас. Минадзуки...
Поле зрения сузилось. Резко. Стоило подумать имя меча старой ведьмы, как второе сердце, стукнувшее в груди истерически затрепыхалось. Банкай?..
Он попытался разжечь из пальцев черный студеный вихрь тени, однако руки не слушались. Ему показалось, что перед глазами мелькнул знакомый кабинет и надоевшая за сегодня физиономия Килге - и пала тьма.
Базз-Би уже не видел, что под его ногами камень прогорел до пепла, не видел, как медальон черно-золотой рыбкой выскользнул из кармана и зарылся в серое мягкое крошево, как в воду канул. Все, что он ощущал - это обоюдоострую нить, натянутую внутри него. Нить, по которой его непререкаемо тащило куда-то. Куда-то где лучники в белом защищали белый город на фоне черного неба со злой острой луной, а злое алое пламя шло стеной на них, убивая, сжигая дотла, так, что даже пепла не оставалось...

***

Господа, прошу не находить медальон с банкаем - его несколько позже найдет адъютант нашего Грандмастера. Сделайте вид, что не заметили, а?

Отредактировано Bazz-B (2018-04-30 19:00:54)

+2

35

Голос командующего – хрена, какой из него командующий? – призывает остановиться.
Остановиться!
Не убить?!
Черта с два, кому надо – в очередь, сейчас это противник Кенпачи!

- Поди к черту, Кьераку! – выдыхает он потрескавшимися от жара губами, уворачиаясь от подлого удара по ногам.
Жаркий воздух пахнет азартом, топор в руках порхает  огромной чудовищной бабочкой, мир  смеется – смехом маленькой смешной девочки с розовыми волосами.
Кровь кипит в жилах – как лава под ногами упрямого квинси.
Квинси смеется, выкрикивает что-то язвительное в адрес посмевшего вмешаться в их исступленную, как молитва, схватку,  бой, потребовавший от Кенпачи всех его сил – и даже больше, чем у него было.
Впервые – за очень-очень много лет.
Так могла бы сражаться она – забыв обо всем на свете, кроме боя.
Пожалуй, когда квинси умрет, Кенпачи будет сожалеть о нем.
Он видит, как квинси хватает перекошенным ртом выжженный воздух:
- Ты был хорошим противником, квинси, не чета этим ублюдкам, твоим приятелям!  Как, говоришь, тебя звали? Я запомню твое имя, -  топор чертит опасную дугу в раскаленном мареве, стремительно рассекая воздух.
Время будто замирает.
Медленно-медленно оседает пламя, осыпаясь пеплом – рыхлым, теплым и ласковым.
Черты лица квинси становятся вдруг резкими, будто  вырубленными из камня, и он так же медленно падает лицом вниз – прямо под ноги оторопевшему от такого исхода Кенпачи.
- Что, уже? – в голосе капитана 11 отряда разочарование и обида. Как у ребенка, которому посреди праздника велели отправляться в кровать.
Ему больше нечего здесь делать.
Мгновенно потеряв интерес,  Кенпачи бесцветным взглядом меряет Кьераку, Укитаке, поворачивается – и медленно идет прочь, не говоря ни слова.
Огромный топор покачивается в такт шагам на его плече.
По лезвию то и дело пробегает отражение погасшего пламени – будто Нозараши еще там, в битве, где  жар еще горяч, а исход неясен.
[NIC]Zaraki Kenpachi[/NIC]
[STA]Самый сильный[/STA]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0016/e7/61/62-1496328603.jpg [/AVA]

+2

36

Как говорится, если вы окружены, радуйтесь, можно нападать в любом направлении. Если с одной стороны вас, Главнокомандующего, между прочим, шлет к черту ваш же капитан и подчиненный, а с другой - категорически отказывается сдаваться пожеванный судьбой и Кенпачи квинси... Ну, в этом тоже можно найти светлые моменты. Прямо сейчас очень хочется не искать светлых моментов, а жахнуть по всем площадным кидо и закрыть вопрос. Но Главнокомандующие так не поступают, да и Укитаке смотрит.

В прошлый раз проблему с неповиновением Кенпачи решила одним своим появлением Унохана-тайчо. В этот раз такой роскоши не предвидится... Или..?

Знакомая до боли реяцу капитана, которой никак не могло здесь быть, хлещет по натянутым, оголённым нервам твердым обещанием, что всё будет хорошо. Она здесь - значит, все наладится. Это ощущение прямиком из детства, теплое и немного унизительное, и его разделяет не только он - все, кто когда-либо знал капитана Четвертого. Вот только... Её здесь нет.

А квинси шатается, плюётся огнем, борясь, кажется, с чем-то, что идет прямо изнутри него самого. Никто не успевает даже пошевелиться, а он уже падает в пепел. Остается только подойти и кинуть на него сияющие оковы из духовной силы. Извини, Шунсуй, всё снова решили за тебя, а ты ничего и не понял.

- Капитан Зараки! - голос, несмотря ни на что, тверд и полон внутренней силы. Громкости не нужно, даже тихий оклик способен остановить, если говорящий уверен в своем праве спрашивать. - Что с капитаном Уноханой?

Он не посмеет не ответить, когда его спрашивают. Даже Кенпачи должен чувствовать границы.

Впрочем, часть ответа Шунсуй уже получил. Несколько шагов в сторону от плененного квинси - и тусклое сияние стали привлекает внимание капитана. Он склоняется, хотя уже знает, что видит.

- Укитаке, - почти шепотом. - Подойди, пожалуйста.

У ног капитанов, в пыли и пепле - обломки старого тачи. Потускневшая полировка, ржавеющие края слома - кажется, он пролежал тут годы. В этот асаучи уже не вдохнуть жизнь. Чуть дальше - ножны с алым шнуром, которые все привыкли видеть на плече Уноханы. Что ж, не это ли ответ на вопрос, что с ней случилось?

И остается лишь одна загадка. Этот  топор на плече Зараки - это его шикай? Унохана всё-таки смогла выполнить последний приказ Главнокомандующего? Но как? Даже сейчас, посреди поля боя, этот вопрос кажется важнейшим. 
[NIC]Kyouraku Shunsui[/NIC][SGN]Мы измотаны войной,
Поредел, ослаб наш строй.
Кто поднимет нас на бой?
Только Алкоголь!
[/SGN][AVA]https://pp.userapi.com/c847217/v847217467/4824c/WOSz5orX_kE.jpg[/AVA]

Отредактировано King of the Souls (2018-05-11 23:39:16)

+2

37

Квинси ругается, и Укитаке хочется остановить его, заткнуть рот, возразить, чтобы тот или сражался, или замолчал, но он не успевает – нестерпимый жар, в котором они все тонули, сравнимый разве что с жаром занпакто Генрюсай-сенсея, вдруг становится неровным, кусачим, рваным, голос квинси ломается. Хлестнуло знакомой реяцу. Укитаке оглядывается, но Уноханы рядом нет. В чем дело? Однако, знакомое успокаивающее чувство возникает посреди боя. Оно кажется иррациональным, какое там «все хорошо», когда творится такое, что камни сгорают до пепла, когда вокруг дым и гарь, и кажется, что весь мир сошел с ума.
Только Зараки выглядит на своем месте, словно такой мир ему по вкусу. Правда, удовольствие ему явно подпортили. Укитаке коротко усмехается – стремившийся решить дело миром, такого удовольствия он не понимал. Но кажется, Зараки разочарован – он уходит. Вот просто так, не сказав ни слова, и задерживать его бесполезно. Да и нужно ли это? Шунсуй  пытается спросить что-то у капитана одиннадцатого отряда, но Укитаке возражает:
- Оставь его. Потом расскажет.
Они с Кёраку вдвоем могут сражаться. Да, ты просто прекрасно можешь сейчас сражаться, - возражает Укитаке сам себе. Силы восстановились еще не до конца. И все же, они с Шунсуем единственные, кто на самом деле это может. А значит, надо.
- Укитаке, подойди, пожалуйста.
Тон друга настораживает – что случилось? Что-то... тревога наполнила сердце. Он подошел, присел на землю рядом с обломками меча, погладил их. Жизни в мече больше не было. Укитаке помнил занпакто, принадлежащий Унохане, и больно было видеть его искалеченным и разломанным. А что если бы Согье но Котовари вот так? Скорбь заполнила душу, словно по живому человеку. Впрочем, занпакто и были живыми... Что же здесь случилось? Только сейчас он понял, что меч Зараки выглядел необычно. Что бы это значило? Внимательный взгляд на друга, но тот сам выглядит обеспокоенным. Укитаке хочет спросить, но молчит. В глазах застыл вопрос – если кто и знал, что случилось с Уноханой, то это Шунсуй, это факт. Так, значит, она не у квинси? Или...
- Она жива? – спрашивает капитан неизвестно у кого, просто чтобы спросить, ведь полыхнувшая знакомая реяцу, когда ее обладательницы нет – это очень, очень странно. И квинси... меч... Мысли хаотично кружатся в голове, выстраиваясь в нечто непонятное.
- У меня одна мысль, - так же шепотом делится он с Шунсуем, - а что если дух занпакто может жить не только в мече? Это не выглядит бредом, как думаешь?
Потому что реяцу должна была откуда-то взяться, и если не от самой Уноханы и не от ее меча, значит, только один человек может ответить на этот вопрос. Но способен ли?

+1

38

Сквозь гул пульсирующей в ушах пьяной схваткой крови он слышет голос Кьераку.
Командующего Готей-13.
Командующего ему остановиться. 
Чего тебе? – нехотя оборачивается Кенпачи.
Унохана?
Унохана .
Женщина, которая могла бы убить его.
Женщина, которую должен был убить он сам – чтобы стать сильнейшим.
Что с ней?
Ха. Хотел бы он сам это знать.

Топор на плече покачивается в такт смеху – Кенпачи смеется над собой.
Проклятые квинси украли у него все – его Готей. Его командующего. Его  прошлое. Женщину, которую он так и не смог победить.
Ему уже не стать сильнейшим – хоть Унохана и побеждена.
Побеждена – не им.
По щекам текут слезы – яростные, злые, горячие.
Это ты хочешь знать, Кьераку Шунсуй?
Ты не  поймешь, где тебе! Это не пируэты крутить, взмахивая розовыми крыльями кимоно.
Это настоящая кровь.
Настоящая схватка.
Которой уже никогда не будет, будь прокляты эти квинси вместе со своим гребаным неупокоенным Императором.

- Спроси квинси, - зло сплевывает себе под ноги Кенпачи, и отворачивается.
Укитаке не удостоен даже взгляда.
Шаги Кенпачи тяжелы – как будто его сила давит даже на него самого.
И никто на целом свете не смог бы ответить – почему же он чувствует себя таким слабым?
Разве что маленькая девочка с розовыми волосами.
По лезвию огромного топора пробегают пламенеющие блики.
Да воздух, выжженный боем, пахнет дымом и смертью.
Как все вокруг.
[NIC]Зараки Кенпачи[/NIC]
[STA]Сильнейший[/STA]
[AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0016/e7/61/62-1496328603.jpg[/AVA]

Отредактировано King of the Souls (2018-05-31 05:44:19)

+3

39

Уходит.
Пускай.

Что-то внутри Къераку – наверное, та выстраданная жизнью мудрость, которую принято называть внутренним голосом – подсказывало: сейчас это лучший выход.
Ты можешь быть назначен хоть наместником Короля Душ.
Только Зараки плевать хотел на все назначения – удержать его в рамках могли лишь двое.
Один – мертв.
Вторая… Ее реяцу все еще вспыхивает в воздухе, делая запах войны особенно горьким. Но не реяцу нужна Зараки – да что там Зараки, всему Готею, к чему врать самому себе-то?
Унохана. Унохана Рецу.

Одно  Кьераку знает точно – она жива.
Не бывает реяцу у мертвых.
Даже у мертвых синигами.
Ответа на заданный вопрос нет – ну и черт с ним,  можно и так предположить, что случилось… 
Укитаке прав.
Пусть уходит.
Пока он не стал основной проблемой общества душ
.
Кьераку вздохнул, сокрушенно покачал головой, вопросительно глянул в лицо товарища – мол, ты видишь, что делается?
Призвал было бабочку, чтобы отправить запрос в четвертый отряд, однако  поморщился, и, вновь вопросительно взгляднув на Укитаке, решительно подхватил квинси на руки.
- Проводишь меня до расположения две… четвертого отряда?- поняв, что именно едва не было произнесено, Къераку провел языком по пересохшим губам.
Как просто.
Как тонка грань.

Еще недавно капитан восьмого отряда, Къераку Шунсуй, с презрением и брезгливостью думал о капитане Двенадцатого и его методах.
Сейчас командующий Готей 13 готов отдать Куротцучи все, что он попросит. И кого попросит.
Если тот найдет способ вернуть украденные банкаи.
Продержаться.
Защитить привычное мироустройство.
Стало грустно и противно.
Но – он сделает это. В случае необходимости.
Прости, квинси.
Ничего личного.

- Чем же мы станем, если победим?
Чем?

Он вопросительно оглянулся на Укитаке, возможно, впервые с начала их дружбы не произнеся вслух и половины того, что было в мыслях.
Вздохнул, осунувшись.
Командующий Готей 13 не имеет права на сомнения.
Во всяком случае, на сомнения, высказанные вслух.

И сделал шаг.
Нога едва не по щиколотку увязла в пепле.
Второй шаг дался уже легче.
Сгущающиеся сумерки вскоре скрыли от посторонних глаз  командующего Готей-13, вместе с его «ношей».
[NIC]Kyouraku Shunsui[/NIC]
[STA]Командующий Готей-13[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c847217/v847217467/4824c/WOSz5orX_kE.jpg[/AVA]

Отредактировано King of the Souls (2018-07-13 10:08:38)

+3

40

Зараки ушел, не удостоив его даже взглядом, и Укитаке почувствовал себя уязвленным. С одной стороны – не мальчишка какой-то, они в одном чине, с другой – никто не позволял себе такого неуважения, и именно сейчас это стало особенно неприятно. Проводив взглядом Зараки, капитан тринадцатого отряда сосредоточился на обломках тати, лежащих перед ними. Старый, потускневший, с ржавчиной на сломе, как будто меч находится в таком состоянии не одну сотню лет. Укитаке проводит рукой по металлу – а жив ли меч? Очень сомнительно. Но вдруг... когда-то Куроцучи уже восстанавливал их занпакто, так почему бы не... Поэтому Укитаке берет обломанный тати, вкладывает в ножны и цепляет рядом со своим занпакто. Там разберемся.
- Нет, не надо, - помотал головой в ответ на жест Шунсуя – тот собрался вызвать бабочку, но к счастью, передумал.
И мне нужно отдохнуть.
Эта мысль была такой обыкновенной, из другого времени, но как же можно воевать, когда еле стоишь на ногах, когда проиграл один бой и жив только потому что... Да, вот именно. Пока жив. Жив – как и всегда, благодаря божеству, сокрытому внутри, которое не даст умереть. Будет тебя дергать, заставлять двигаться, даже если ты уже не можешь, даже если нет сил, если... неважно. Как все эти годы. Как все время – на грани жизни и смерти. Когда было иначе? И еще немного, пусть он еле стоит, пусть кружится голова, пусть нет сил, еще немного – повторяется мысль в такт сердцебиению. Он видит, что его друг подхватывает потерявшего сознание квинси на руки.
- Конечно, провожу.
Что с ним? Укитаке обеспокоенно посмотрел на квинси – тот не казался раненым, но ему явно была нужна помощь. А бросить вот так человека – нет, невозможно. Кто бы это ни был, оставить беспомощного никак нельзя, и Укитаке втайне порадовался, что Шунсуй не оставил этого квинси на поле боя. Он ничего не сказал, сделал вид, что не заметил оговорку – двенадцатый так двенадцатый, четвертый так четвертый, все равно нужно что-то делать. Только сейчас Укитаке почувствовал, насколько вымотан сам, что хаори все в крови, что ноги едва держат, и он рухнул бы сам, будь он один..
Иди. Иди. Нужно...
Ноги увязают в пепле. Шунсуй тем временем ушел далеко вперед и не заметил, насколько трудно сейчас Укитаке. Насколько много пепла... никак.
Иди.
Короткий шаг сюнпо – и силы, приберегаемые на случай... неважно на какой случай – заканчиваются. Сюнпо закончилось падением на колени, и уже так было легче. А ведь почти ночь – влезла непрошенная мысль. И правда, уже заметно темнело. Еще чуть-чуть. Вдох. Еще один. Надо сделать еще шаг...
Укитаке лежит на голой земле, не чувствуя ни запаха дыма и крови, только давящую, пригибающую к земле – куда уж ниже, и так распластался – тяжесть.
Темно.

+2


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 10: Раскаленная клетка для демона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC