Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.







Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - временно приостановлена.
•Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Wandenreich » Эпизод 12. Солдаты Киплинга все ушли, но наступает и наш черед. (с)


Эпизод 12. Солдаты Киплинга все ушли, но наступает и наш черед. (с)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название эпизода:
Солдаты Киплинга все ушли, но наступает и наш черед. (с)
Эпиграф эпизода:
Ну вот, опять перемена мест –
прибой песчаным барханом стал.
И я в кармане таскаю крест,
а над могилами нет креста. (с) Алькор
Участники в порядке очередности:
Баззби
Джеймс Рассел
Юграм Хашвальт,
Место действия:
Зильберн, рабочий кабинет Грандмастера
Время суток:
Раннее утро.
Обстановка:
Рабочий кабинет – ничего лишнего, все строго и лаконично.
Описание эпизода:
Вернувшиеся из поисковой экспедиции в Уэко Мундо, Рассел и Баззби должны отчитаться о результатах… Задача проста – рассказать обо всем, не сказав ничего лишнего.
Рейтинг:
G
Предыдущий эпизод:
Для Баззби: Эпизод 1. По горячим следам.
Для Джеймса Рассела: Эпизод 10. Всегда возвращается кто-то другой.
Для Юграма Хашвальта: - Эпизод 8. Знай свое место.
Последующий эпизод: -

0

2

***

Ух! Понеслась!))

Если бы у Базз Би спросили, хочет ли он делать этот доклад Грандмастеру Юграму Хашвальту, он бы смачно сплюнул с просил: «А что делать?..» Вот и сейчас, тащась по серенькому коридору ставшего почти родным Зильберна, он думал примерно о том же. Проходящие мимо смотрели на него каким-то не совсем адекватным взором, морщились, точно от невероятной вони, и по стеночке обегали по своим делам. Эти взгляды он фиксировал и про себя усмехался - всегда приятно знать, что внушаешь пиетет у нижестоящих.
А думать о самом Юго не хотелось. Невольно глотку начинало распирать сакраментальное: «Юго, бл*ть, какого х*я?!», озвучить которое он, впрочем, даже собирался - чтобы дорогому и любимому Грандмастеру, драгоценному другу детства, стало на секундочку понятнее, в какой глубоки клозет он чуть было не спустил троих штернриттеров. Тех двоих - психованную с*чку-Брайар и мудилу-Опье - утопил Император. А вот Джим, малышка Бамби и он, Базз - это на совести Юго. И не будь он Баззардом Блэком, если он не добьется ответа на этот простой и животрепещущий вопрос. «Хочешь, блин, чтобы все было сделано в лучшем виде - будь так любезен, скажи, нафига тебе это. Но нет. Приказ - есть приказ. Вали, штернриттер, исполняй. Угробься нах*й! И правильно - вместо того, чтобы, например, выловить остатки Готэя, мы выясняем то, что Его, мать его несчастную, Величество знает и так. Вместо того, чтобы искать способ прорваться во дворец, мать его неясную, Короля Духов, мы отправляем ударный отряд не самых - на минуточку! - слабаков в гребаное Уэко, *би его конем, Мундо. А нах*я? А не *бу!»
В приемную он решил не соваться, раз уж Рассела еще нет. Бамбиетту, похоже, если и вызывали, то давно. Ответственным, судя по приказу, за их миссию был назначен «Н», значит, и трясти будут его. Ох и вы*бут!.. Ведь, по сути, миссию они провалили ровно наполовину - выполнять работу Ягд Арми они не стали. Той дряни, на которую они насмотрелись в Уэко вот лично ему хватит надолго. Его еще не пытались жрать бывшие коллеги... Слегка опустелые бывшие коллеги.
Он почесал в затылке. Получалось... Х*йня получалась. Такая вот разлапистая х*йня, от которой на корне языка прорастал неприятный медный вкус. Если Император знал, что «Тюрьма» издох, то нахр*на отправлять команду с расследованием? Если не знал, то кто так эффективно замочил очкастого выродка? Брайар - нахр*на этой мымре в Уэко? Она что, адьюкасов не видела? Или что-то нашла? Что? Что такого нашла эта стерва, что из-за этого надо умирать кому-то еще? А, главное, почему сопровождать ее отправили Рассела - соплю зеленую, а следом за ним - динамит со спичками?
Вопросы клубились и давлели. Штернриттер на автомате поискал по карманам пачку с сигаретами и, выбив одну щелчком, сунул в зубы и ткнул свободный конец пальцем. По коридору поплыл запах тлеющей полыни. Мысли заволокло задумчивыми клубами едкого дыма.
Невдалеке раздались знакомые шаги и затрепетала уже успевшая местами приесться духовная сила «R» - физиономия у Рассела была все еще слегка помятая. Базз вскинул руку с сигаретой:
- Йо, старик! Вазелин приготовил? Кстати, с боевым крещением тебя. Вернулся из Уэко - надо бы проставиться, - и расплылся в предвкушающей ухмылке. В голове созрел добротный план - не только Юго умеет мотать нервы окружающим. Наследник Блэков этому научился несколько раньше и намного более преуспел в разного рода выдумках.

+4

3

Не то чтобы Рассел не любил утро. Обычно он просыпался с рассветом, легко выныривая из сна, в независимости от того, сколько ему удалось проспать. Но сегодня пробуждение было, мягко скажем, отвратительным… Голова трещала, будто с нехилого такого похмелья, Джеймс даже на минуту задумался, пытаясь вспомнить – а точно ли не пил вчера? По всему выходило, что нет. Да и времени предаваться размышлениям не было – разбор их уэкских подвигов был назначен на несусветную, с точки зрения Нийола, рань.
Проклиная собственную заковыристую судьбу и почти тоскуя о голодных тараканах, столь поспешно покинутых им в квартирке на окраине Фриско, Рассел выбрался из-под одеяла и стал одеваться, не особо задумываясь о том, что надеть.
В итоге в коридор он вышел, облаченный в привычные джинсы с рубашкой - вместо формы… Ну и черт с ней, вряд ли грандмастер вызвал их в такую рань, чтобы любоваться форменной одеждой. Времени на переодевание все равно не было – на пальце копошилась, царапая коготками кожу, ящерка. И вот ее-то грандмастер точно не рад будет увидеть… Куда ж тебя девать-то, заразушка? Впрочем… Штернриттер мгновение помедлил и быстро направился к медблоку,  надеясь, что мисс Бордманн, разбуженная  с утра пораньше, не откажет присмотреть за мелкой нелегалкой.
… Убедившись, что мелкая вполне надежна заперта в большой стеклянной банке и никуда не денется, Рассел, облегченно вздохнул – одной заботой меньше – и торопливо направился к кабинету Хашвальта.
Он совсем не знал его. Слишком быстро и резко все происходило, его вколачивало в события, как гвоздь в фанерную стену – удар - вот он в Силберне, еще удар – посвящение,  еще – Уэко Мундо… При мысли об Уэко  в лицо будто пахнуло сухим холодным ветром, и Нийол передернул плечами, автоматически прикрыв карман ладонью… Черт…  Лишний жест.
Что он за человек, грандмастер Юграм Хашвальт? Впрочем, об этом он скоро узнает, вот и нечего угадывать… Стоило подумать о более важном. Например, что и как рассказывать? Хотя… ежу понятно, что упоминать об Орсоросска не стоит. А вот о мисс Брайар и ее безрадостной кончине, напротив, стоит рассказать подробно. Жаль, ни он, ни Базз так и не смогли понять, что же на самом деле искала  злополучная «S». И  - нашла ли?  И что привело Опье к столь плачевной кончине?  Проклятье, миссия, после которой вопросов становится больше, чем ответов, вряд ли может считаться успешной…
Рассел вывернул из-за очередного поворота –и кто придумал столь причудливую архитектуру, что, куда ни пойди, петляешь по коридорам, как заяц по кустам – Рассел почуял терпкий запах тлеющей полыни. Он поднял взгляд – да, подпирая стену плечом и улыбаясь до ушей, у входа в приемную стоял Баззби. Во взгляде «Н» переливалось предвкушение.
И что такого веселого ты уже успел придумать?  Вазелин? Не переживай, – Рассел  поддался настроению Базза и усмехнулся. – Я и на твою долю взял. Ну что? Будем вырабатывать «очень умный план» или пойдем уже?

Отредактировано Jemes Rassel (2017-03-16 18:02:10)

+3

4

У Хашвальта выдался тяжелый день. Ну, то есть как  тяжелый?   Утром что-то громыхнуло в лабораториях Аскина, днем рухнула одна из колон в тронном зале – слава богу, обошлось без жертв, потом несколько зомби Жизель удрали из-под надзора – проклятье, а ведь он еще на той неделе подписал приказ, запрещающий держать с Силберне нежить.
Обычный день обычного грандмастера, ничего нового.
Хорошо хоть наследник хлопот не доставлял. Хашвальт опасался, что с мальчишкой будут большие проблемы, но нет – мальчишка неслышной тенью шастал по дворцу, но ни в чем криминальном заменен не был. Пока.
Голос Базз Би Хашвальт услышал так четко и резко, будто тот находился рядом с ним, в этой самой комнате – где ему собственно и полагалось находиться в это самое время. Хашвальт бросил короткий, раздраженный взгляд на часы.  Пятнадцать минут двенадцатого. Базз Би опаздывал и ничуть не переживал по этому поводу – ничего нового. И по тому, как звучал его голос Хашвальт не сомневался – миссию Базз благополучно завалил, а значит, сейчас он снова будет нагло сверкать глазами и с деликатностью летящего в лоб топора вопрошать: «Юго, блять, я  ударная сила, а не поисковый отряд, на что, мать твою, ты вообще рассчитывал, а?»
Базз Би принципиально осуждал все  его решения – иногда Хашвальту казалось, что он делает это исключительно для того, чтобы подогревать свою ненависть.
И да – Опье они конечно же не нашли, зато ухитрились где-то потерять карлетт. Или она потерялась сама.
Хашвальт и сам время от времени ловил себя на желании потеряться. Причем, сошла бы даже великая пустыня Уэко.
Хашвальт вздохнул и потер виски. Мигрень подкрадывалась к нему на мягких лапах.  Голоса в коридоре становились все громче.  Сидеть тут и предаваться рефлексии, пока два идиота  нарушали тишину, столь любимую Его Величеством казалось Хашвальту государственным преступлением. Он вздохнул еще раз и вызвал ассистентку – та явилась в мгновение ока,
- Пригласи этих м….молодых людей ко мне в кабинет,- сдержанно попросил Хашвальт и подлил себе чая, настраиваясь на серьезный разговор.
Бах, дай мне сил не убить кого-нибудь до обеда.

+3

5

- Во-первых, - начал Базз чуть взмахнув дымящейся полынной цигаркой. - Не делай удивленный вид, когда я начну — попортишь весь эффект. Во-вторых, натурально, мы к Грандмастеру, а не к Баху, так что жрать прямо там он нас не станет — не сцы. В в-третьих...
Но вот сообщить о в-третьих ему не дали. Из-за двери высунулась миловидная дама с впечатляющими глазами и попросила их на ковер.
Базз выдал тираду с цензурными предлогами. Не помогло. Жизнь не стала казаться проще, добрее и сострадательнее. Девица — тоже. Более того, в ее впечатляющих глазках появилось такое выражение, что Базз Би захотелось ее убить — быстро, максимально вежливо и аккуратно. А, главное, наверняка. Подобная кровожадность посещала его только перед кабинетом любимого и обожаемого Юго. Мать его приличную и усопшую, Грандмастера Ванденрейра. Поэтому он сплюнул в пол, подарил товарищу говорящий взгляд и двинулся в направлении клетки со львом.
Сколько раз он проходил по этому пути? Красная... ну, хорошо, не миля. Красные двадцать метров. Красные двадцать метров, которые когда-то из него вышибали дух настолько, что, приходя к себе, он надирался. В хлам, в сопли, до состояния почти-смертельной интоксикации. Это было давно. Да и было-то раз пять, от силы. Только каждый раз эти двадцать красных метров что-то больно сжимали внутри, под сердцем, наполняя его от пяток до кончиков волос злой клокочущей яростью, а потом — столь же яростной болью, которая вгрызалась в мозг памятью.
«Хреново это — помнить, - иногда думал «H». - Вот если бы не помнил, то и проблем было бы меньше. И у тебя и у этого дебила блондинистого. Но нет. Помнишь и думаешь — а почему?..»
Приемная со столом и секретаршей. Под ногами — только не вспоминать! — кроваво-красная ковровая дорожка. Дальше — дверь в кабинет. Хашвальт вызвал у Базз Би много чувств. Главенствовала обида. Тщательно лелеемая, оберегаемая обида. Обида, что не сказал когда-то давно. Обида, что отвернулся от того, кто его защищал. Обида на самого себя, что умудрился доверять. Доверие свое Базз берег, как зеницу ока — товар был штучным и требовал контроля за расхождением.
Вот он — сидит за столом. Физиономия такая, точно лимон сожрал и теперь показывать не хочет. Взгляд — точно сейчас достанет меч и будет этим «мечом *бланса» порубать всё и вся в капусту. Вытянувшись в струнку в трех шагах от стола, штернриттер «H» вытянул руки по швам, подобрался, набрал в легкие побольше воздуха, выпучил глаза, устремив взгляд в стык стены и потолка за спиной Грандмастера и выдал громко, как на плацу, так, что стекла задребезжали:
- ЗДРАВИЯ ЖЕЛАЮ, ВАШЕ ВЫСОКОПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО, ГРАНДМАСТЕР ВАНДЕНРЕЙХА!!! ШТЕРНРИТТЕР “H” ПО ВАШЕМУ ПРИКАЗАНИЮ ПРИБЫЛ И ГОТОВ ДЕЛАТЬ ДОКЛАД!!!
… Хорошо, что он смотрит оловянными глазами в стенку и не видит физиономии своего комрада и своего начальника. Он бы, наверное, не выдержал и сам испортил всю патетику момента...
Цигарка, так и не выпущенная из пальцев, прижатых к швам штанов, продолжала дымиться и со всей возможной омерзительностью вонять.

Отредактировано Buzzbee (2017-03-30 05:21:42)

+3

6

Прочувствованный инструктаж Базза, подкрепленный взмахами руки с дымящейся цигаркой, зажатой в пальцах,  – и чего ты ею размахался, как кадилом? – был прерван на полуслове.
Итак, времени на то, чтоб договориться между собой, нет. Что ж, играем с листа, – усмехнулся Рассел, рассеяно коснувшись рукой кармана.
Он сочувственно кивнул девушке, с непроницаемым лицом выслушавшей матерную тираду «Н», укоризненно ткнул напарника в бок – мол, на нее-то что орать? - встретил его неожиданно тяжелый взгляд, пожал плечами – что уж теперь? – и последовал за ним.
В кабинете было неуютно. Вернее, нет – как раз наоборот, вполне себе уютная рабочая обстановка, вон даже какой-то коврик под ногами. Ага… И обуты эти самые ноги во что? – правильно, в растоптанные кроссовки, из которых, безо всяких преувеличений, сыплется песок. Уэкский.  На этот самый, будь он неладен, коврик. Черт, надо все-таки сначала просыпаться, потом одеваться, это уже совсем свинство, – подумал Рассел, из-под опущенных ресниц оглядывая кабинет в тщетной попытке понять, что же ему здесь не нравится. Окно – прикрытое полупрозрачной тканью, позолоченной солнечными лучами, массивный стол, груда бумаг… Часы, мерно отсчитывающие секунды. Шкаф у стены – в стеклянных дверцах отражается его, Рассела, мятая физиономия, с царапиной на носу и шелушащимся следом ожога на правой скуле.
Обволакивающая тишина, в солнечном луче, пробившемся из-под занавески, невесомо пляшут пылинки, вспыхивая золотыми искорками.
Вот оно. Слишком тесно. Привыкшему за последние дни – сколько же их все-таки было? – к бескрайнему простору Пустыни и безграничному ветру, пахнущему полынью и сухостью, дакоте не хватало воздуха. Нийол глубоко вдохнул, пытаясь собраться с мыслями.
Самого Хашвальта он рассмотреть не успел.
Рявкнул Базз. Так, что пресловутые стекла в шкафу задребезжали. От неожиданности Рассел метнулся было в сторону, но вовремя совладал с собой. Черт, Базз, предупреждать надо! Он метнул в сторону товарища укоризненный взгляд, оставшийся, впрочем, незамеченным.
К потолку поднимался тоненький дымок, источаемый цигаркой Баззби, наполняя тесноту кабинета тревожным запахом горящей прерии.
Так и не сумев сообразить, стоит или не стоит представиться, Рассел поднял было правую руку в традиционном приветствии своего племени, но, спохватившись, опустил ее и все-таки произнес нехотя:
- Джеймс Рассел. Здравствуйте.
Прозвучало неловко.
Отражение в стеклянной дверце неуютно передернуло плечами.

+3

7

« Выдыхай, грандмастер, выдыхай», ─ Хашвальт, однако, мысленному своему совету не последовал, а погрузился в меланхолию, вспомнив заодно пословицу: «Встретишь рыжего ─ убей».
Человек, который придумал эту замечательную мудрость, определенно был знаком если не с самим Базз Би, то с его дальним предком.
Сигарета воняла дешевым табаком.
Выходка Базз Би воняла дешевым пафосом и наивностью. Хашвальт пять лет делил с ним один лес. Хашвальт сотню лет делил один Силберн с Императором и этой толпой интересных личностей, которая почему то именовалась элитными войсками квинси.
Вероятно, где-то во всех трех мирах существовали люди, способные войти в казармы двенадцатого отряда и толкнуть длинную речь о недопустимости экспериментов над квинси, арранкарами не успевшими убежать шинигами.Но даже эти люди признали бы, что попытка развести грандмастера на эмоции с помощью одной-единственной сигареты обречена на провал.
Хашвальт встал. Ножки кресла проскрипели по мрамору.
По хорошему,  подобное неуважение к грандмастеру (да еще в присутствии третьего лица, идиот ты несчастный, совсем разум потерял, а если бы на моем месте сейчас был Император) требовало пары недель карцера, с другой стороны ─ какой-там карцер, конкретно этого биологическую единицу не исправил бы даже Аувелен.  Это был тот единственный  случай, когда Хашвальт позволял себе поставить под сомнение  абсолютную силу Отца Всех Квинси.
Приблизившись к Базз Би он забрал у него сигарету, глубоко затянулся ( Бах  Всемогущий-Почти-Во-Всех-Вопросах, ну и гадость, и где он ее только брал).
─ И вам не хворать. Ну, делайте, если не шутите.
Вернувшись в кресло, он небрежно отсалютировал сигаретой второму штернриттеру.

Отредактировано Jugram Haschwalth (2017-04-18 21:17:15)

+6

8

Когда товарищ дернулся от зычного рыка «Н» чуть было не ухватил его за шкирку. Кому, блять, было сказано, чтобы не удивлялся?.. Впрочем, когда «Чингачкук» поднял руку, чтобы сказать свое сакраментальное «Хау!», он был готов аплодировать. Не внешне, внутренне, ясен хр*н. Теперь главное правило доклада Хашвальдту было соблюдено: доклад должен всеми силами напоминать дурдом на выезде.
Базз проследил взглядом за несчастной, попросту забытой сигареткой с полынью и представил, какие последствия ожидают не слишком привычного к подобной дряни Юго. Выходило, что отвратные. Начиная от головной боли, заканчивая тошнотой и тремором рук и всего Юго. Даже с той относительно небольшой примеси, которая там была, можно было поиметь неимоверно счастливый вечер, «рыча» в храме журчащей воды.
Сдержав улыбку, Базз перевел взгляд на пресловутый стык потолка и стенки, чтобы не смотреть, как его патрон зарабатывает себе проблемы.
По хорошему стоило сказать что-нибудь из серии «Юго, друг, брось каку», но обида на заведомо глупое задание плотно заткнула рот и требовала молчать и изображать солдафона.
Кроме того, если вспомнить Устав, которым его закормили до рвоты на начальных этапах курсантства, то первым доклад обязан был делать Рассел, чья миссия была основной. А умные ответы на дебильные вопросы подождут до лучших времен.
«Сейчас Джим Рассел исполнит балладу о том, как он ах*енно провел время в Уэко», - подумалось последнему Блэку. «А потом я исполню ее кавер-версию о том, как там п*здато провели время мы с Бамби. Заодно поведаю, как оп*здох*ительно милашка Скарлетт ела свою ассистентку на наших глазах, и как пыталась разнообразить свои рацион нами, а потом как возьму, да как спрошу «Юго, блять, какого х*я? Что за *бучие разработки происходят у нас в *бучем Сильберне, что мы не *бем, когда подох *бучий Опье, штернриттер-техник обрастает дырой и маской, а пустые ведут себя, как благовоспитанные английские, мать их *ти, лорды, и готовы поделиться последними капельками воды? А, блять, Юго?..» Впрочем, нет, о Васто Лордах будем молчать. Хотя о той х*ете, которой нас кормило ср*ное Уэко я бы дох*я как хотел спросить... Хотя кого? Тебя? Ты кроме своего... своего меча Баланса и *бучего Императора ничем не интересуешься» - последняя мысль припахивала полынной горечью. И неприятной оскоминой, застарелой и разношенной, как не первой свежести ботинки.
Спохватившись, что Рассел чего-то молчит, он слегка толкнул его мыском берца. Устав - есть Устав. Хочет, или нет, а его миссия была назначена раньше.
«Мама, мы все тяжело больны, мама мы все сошли с ума... Мы все уснули и нам снятся кошмары. И мы никак не можем проснуться от них, дергаемся, рвемся, смотрим, на вывороченные кости, дерьмо и кровь. Делаем это из тех, кто когда-то были обычными людьми, которых мы же и клялись защищать, только них*я не защитили... - Люди умирают. - Дерьмо случается, друг! - Они умирают иногда в шинигами или Пустых. - Х*ево, че... - А потом мы приходим их убивать, или быть убитыми ими.
Бл*ть.
Х*евые мысли.
Это все красная дорожка виновата
».
И Базз Би продолжил смотреть в стык потолка и стены.

+4

9

Скрежет терзаемого мрамора заставил Рассела скривиться, будто от зубной боли.  Он исподлобья глянул на поднявшегося Хашвальта, на миг встретившись с ним глазами.  В синеве отразилось золото, и Рассел испуганно отпрянул, успев, однако, почти ощутить застарелую усталость. Впрочем, нет, не совсем подходящее слово… Мысленно перебирая слова в поисках того, которое наиболее точно выразит чувство, которое ему примерещилось во взгляде грандмастера, Рассел украдкой оглянулся на стеклянную дверцу шкафа – уфф, привидится же такое, нормальные черные глаза… - и увидел, как тот затягивается Баззовой сигареткой.
- Не советую… – Впрочем, он, как водится, опоздал. Обернувшись к напарнику, Рассел различил тщательно скрываемую усмешку.  Дурацкое чувство неловкости – будто подсмотрел ненароком что-то, для него вовсе не предназначенное. Черт, ребята, а вам не кажется, что вы тут не одни, а? Нет, он еще и пинается! Рассел почти зло зыркнул на Баззби, мрачно созерцающего очень интересный стык стены и потолка. Вот взять бы сейчас и ка-ак треснуть этого остолопа кроссовкой по лбу, чтоб не выпендривался! Самому стыдно за его мальчишеские выходки! Тут же из подкорки услужливо выползло искомое слово – «обреченность». Или - «смирение».  Рассел криво усмехнулся – да, к «подсмотренному» в глазах «В» это подходит гораздо лучше.
А еще оно походит на дружеский совет. 

Но нарочито легкомысленное приветствие Юграма Хашвальта сбивает с мысли – или так оно и задумано?
Черт, Нийол, ты слишком много думаешь в последнее время!
- Поисковая операция успехом не увенчалась, – хрипловатый голос оказался почти не различим в безжизненном сухом воздухе, и, закашлявшись, Рассел повторил снова:
- Не увенчалась.  Штернриттер «S» Скарлет Брайар и ее ассистентка, в самом начале отделившиеся  от нас,  погибли, ага, даже пустыня не смогла вынести нрава этой, без всякого сомнения, гениальной ученой...  - группа курсантов – пятеро добровольцев из изначально приданных к нам  с мисс Брайар двух отрядов. –И кто бы мне еще сказал, за каким чертом их было столько, если надо было просто найти этого самого Опье, будь он неладен? Или планировалось что-то еще? - увы, тоже погибли при проходе через Лес.  – Так, а теперь заткнись, Нийол, и внимательно подумай, а не наболтал ли ты лишнего? 
Рассел действительно заткнулся, предоставляя недовольно сопящему Баззу внести свои коррективы. Где-то глубоко в душе копошилось какое-то неприятное ощущение - будто он сказал или сделал что-то не то.
Слегка наклонив голову, он бросил незаметный взгляд на Хашвальта, все еще держащего в руке чадящую сигаретку.
Почему-то сейчас грандмастер вызывал сочувствие.
Впрочем, вот без чего, а без его, Расселова, сочувствия он точно может прекрасно жить, так что …
Он переступил с ноги на ногу и поднял голову.
- Это совершенно не мое дело, но мне кажется изначально неверным было посылать группу желторотиков – да-да, я и себя имею ввиду – и неуравновешенную барышню туда, где сгинула Ягдт-арми. Простите.

+3

10

Хашвальт затянулся еще раз. Дым оседал на языке кисловатым привкусом. Эх, Базз Би, Базз Би, какая же короткая у тебя память.
Курить  эту траву – да и вообще курить, он уже пробовал – в той другой жизни, которую они с Базз Би провели в лесу. Никаких побочных эффектов от нее не наблюдались, какого-то особенного эффекта, которое в красках описывал его товарищ – тоже.
Но с Базз Би следовало потолковать. Носитель огненного шрифта не должен был употреблять стимулятора, а грандмастер не должен был закрывать на это глаза. Но он закроет. Опять. Хашвальту не нужен был дар предвидения – он просто знал, что так будет. Он вечно проигрывал в этой игре. Вести о штернритерре «S»  не расстроили, скорее раздосадовали – опять придется новую кандидатуру, хотя у него на примете было как минимум твое. Что касается рядовых – да кто их считает? Досадно было слышать лишь, что обычные Пустые расправились с ними без особо труда – а ведь с этими людьми предстояло штурмовать Общество Душ.
- Досадно слышать, что вы, молодой человек, называете себя желторотым,- холодно заметил он. Неожиданно было слышать, что этот юнец осмеливается высказывается что-то грандмастеру (школа Базз Би, не иначе!), но это скорее радовало. Император как-то заявил, что нет смысла водить за собой стадо покорных баранов и Хашвальт был с ним солидарен, хотя в свое время, склонил голову и пошел за ним, не задавая вопросов,- Вы квинси, в ваших жилах течет кровь Его Величества. Извиняться не стоит – вы можете свободное выражать свое мнение, если  только не преследуете цели начать пустопорожнюю дискуссию. К сожалению, некоторые ваши товарищи этим грешат.

+1

11

Ненароком переведя взгляд со стыка потолка и стенки на начальство, Базз фыркнул. Чуть заметно, но все же слышно. Вид у Юго с сигареткой был одновременно бесящий и нагло-потешный. Как у маленькой воинственной синички, которая все равно свое гнездо защищает. Грандмастер был не синичкой. И уж тем более не маленьким. Базз не мерил, но на глазок получалось около шести футов. Определенно не маленький. Да и в сакраментальные времена, когда Хашвальт носил не белый плащ и мундир, а рубашку с оторванными рукавами и драные штаны и был просто Юго, а не – ох ты ж *б твою мать, какая цаца! – Его Высокопревосходительством Грандмастером Хашвальтом, он на синичку не был похож, даже если с большой натяжкой. Даже если накуриться и напиться чего-нибудь из того, что украли из Двенадцатого отряда, либо у Аскина.
Смешного на самом деле не было ничего. Хашвальт – п*адла высокомерная – издевался. Просто, неприкрыто, бесхитростно, точно даже не понимая, что он делает. Как умел только он. Базз чувствовал покалывание в кончиках пальцев – так хотелось взять и… Больно стукнуть пас*уду, что с вальяжностью сосала его сигарету, развалясь на стуле. Хотелось… много чего хотелось. В глотке комком стояла обида. Из последних сил штернриттер «Н» сдерживался, чтобы не заорать на своего Грандмастера, не переебать его по самодовольной роже и не выйти, хлопнув дверью о косяк так, чтобы и косяк вылетел к чертовой матери, и штукатурка с потолка обвалилась. При чем не только здесь, но и этажом ниже. Он сцепил челюсть так, что желваки заходили ходуном. Молчи Базз. И на твоей улице опрокинется бронепоезд с шоколадками. Умоется поганец-Юго кровавыми слезками… И за «пустопорожние дискуссии» - тоже. Обида становилась нестерпимой. Он не сомневался, что Юго делает некоторые вещи нарочно. Идевается над ним - в частности. Непонятно было – зачем. Месть – за что? За то, что не отказался от их дружбы, что бы не декларировал вслух? Или за то, что декларировал вслух? Или, может, за то, что не отказался от идеи убить усатую мразь?!
"Стоп, Базз, не здесь".
Не хотелось при Юго даже думать об этом. Не потому, что тот не знал. Знал и лучше многих. Глупо верить, что их, мать его, Градмастер действительно дурная блондинка, у которой всех достоинств только длинна ног и золотистых патл, как в рекламе шампуня из Мира Живых. Хашвальт не идиот. И Базз очень надеялся, что получит ответ на сакраментальный вопрос: какого х*я надо искать *бучую Ягд Арми во главе с ее *бучим командиром, если о всяком штернриттере, двинувшем кони, их *бучий Император, а, значит, и Хашвальт, знает загодя? Избавиться другим способом фантазии не хватило? Свежо предание, да не только у кефира есть срок годности - у веры в чудеса - она же глупость - тоже есть мера.
А вот Рассел загнул... Лишка хватил. Знать о том, что они провалились в лес не стоило никому. Просто так. Из чувства самосохранения. А то могло получиться так, что то, что встало поперек глотки меносам прекрасно будет смотреться на серебряном блюде с яблоком во рту на столе у Баха. Отработка крови и силы, дери ее так шинигами по три смены. Взял - верни с процентами. Он намеренно промолчал, когда ему оставили лакуну в докладе. Коррективы? А зачем? Нет важности в перебивании, стремясь высказать свою версию событий. Здесь ложь чуют еще на проходке через кровавые метры дорожки. И больно бьют по гордости - только повод дай. Базз втянул воздух и со злым прищуром продолжил смотреть выше головы Хашвальта. Он решил твердо: пока к нему не обратятся с прямым требованием произвести свой доклад, он и рта не раскровет. А уж когда раскроет... Но это - когда потребуют. "Терпи штернриттер, терпи. Победа - она как истина: где-то рядом. Может быть, даже здесь и сейчас".

+2

12

Рассел вздохнул, чувствуя, как где-то глубоко внутри медленно закипает злость. Злость на себя самого  за бездарно – бездарно, ему виднее – проваленную миссию, на судьбу, закинувшую его в этот долбаный Сильберн и снабдившую неведомой хренью под сердцем – ну, или где она там еще? – гордо именуемой шрифтом, на Юграма Хашвальта, нарочито-легкомысленно откинувшегося в кресле.
Рассел бы даже поверил в это легкомыслие. Охотно – ведь так проще: поверить и разозлиться окончательно. Только - Нийол Хон Йиету знал, что не все, что проще, является  правильным.
Он перехватил короткий не взгляд даже – обрывок взгляда, - адресованный Баззу.
Черт. Черт и трижды черт.
Ощущение неловкости накатило с новой силой.
Баззби продолжал таращить свои бесстыжие зенки куда-то вверх. Вероятно, надеется найти ответ на один из основных вопросов мироздания…
Да идите вы к чертовой матери, оба-два!

Рассел с шумом выдохнул.
- Досадно не то, кем я себя считаю. И кровь, текущая в моих жилах, вряд ли может служить каким-то утешением. Не говоря уже о том, что…- мысль  мелькнула - и предусмотрительно исчезла, так и оставшись незавершенной.  - На крови далеко не уедешь. – Фраза получилась до омерзения двусмысленной. 
- Впрочем, я действительно не собирался втягивать кого-бы-то ни было в дискуссии. И если вы считаете, что наша миссия была осмысленна… - Рассел оборвал себя на полуслове, впрочем,  несмотря на усилия, потраченные на то, чтобы  «держать себя в руках», внимательный собеседник с легкостью прочитал бы в его глазах непроизнесенное: «нам не о чем говорить. Будь ты хоть трижды Грандмастер»
Однако оборванная фраза требовала завершения.
- Впрочем, вы, конечно же, знаете больше, чем я.
В наступившей тишине, казалось, было слышно, как шуршат пляшущие в солнечном луче  золотистые пылинки. 
Помолчав, Рассел неохотно добавил:
- А вообще… На кой черт нам сдалась эта Пустыня? Поверьте мне, проблем с той стороны мы огребем гораздо больше, чем мнимой пользы от завербованных Пустых. – Он осторожно покосился на собственное отражение, и, не заметив в нем ничего предосудительного, продолжил: - Она будет сражаться с нами всегда. Даже тогда, когда мы будем считать, что там не осталось ничего, даже песка. – Голос звучал глухо и монотонно, будто отголосок далекого ветра.
Выпад в сторону Баззби вызвал на лице Рассела усмешку:
- Не слишком ли смелое утверждение? «Мой некоторый товарищ» не произнес ни единого слова. По существу. Да и те, что произнес, не тянут на попытку начать дискуссию – ни пустопорожнюю, ни какую либо вообще.
Рассел замолчал, снова покосившись на Баззби.
Что ты затеял, Базз? И зачем?

+2

13

[AVA]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0607/31/eddc5dfc19cc607e3f60eec77cebc831.png[/AVA]На словах о своей нескромной персоне и дискуссии, в которую он должен был ринуться, сломя голову, Базз нехотя перевел взгляд ниже и пожалел невыносимо, жарко и зло. Хашвальт даже не изменился в своем блядском лице - только еще раз затянулся сигаретой и сбил пепел на свой ебучий ковер. Блэк выдохнул сквозь плотно сжатые зубы и проговорил, срывающимся от переполняющих его чувств, памяти и мыслей голосом:
- Послушай доброго совета, Джим, не сотрясай воздух. Ты не в том месте, в котором твое мнение о целесообразности действий будет кто-нибудь слушать, - слова давались с большим трудом. С еще большим трудом давался тон, чтобы не заорать. Плевать, что весь, мать его, Ванденрейх знает об "особом отношении", которым щеголяет он к белобрысой падали, которая сидит на этой табуреточке и высокомерно мусорит на ковер, который его ассистентка дрючит, как ненормальная - ах, бедный Юграм, у него аллергия на пыль, конечно же блять! Еще больше слухов ходило об "особом отношении", которое испытывал Хашвальт к нему. Вот уже последнее было грубой тупой брехней! Единственное отношение, которое испытывал к нему блондинка всея Рейха было сродни отношению к мебели, когда на нее натыкаешься - удивление, что он еще существует и не вымер, как динозавры. В эту секунду он ненавидел Хашвальдта всеми фибрами души. Так, что спалил бы отмороженную мразь просто на месте, не размениваясь на "извините-простите-пожалуйста" - "прости-прощай-паскуда". Никому не надо знать, что потом он закрылся бы в своей комнате и пил бы не просыхая до самого Аусвелена. Впрочем, было бы за что пить. Лишнее. Скулы обожгло холодной яростью.
Базз даже не пытался представить, что творилось в голове у Хашвальта. И Грандмастер мог бы поручиться, что тот даже не пытается этого вообразить или просто просчитать последствия своих действий и бездействия. Было... Досадно. Неужели Базз не умеет даже отдаленно продумывать напереди, просчитывая свои ходы? То, что он сам считал за стратегию обычно таковой не являлось. Базз, как Хашвальдт уже успел выяснить за тысячу лет знакомства, сражался только одним способом - чутьем. Обычно это себя оправдывало. Правда, не с Юграмом.
Хашвальдт держал лицо. Это было привычное спокойное действие, как дышать, писать, или одеваться. На лице у Базз-Би, были написаны все его эмоции. Не надо было быть ведущим физиогномистом. Надо было просто смотреть. Презрительный прищур, взгляд не в глаза, чуть обнаженные резцы, сжатые в тонкую полоску губы... Что там было в этом Уэко?
- Штернриттер "H", имейте уважение к вашему товарищу, - заметил Хашвальдт, зная, что и этот тон, и эта фраза еще аукнется. На мгновение ему стало интересно: видит ли новичок этот разговор, которым обмениваются они, без слов, и даже взглядов, и, если видит, что он думает? Что и все? "Особое отношение"? Это особое отношение его достало до печенок. Обо старые Рыцари, те, которые делили с ним должность особо приближенных к Императору, не стеснялись задавать вопросы - лет эдак тысячу назад. Вслед за одним высокомерным типом, знавшим больше других. Интересно, зачем в его памяти вот сейчас всплыл Хьюберт? - В отличии от вас, он в состоянии высказать свое мнение без истерики и мата.
- Да бога ради! - Базз понимал, что еще слово и его сорвет. - Я тогда пошел?
- Стоять, - Хашвальт затянулся и выпустил дым тонкой сизой вуалью. Его голос звучал спокойно, но металл предупреждающе звякнул. - Я вас не отпускал.
Грандмастер видел, как новичок переводит недоуменный взгляд с одного на другого и понимал, что новый адепт байки про "особое отношение" почти прошел посвящение. И что стоило вызывать этих приключенцев по одному?..
- Штернриттер "R", обычно я не даю подобных отчетов, но поощряя вашу сознательность, столь редкую в наше время, - взгляд на "H", - отвечу, - он уложил цигарку на край стола. - Уэко Мундо может не желать склониться. Но ему придется. Это вопрос принципа и военной стратегии. Вести войну на два фронта утомительно при любом раскладе и зачастую, - он заметил, что Базз уже набрал воздуха в легкие, - не эффективно. Не думаю, что правителя Незримой Империи, носящего литеру "A" от "Almight", и наделенного даром всевидения можно упрекнуть в недальновидности. Помолчите, Баззард Блэк, вы выскажетесь потом, когда я предоставлю вам слово.
Он даже знал, с чего начнется высказывание Базза, но, видимо, не было способа изменить судьбу. Он был готов и к этому крику души давнего друга, и ко все остальным.
- У вас есть еще вопросы?
Рассел мотнул головой:
- Нет, не имею, - по его виду было хорошо видно, что местоположение между Сциллой и Хорибдой отрицательно влияет на спокойствие нервной системы.
- Если я правильно понимаю, то вашу миссию по охране Скарлетт Брайар вы провалили по вине самой "S". Ваш доклад я готов увидеть в письменном виде, а сейчас вы свободны. А вас, мистер Блэк, я попрошу остаться, - мелькнувшую аналогию из старого черно-белого фильма, который притащили с Грунта - вот же прицепилось словечко от шпионов! - он предпочел оставить при себе.
Дождавшись, пока Джеймс Рассел покинет помещение, он переключил внимание на Базза:
- Можешь приступать. Я внимательно тебя слушаю. Только не забудь упомянуть, чего такого ты насмотрелся в Уэко Мундо, что по сей час прибываешь в такой ярости, - забытая сигаретка затухла издав последний вонючий аккорд.

+1


Вы здесь » Bleach: New Arc » Wandenreich » Эпизод 12. Солдаты Киплинга все ушли, но наступает и наш черед. (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC