Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.








Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - в игру принимаются неканоны-квинси. •Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 5. Без надежды надеяться.


Эпизод 5. Без надежды надеяться.

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Название эпизода:
Без надежды надеяться.
Эпиграф эпизода:
Мы не можем изменить прошлого, но будущее в наших руках.
Участники в порядке очередности:
Оторибаши Роуз
Кучики Бьякуя
Место действия:
Руконгай.
Время суток:
Вторая половина дня, солнце клонится к закату.
Погода:
Немного ветрено, по небу бегут рваные облака.
Описание эпизода:
Лечение кучики Бьякуи завершено – раны телесные исцелены, раны душевные может излечить только время. Оторибаши Роуз спешит ознакомить Бьякую с происходящим – ведь передышка может закончиться в любой момент.
Рейтинг:
G
Предыдущий эпизод:
Кучики Бьякуя - Эпизод 4. Удержать тайфун в руке
Оторибаши Роуз - начало игры
Последующий эпизод: -

+1

2

Ветер больше не пахнет дымом. Он, зараза такая, вообще ничем не пахнет, только пробирается под одежду, холодом струится вдоль позвоночника и заставляет непроизвольно вздрагивать.
Роуз пробежал глазами по строкам отчета:
«Потери Готэй-13 составили…» - да к чертовой матери, не хочу даже думать об этом!  Проклятые квинси выскочили черт знает откуда, будто чертик из табакерки, свалились, как снег на голову – с сокрушительной мощью несущейся с гор лавины.
Мы проиграли. Мы были слишком беспечны. Мы поплатились за это…
Не велика ли плата?

Оторибаши отшвырнул стопку бумаг. За эти дни он, наверное, выучил распроклятый отчет наизусть… Был бы от этого еще прок какой-то… Мысли, бродившие в  голове Роуза уже далеко не по первому кругу, не отличались ни разнообразием, ни оптимистичностью. Правды ради, единственным поводом для оптимизма было то, что синигами, по большей части, все еще живы.
Будто дурной сон, предрассветный кошмар, злой морок…  В жизни Роуза и раньше бывали ситуации, когда, казалось, все потеряно… Однако в жизни Готея он такого не помнил… Что ж, все когда-нибудь случается впервые. Оторибаши зло сощурился. То, что нас не убивает, делает нас сильнее... Что ж, квинси придется пожалеть, что они не убили нас сразу!
Злая ярость Пустого заплясала золотыми искрами на дне сиреневых глаз.
Криво усмехнувшись, Роуз поднялся, поправил сбившееся набок хаори и направился навстречу капитану Кучики.
Не самый лучший собеседник, однако собственное общество за последние несколько часов успело опостылеть до тошноты. Да и рассказать Бьякуе о том, чем завершилась проигранная битва и что, собственно, происходит сейчас, будет тоже не лишним. Вряд ли у Уноханы было на это время.
- Рад видеть тебя в добром здравии, капитан Кучики! Хоть одна хорошая новость… - Роуз честно постарался улыбнуться. Улыбка вышла несколько натянутой и больше напоминала  оскал – но все-таки это была улыбка.

+4

3

Нельзя сказать, что жизнь наладилась, как только дотошные сиделки дали ему право на свободу передвижения. Ничего не изменилось. Во всяком случае, в лучшую сторону. А про худшую, наверное, постарались пока не говорить. Как будто этим можно расстроить больше, чем есть.
   Кучики Бьякуя старался не показывать своего отношения к чему бы то ни было, сохраняя индифферентность. Любая новость, подвергавшаяся активному обсуждению в узких кругах знающих лиц, для него не имела эмоционально-психологической окраски, оставаясь всего лишь свершившимся фактом.
   Его восприятие действительности - это его личное дело. Ни радовать, ни огорчать кого-либо им он не собирался. И то, что его не спешили проинформировать о том, как реально обстоит ситуация с силами Готея, говорит, что всё или слишком плохо, или вообще никак. Как будто отчаяние может стать больше, после гибели Рукии и падения Сэйретей.
   Но больше он не намерен был валяться в постели, пребывая в блаженной, или мучительной неизвестности. Он хотел узнать доподлинно, что уже произошло, каковы потери и ресурсы и каковы дальнейшие планы командования. Бьякуя покинул палату с намерением найти того, кто бы смог восполнить информационные пробелы, образовавшиеся в связи с длительным пребыванием в коме. Он также жаждал деятельности и возможности снова видеть небо и открытый простор - естественная потребность любой души, вне зависимости от статуса или звания.
   Нападение квинси наглядно показало, что всё пыль, кроме самых простых вещей, и самых главных, таких, как любовь, верность и долг. Странная сентиментальность…
   Для смертных людей это зачастую означает приближение старости. Интересно, души так же стареют, как физическое тело? И не значит ли это, что он тоже чувствует скорое приближение старости?
   Шинигами из рядовых старались не смотреть в его сторону, как будто боясь одним лишь взглядом напомнить о недавней потере. Они делали вид, что очень заняты, но на деле их единственным занятием была борьба со страхом.
   “Вы не знаете, что такое настоящий страх. Ваше счастье”.
   Мысль отдавала некоторым высокомерием. Но в то же время, в ней было много жалостливого участия, не свойственного прежнему Кучики Бьякуя. Навстречу показался один из капитанов. Оторибаши Роуз, бывший вайзард, после войны с Айзеном восстановленный в прежней должности.
   По причинам, от него не зависящим, Кучики Бьякуя не был свидетелем сражения вайзардов и Айзена Соуске. Может, потому относился к ним холоднее, чем к остальным сослуживцам, которых знал лучше.
   Он приветствовал Роуза сдержанным кивком и бесцветным:
   - Капитан Оторибаши, взаимно рад вас видеть.
   Это должно было по логике означать, что он не столько рад встрече, сколько тому, что офицер жив, и здоров, когда каждый воин Готея на счету.

+2

4

Кучики Бьякуя. Непроницаемое лицо, по которому невозможно не то что прочесть хоть какую-нибудь эмоцию – на него и смотреть-то невозможно. Сразу проникаешься осознанием собственной никчемности – будто бы перед тобой мраморная статуя, прекрасная в своей завершенности. А ты – мелкий кривоногий тэнгу с клювастой маской вместо лица, создавая которого природа не то что отдохнула, скорее, даже прикололась, сочтя, что неплохо бы разбавить стройную цепочку эволюции чем-нибудь вот эдаким, разухабистым. Низачем, так, для разрядки обстановки.
Терпеть не мог Роуз это ощущение.
Однако на безрыбье –  дохлый кальмар семгой покажется, поэтому Роуз вцепился в Бьякую, как в спасательный круг, предпочтя беседу с непостижимым Кучики беспросветности собственных мыслей.
Взаимно рад, он как же… Хотя… Кто его знает, может, это радость у него так проявляется, что у порядочных вайзардов клювы сводит при одном взгляде…
Роуз кивнул:
- Да, спасибо…
Как начать разговор? Недавнее поражение  было с ними. Оно незримо кружило над остатками Готей-13, как воронья стая над полем битвы, сбивая с мысли, наполняя душу отчаяньем. Черт, Кучики по-любому не лучше сейчас. Гораздо хуже. Но – не соболезновать же ему? Это будет не фальшиво, нет… Просто…  И так ясно, что жаль. Всем жаль. Уж чего-чего, а соболезнований он и так наслушается…
С отчаяньем мешалась досада на самого себя, золотыми отсветами мелькая в сиреневых глазах. Стоило все же попробовать на этих чертовых квинси силу маски. Роуз не тешил себя надеждой на то, что смог бы переменить ход сражения, но… Противное ощущение того, что он не выполнил свой долг до конца, скребло душу не хуже десятка кошек. И в каждом взгляде Роуз опасался увидеть укор. Особенно Кучики. Который и так не то чтобы слишком симпатизировал вернувшимся изгнанникам. Это Роуз чувствовал. Впрочем, неприязнь – хотя это слишком сильное слово для данного случая – Бьякуи не обижала Оторибаши, в конце концов, кто они такие для него?
- Как самочувствие?- Черт, тоже не лучший способ завязать беседу. -  Боюсь, передышка не затянется надолго… Слишком уж внезапным было отступление этих… квинси. Как будто заранее спланированным.
Собственные фразы казались вайзарду абсолютно беспомощными. Но лучших он подобрать не сумел.

+2

5

Сохраняя спокойствие, сохранишь себя. Иные слова представляют большую ценность, чем золото, и, насколько бы богатым и именитым ни был клан Кучики, держался он отнюдь не на богатстве, или общественном статусе. А на умении здраво и холодно мыслить перед лицом любой опасности. Достоинство, гордость, выдержка.
   Дед Гинрей знал, что говорил. К счастью, он не дожил до тех дней, когда Общество Душ падёт к ногам неведомых захватчиков, как перезрелый плод.
   Вайзард-капитан остановился, не дойдя до него всего несколько шагов, соблюдая условно установленные границы личного пространства. Это получалось само собой почти со всеми его собеседниками. Скрытное влияние Сенбонзакуры, или что-то иное.
   Взгляд Оторибаши говорил о неуверенности. Должно быть, он просто не знал, с чего начать, и, кроме дежурных фраз, ничего не приходило ему на ум.
   Бьякуя не собирался облегчать вайзарду задачу. Если пауза затянется, он уйдёт. Пусть думает, что хочет. Сочувствие, понимание были не нужны. Только информация, а подходящего информатора найти большой трудности не представит. Мужчина почти развернулся, когда Роуз снова заговорил.
  “Самочувствие?” За последние десять часов кто только не спросил его о самочувствии. Показное участие стао утомлять, отчего запас терпения грозился иссякнуть вконец. Серо-фиолетовые глаза сузились.
  - Благодарю за беспокойство - холодно и бесцветно. Так, что становилось понятным, что в беспокойство Бьякуя не поверил. - Всё в порядке.
   Ответ, такой же дежурный, и не несущий никакой информационной нагрузки, как и вопрос. Сложно было сказать, это тонкая маленькая месть по-кучиковски, или нежелание нисходить до проблемы боевого коллеги в плане выражения своих мыслей.
   Но, похоже, заминка пошла на пользу Оторибаши. Он перешёл к чуть более конкретным вещам, чего от него, собственно, и ждали. Хотя нового тут тоже ничего нет. Слишком очевидное явление - хитрость и внезапность врага.
   - Разумно, если их цель- покончить с Готеем раз и навсегда, не оставляя про запас тех, кто отсутствовал в Сэйретей в момент нападения.
   Из всего, что мог бы ценного сообщить ему Оторибаши, Бьякую интересовала ситуация с банкаями. Было ли найдено средство как-то потивостоять кражам. Не говоря уже о том, как вернуть. Вряд ли Куротсучи упустит редкую возможность записать их всех к себе в должники, а заодно продемонстрировать свои таланты.
   Он задал этот вопрос вслух, не сводя внимательных глаз с лица Роуза.

Отредактировано Kuchiki Byakuya (2017-03-19 09:04:43)

+2

6

Тишина была оглушающей, особенно после недавней битвы  - она казалась душной. Спокойствие было зыбким, непрочным, и в любой момент все могло измениться.
Война - это слово оставляло привкус крови и стали. Все зависит от того, кто и за что сражается. Поединок за свою честь хорош, но война... Единственная честь — сражаться плечом к плечу, спина к спине со своими друзьями, до последней капли крови, до последнего вздоха.  Хотя просто хочется жить — промелькнула шаловливая мыслишка, недостойная настоящего воина, готовящегося к битве и знающего, что возможно все, что угодно. Но думается почему-то о мелочах, а еще — о прошлой войне с квинси. Во всем этом было что-то неправильное, но другого выбора не было. Когда обе стороны сражаются за справедливость… Какая там уж справедливость! Давние воспоминания сменяются другими — о том, как принесли списки погибших тринадцатого отряда и не только. Горько было видеть длинный перечень имен, и горше всего, что среди них была Рукия. Нельзя так, - капитан Укитаке подавил непрошенную мысль. Необходимо было что-то делать. Он чувствовал себя виноватым за полученную передышку, за то, что сражался  не рядом с Рукией и не спас ее. Кроме того, возможно, у исследовательского отдела есть  новости по поводу кражи банкаев.
Прохладный ветер не приносил облегчения, только напоминая о хрупкости мира и о том, что в любую секунду все может измениться. Увидев беседующих Оторибаши и Кучики, капитан поспешил к ним. Вопрос, уже вертевшийся было на языке, так и не был произнесен, когда Укитаке увидел холодный взгляд Бьякуи и услышал его ответ Оторибаши. Не стоит, только ленивый не спросил его о самочувствии, это ясно…
- Капитан Кучики, капитан Оторибаши, добрый вечер! - Укитаке попытался прочесть по взгляду Бьякуи, знает ли тот последние новости. - получилось не очень.
- Соболезную тебе, Бьякуя, — учтиво и вежливо. Здесь лишних слов не нужно, и лучше говорить как есть, ведь все равно будет больно.
Резкий порыв ветра как будто хлестнул по лицу и тут же успокоился. Повеяло холодом — или только показалось? Так или иначе, все уже сказано, и кольнувшее было чувство неуместности исчезло.
- Наверняка Куроцучи не упустит свою возможность, - ответил Укитаке на заданный не ему вопрос. - Мне бы тоже хотелось узнать об этом побольше. Капитан Оторибаши, совершенно верно, это отступление выглядит весьма подозрительно, - кивнул он собеседнику Бьякуи.  - Думаете, они хотят просто покончить с Готеем?
Не хотелось думать об этом, но в конце концов, еще прошлая война показала, что квинси так легко не сдадутся и еще проявят себя. Правда, тогда считали, что они все уничтожены… Что ж, это оказалось неправдой. И было бы странно, если бы они не возникли вот так. - Мне кажется, что их цель намного масштабнее.

Отредактировано Ukitake Jushiro (2017-03-20 05:58:10)

+3

7

Голос Бьякуи был почему-то похож на стылый осенний дождь, в котором нет ни жизни, ни эмоций. Впрочем, голос  еще ни о чем не говорит, но Бьякуя чем-то напоминал сейчас  перетянутую струну – и тон вроде тот, нужный,  но слух режет…
«Ох-хо, сколько холода, на добрую Антарктиду хватит…  А взгляд… Как это можно выразить… Сейчас… «Острее клинка, рассекающего… Что бы ему такое рассекать?»  Ладно, меносы с ним, с клинком… 
Эй, Кучики, ты ни с кем меня не путаешь?  Не я виновен в том, что Готей оказался податливей масла…  Не я виновен в том, что якобы «истребленные» квинси"…
Внутренний голос был непреклонен. А еще он был омерзительно реалистичен - и это бесило покруче, чем невозможность прямо сейчас задрать морду-маску к небу и завыть на одной ноте.
"Черта с два. Ты. И ты тоже. Каждый виновен. Мы оказались неспособны к войне. Бесполезны".

Досада золотом затопила глаза.
- Покончить с Готеем? А не много ли они на себя берут? – по-петушиному вскинулся было  Роуз, но мгновенно остыл, вспомнив  опустошительную – и совершенно непонятную - силу своего недавнего противника .  "Да и черт бы с ним, примени он банкай, и победа бы…
И победа бы точно так же досталась квинси. Вместе с пресловутым банкаем. О потере своего Кучики, похоже переживает едва ли не так же сильно, как о сестре"… 

Роуз попытался представить, каково это – потерять банкай? Впрочем, потерять маску – проклятую, ненавистную, омерзительную, привычную,  родную, ставшую  едва ли не вторым лицом маску - было бы для него гораздо тяжелее… Сказал бы мне это кто-то сто лет назад…  - по тонким губам вайзарда скользнула  невеселая усмешка. Пожалуй, как выдастся свободная минутка, стоит зайти к Айзену с печенькой-другой?
Пристальный взгляд Кучики тем временем  остановился на лице вайзарда. В глазах Бьякуи отражалась застывшая усмешка Оторибаши. У отражения Роуза глаза были теплого золотистого цвета.
«Черт!» Он зажмурился, торопливо сосчитал до восьми – нравилось ему это число, сам не мог понять чем.   У Ядомару Лизы была пара версий на этот счет, но Роуз предусмотрительно велел ей  держать их при себе –, помотал головой, и вдруг  хмыкнул:
- Знаешь, Кучики…  А ведь это мысль. Мой банкай - при мне.  И я думаю, дело не только в том, что я не применял его в бою… Между нами есть определенная разница, если ты понимаешь, о чем я… - вайзард крайне выразительно изобразил щелканье клювом маски. 
– Вот тебе и средство предотвратить кражу. Осталось придумать, как осуществить это на практике . Здравствуй, Укитаке.  Рад тебя видеть, – Роуз устало улыбнулся подошедшему  капитану Тринадцатого отряда. Добряк Укитаке невольно вызывал у него теплую улыбку. Он был одним  из немногих в Готее -  за исключением товарищей по маске -  к кому Оторибаши испытывал искреннюю симпатию. Впрочем, менее злоехидным эта симпатия его не делала.
Нет, что ты… Они всего лишь хотели пригласить нас на чай с конфетками…   - и тут до него полностью дошел смысл сказанного Джуширо.
Масштабнее?  Что может быть масштабнее  полного уничтожения Готей-13?  Ядерная бомбардировка Руконгая? Да и какого, собственно, меноса?

+3

8

У Бьякуи при приближении капитана Укитаке неприятно заныли челюсти - реакция хорошо выдрессированного организма на естественное желание поморщиться. Капитан тринадцатого отряда, будучи опытным и умелым воином, отличался непозволительным для офицера его ранга сердоболием. Иногда это раздражало.
   Почти не поворачивая в его сторону головы, Кучики поздоровался, как пять минут назад с Оторибаши - так же сдержано и так же холодно. На соболезнования он предпочёл не реагировать вовсе, посчитав любые напоминания по поводу гибели Рукии излишними. В конце концов, и без того понятно, что гибель сестры не добавляла ему радости.
Исполнение единственного на данный момент желания запаздывало. Бьякуя хотел получить необходимую информацию, а вместо того был вынужден выслушивать бестолковый и эмоционально насыщенный поток сознания.
   Укитаке с Оторибаши вцепились с такой готовностью в идею о защите и возврате банкаев, что можно было решить, будто до сего дня они даже не думали об этом. Или коллективное обсуждение могло как-то развеять их собственные страхи?
   Вайзард предположил, что маска “пустого” сыграла не последнюю роль в том, что его банкай остался при нём. Версия неплохая. Возможно, в ней есть смысл. Но как это поможет ему вернуть утраченное и защититься от Ас Нодта.
   Впрочем, Укитаке прав, Куротсучи решит эту проблему. Для учёного она будет вопросом профессиональной гордости. Как удивительно легко слово “просто” сочетается в речи капитана Тринадцатого отряда с самыми вопиющими в плане катастрофичности деталями. Бьякуя чуть заметно наклонил голову вперёд. Взгляд стал тяжелее и усталее. Он и впрямь чувствовал  себя не очень хорошо - не хватало воздуха. Только гордость не позволяла выказывать слабость, а потому глава клана Кучики молча терпел удушье, подступающую головную боль и напряжённую вялость мышц в руках и ногах, какая бывает после длительной физической нагрузки.
- Готей – всего лишь первая их цель. Вторая и последующие знаменуют собой предел миров и изменение сложившегося порядка вещей…
Он говорил надменно непререкаемо, как если бы наперёд знал планы и мысли квинси.
Оторибаши, в отличие от него, был не так уверен. Плохо представляя себе образ действий противника, вайзард выдвинул самое глупое предположение, какое мог придумать. Он слишком долго пробыл в мире живых и потому мыслил по-человечески, как обычный смертный житель Каракуры.
- Ядерная бомбардировка Руконгая? Это шутка?..
Вздёрнув подбородок, Бьякуя высокомерно продолжил:
- Король Душ.

+3

9

На соболезнования Бьякуя не отреагировал, и отчасти это было понятно — когда тебе постоянно говорят об одном и том же, чувствительность отмирает. Укитаке были знакомы подобные чувства — когда тебя постоянно спрашивают о самочувствии, рано или поздно перестаешь реагировать и начинаешь отшучиваться. Но в конце концов, вежливость и долг обязывали говорить, как есть. Капитан Укитаке попытался улыбнуться — вышло плохо. Присмотревшись, он понял, что Бьякуе вообще не до соболезнований или бесед, и с удовольствием предложил бы ему отдохнуть… в другое время. Сейчас было не до этого.
Он перевел взгляд на Оторибаши — тот, как обычно, пытается ерничать. Все лучше, чем уныние. Вот только напряжение между собеседниками ощущалось все сильнее. Слова Роуза… в них что-то было. Ведь и правда же, сам Укитаке не потерял банкай только потому, что не использовал — слишком много сил тот отнимал, а этого он не мог себе позволить, но…
- Взаимно. Роуз. А ведь и правда… Ты спрашивал у остальных... вайзардов? - это слово капитан произнес с осторожностью, не зная, обидит ли это его коллегу. - Возможно, в твоих словах что-то есть.
Только что появившееся облегчение, что выход найден, сменилось тревогой, возникшей от слов Бьякуи. Что-то черное, липкое как будто зашевелилось внутри. Он старался не показывать страх, но нельзя было не признать, что тот был.
- Логично. В конце концов, выше метить и некуда. Хотелось бы знать, откуда у тебя возникло именно это предположение, - обратился Укитаке к капитану шестого отряда. Пожалуй, практически никто во всем Обществе Душ, за исключением разве что пары человек, не знали, чем на самом деле грозят эти слова. Чья ценность выше — одной жизни или целого мира? Нет, всех миров, - поправил себя капитан тринадцатого отряда. Этого вопроса вообще не существовало на самом деле. Он прекрасно знал, что означает покушение на Короля Душ, и если Бьякуя прав, то знал и то, чем это может закончиться для него самого.
Черная тревога шевелилась внутри, искала выхода и хватала за горло. В итоге капитан не выдержал и закашлялся, спешно прикрыв рот рукой. Водянисто-железный привкус крови.
- Все… в порядке. Правда, - он махнул ладонью, говоря этим, что ничего не нужно и не стоит беспокоиться, но на ладони была кровь. Резко вдохнул — перед глазами все поплыло, и легкие обожгло огнем, но он удержался. Еще вдох, помедленнее, еще… Тревога постепенно отступила. Укитаке слабо улыбнулся собеседникам, но было ощутимо легче. Кажется, все обошлось.
Лучше бы обошлось и в следующей битве, - подумал он. Квинси — это все-таки не привычные нам пустые, они по-настоящему сильные противники.
Вот только просто никогда не бывает...

Отредактировано Ukitake Jushiro (2017-04-04 05:39:21)

+4

10

+

Надеюсь, я не слишком резок. На всякий случай прошу прощения)

От пытливого взгляда Роуза не укрылась досада, отразившаяся на дне холодных глаз Бьякуи. Похоже, Укитаке он тоже не рад видеть… Что ж, сейчас трудно чему-то радоваться, хотя… Роуз едва заметно скривил губы. Мне легко судить. Мы – живы. Жив ли Готей – вот это вопрос… Ни Готея, ни Сенбонзакуры… Никакой стабильности, никакой уверенности в светлом завтра, и все традиции летят к черту и его бабушке… Для того, чтобы победить в этой войне, нужно менять  стратегию  - традиций явно недостаточно.  Ох и плохо же тебе приходится, капитан Кучики… Сочувственная мысль скользнула – тонким змеиным хвостиком, оставив после себя прохладную горечь сопереживания. С Кучики явно было неладно  - на лбу проступила испарина, дыхание стало прерывистым… Прекращаем балаган? Дьявол, да сколько ж можно?  Роуз сокрушенно взмахнул руками.
- Ты сядь, что ли…  - ага,  он прямо кинулся выполнять твои рекомендации. Так и будет стоять незыблемо, как устои общества – пока не рухнет. – Король Душ… Король Душ далеко, а дворец высоко – никак не достать. Ага, это если  он там вообще все еще есть– усмехнулся Пустой внутри. -  Что-то хваленый нулевой отряд не спешил нас спасать – впрочем, это может объясняться  и более просто. Им плевать. Плевать на все – кроме обожаемого короля. Мы можем  лечь здесь полностью – пока дворец в безопасности, они и не почешутся.
- Вот ты можешь туда попасть? А ты? - он поочередно вопросително глянул на собеседников. - Мне одному кажется, что мы сейчас не в силах им помешать? И , - Роуз почти зло глянул на Бьякую, с трудом сдерживаясь, чтоб не закричать. – Вместо того, чтобы служить здесь укором всему живому, может быть, стоило бы поберечь себя? Кучики, ты нужен нам – ты, а не снулая рыбина в капитанском хаори, пытающаяся казаться живой! – распаленный эмоциями – своими ли, чужими ли - Оторибаши не разбирал границ приличий.
- Изменение порядка вещей? Да  он уже летит в тартарары. Мир изменился – и прежним никогда не будет. Но, – на задворках  сознания Пустой зло щелкнул клювастой маской. – То, что нас не убивает, еще сильно об этом пожалеет!
- Тебе необходимо знать, что Готей действует? Да. Пытается. И чтоб мне на собственной струне удавиться, если мы не справимся и в этот раз… - Роуз заткнулся на полуслове, слишком красочно представить, как это могло бы быть… А что? Сенбонзакура цветет для какого-то квинси. Возможно, лишь случайно Киншара не рассыпает свои арпеджио под чужими пальцами. Липкий страх поднялся откуда-то из глубины. Оторибаши нервно облизнул вмиг пересохшие губы.
До взбудораженного страхом сознания дошел спокойный голос Укитаке – видят боги, которых нет, ты очень кстати! – гася так внезапно нахлынувшие эмоции.
- Нет, не говорил. Хирако смылся, Кенсей… Не до того было – сам понимаешь, такой сумбур… Но никто из нас и не пользовался банкаем. Хотя поговорить с Куротсучи, – вот теперь Роуз скривился по-настоящему. Капитан Двенадцатого отряда вызывал у него оторопь, граничащую с отвращением – слишком легко он жертвовал жизнями и своих, и чужих,  в интересах «науки». – Определенно, стоит. Стоп-стоп-стоп!  - Укитаке зашелся в приступе кашля.
Даже самый слабый запах крови Пустой внутри Роуза чуял безошибочно.
А значит, все не так хорошо, как бы не пытался успокоить всех добряк Джуширо.
Золото в глазах вайзарда медленно плавилось, скрывая растерянность. «Что я с ними делать буду, елки зеленые?»

Отредактировано Otoribashi Rojuro (2017-04-07 18:35:09)

+1

11

Бьякуя терпеливо ждал, когда собеседники обдумают сказанное и обменяются мнениями.
   Как тяжело вот так просто стоять и ждать. В голове тысяча и одна мысли, каждая безрадостная до удушья и слепоты, но надо стоять. Он сам захотел этой проверки, так негоже сдавать, едва взявшись за дело. Оторибаши и Укитаке забеспокоятся о его здоровье и самочувствии, как сиделки у постели больного.
   Слабость унизительна.
   - Нет, - бывший капитан бывшего Шестого отряда остался недвижим и бесстрастен, хотя кожа и напряжённость тела выдавали его истинное состояние.
   Вовремя закашлялся Укитаке. Капли крови на его руке показали, что кашель не был “ тактической уловкой”.
   Бьякуя осторожно перевёл на него взгляд.
  - Тебе помощь сейчас нужнее, чем мне.
   У Оторибаши вконец сдали нервы. Он принялся отчитывать Кучики, словно тот был его подчинённым. Мужчина едва заметно скривил губы.
   Ирония заключалась в необдуманно брошенном вайзардом слове “живому”. Странное приложение к обитателям Общества Душ. Здесь все мертвы, кроме рождённых бестелесных душ Сэйретей, или проклятых квинси. Бьякуя перевёл взгляд обратно на Оторибаши.
   - Кажется, про Готей 13 и Риоку ходили похожие заблуждения. Ничего невозможного нет. Ты это знаешь не хуже меня. Но если хочешь ещё доказательств, сходи к Айзену…
   Он замолчал. Даже того, что он уже сказал, было лишку. Слишком много для него. В прежние дни глава клана Кучики не отличался большой словоохотливостью. Или это общение с Йоруичи, пока он вынужденно отмокал в целебном источнике, так подействовало?
   Укитаке задал вопрос, откуда возникла мысль про Короля Душ. На сей раз Бьякуя не перевёл взгляда.
   - А разве не логично предположить, что их цель выше, чем мы, и всё Общество Душ? В  противном случае, мы бы сейчас не разговаривали.
   Кому как, но ему совершенно не нравилось то, что квинси, скорей всего, используют выживших, как наживку. Имея боевой потенциал, каким обладали штернриттеры, по меньшей мере странным было бы оставлять врагов в живых, не отчаявшихся, и горящих жаждой мести за разрушенный “дом” и погибших товарищей.
   Смехотворно и горько прозвучала угроза, высказанная Оторибаши в запале страсти.
   “Оптимист”.
   - Ты уверен, что они когда-либо о чём-либо жалеют?
   Достаточно было вспомнить лицо Ас-Нодта, чтобы понять – квинси давно перешли черту, за которой кончается жалость.

+1

12

Огонь перестал жечь легкие, и наконец можно было нормально дышать. Настороженный взгляд собеседников вызвал привычно тоскливое чувство, когда ты кажешься беспомощным и от этого противен себе, но хватит, это не подобает капитану. Укитаке почувствовал, что слова Бьякуи о помощи отдаются теплом внутри, мягким, уютным и долгожданным… но невозможным в данное время, поэтому он коротко ответил:
- Всем нам нужна помощь, по сути. И в малом, и в большом.
Если «в малом» легко было представить — выпить лекарство, отдохнуть и тому подобные вещи, то большие масштабы представить было труднее. Хорошо, разберутся они с кражей банкаев, а дальше? Стратегия войны виделась как в тумане.
Так… почему такое чувство, что эти двое сейчас друг другу глаза выцарапают, как дворовые кошки?
Укитаке хотел было осадить Роуза, но после слов Бьякуи об Айзене только удивленно открыл рот.
А в нем, однако, все еще есть что-то от того подростка, - подумал капитан тринадцатого отряда, но вслух говорить это, конечно же, не стал. Ответ Бьякуи на его вопрос был безупречен, как и все, что он делал.
- Конечно. Просто я хотел услышать это от тебя или кого другого. Просто, чтобы это было сказано вслух и перестало витать в воздухе.
Потому что одно дело — подозревать, и совсем другое — когда то же самое говорится вслух, и желательно не тобой. А вот вопрос Бьякуи показался Укитаке несколько необычным. Точнее, даже не вопрос, а некий трудноуловимый оттенок в голосе.
- Жалеют? Квинси? Они объявили нам войну. Как ты думаешь, на войне жалеют противника? - Укитаке сказал это достаточно жестко, но по взгляду Бьякуи понял, что тот пережил что-то такое, что могло сломить его… но не сломило. Эти слова о жалости показались капитану важной чертой. В конце концов, они — люди, а мы всегда защищали людей. И они тоже сражались против Пустых, как и мы… Да имеет ли это теперь значение!
На самом деле все казалось очевидным — война есть война. Но было в ней ощущение какой-то… неправильности? Укитаке только вздохнул. Все мы должны исполнять приказы, и мы — и они. Технически это так, но чутье подсказывало, что квинси плевать хотели на всю эту честь и военную стратегию, хотя и говорят о них.
- Нет, — повторил Укитаке свою мысль. - Не жалеют. Может, у кого-то из них и осталась жалость и другие чувства, я допускаю, что отдельные личности еще не потеряли человеческое лицо, но в своей массе…
Заканчивать фразу не было нужды, потому что и так все было понятно.

Отредактировано Ukitake Jushiro (2017-04-19 08:24:40)

+2

13

тык

Простите за долгое ожидание - слегка забегался

Схлынувшие так же резко, как всколыхнулись,  эмоции оставили дурацкое чувство – будто тебя выпили до самого донышка.  Опустошенность, от которой опускаются руки и хочется выть на луну. Ну, или за неимением оного светила под рукой, спрятаться в самом темном углу и выплакать осквернененную душу собственному занпакто.
Впрочем, сейчас это было непозволительной роскошью. Война ведь.  Не до душевных терзаний.
И без того во взгляде несгибаемого Кучики Бьякуи мелькает что-то, подозрительно напоминающее презрение. Роуз прикусил губу, медленно и глубоко вдохнул, собираясь с мыслями.
- Я не знаю, что у вас там вышло с риока – только понаслышке, но Ичиго и компания, в итоге, оказались славным ребятами. Впрочем, боюсь, что от этих такого не дождаться -  а значит, и ждать не стоит. И не надо посылать меня к Айзену – кто знает, если все действительно страшнее чем мы думаем, не пришлось бы всем бежать к нему за помощью… - последние слова Оторибаши, заметив изменившееся выражение лица Укитаке, предусмотрительно не стал произносить вслух. Вряд ли непримиримый Кучики легко примет подобное предположение. Он и на вайзардов-то до сих пор косится, будто они виноваты в том, что обрели маски, выжили и посмели еще оказаться нужными Готею…  В общем, не стоит перегибать палку. Он хмуро глянул на Укитаке:
- Знаете, я не хотел бы этого слышать ни от кого… Но, видимо,  время нынче не очень считается с нашими желаниями. Однако, все же замечу, что как-то защитить пресловутого Короля и этот самый дворец мы сумеем, только оказавшись там в нужное время. А для того, чтобы это было возможно – нам неплохо бы остаться в живых, – он покосился на Кучики, будто догадавшись о его семантических размышлениях.  – Не говоря уже о том, что неплохо бы еще и придумать что-то новое…
Ага, придумали уже. Как же. Совершенно непонятно, какого черта – при такой-то сокрушительности – квинси вообще дали им время на эти вот разговоры…
Да, война. Укитаке абсолютно прав  -  война не знает жалости. Вот только…

Роуз угрюмо буркнул –не то чтобы он действительно хотел, чтоб его услышали, но промолчать было выше его сил:
- А мы их жалели? Тогда, 200 лет назад?  - на этот вопрос мог ответить только Укитаке. Только он тогда уже был в рядах Готей-13.  Впрочем, ответ не был необходим. Когда появлялась угроза равновесию мира – мнимая или реальная – Готей не жалел никого. Ни своих, ни чужих, ни людей, ни синигами… 
Уж Оторибаши Роуз знал об этом больше многих.
Но ему было безумно жаль Готея.
- Простите, если кого обидел… Как-то оно все… Бестолково, – вайзард беспомощно развел руками.
Взгляд непроизвольно задеражался на бледном напряженном лице Бьякуи, но на сей раз Роуз просто стыдливо отвел глаза, направив взгляд в высокое прозрачно-звенящее небо, словно пытаясь  увидеть  там если не дворец короля, так хоть краткий список ответов на вопрос «Что же теперь делать?»
… По небу неслись легкомысленные белые клочья облаков, периодически накрывая тенью троих капитанов. Небо молчало.

+3

14

Укитаке отдышался, и на время прекратил кашлять. Может, Бьякуя в глубине души и испытывал к нему какое-то подобие жалости, но открыто не выражал никаких чувств. Они не были ему чужды в принципе, они мешали. Воин не имеет права на о них. Самурай не имеет права. Укитаке в чём-то сохранял верность Кодексу, и в чём-то нарушал, будучи крайне непоследовательным в своём служении, и слишком поддаваясь воле чувств. Как шинигами, его заслуги нельзя подвергнуть сомнению, но…
   Но мягкость, неуместная для одного из лидеров военной организации, мешала ему видеть очевидное. Он совершенно неправильно истолковал слова о жалости, то ли не заметив сарказма, то ли просто проигнорировав его. Поправлять Бьякуя не стал. Посчитал ниже своего достоинства, поэтому фразу по поводу неуместности жалости на войне оставил без внимания. Также, как высказывание о помощи. Сам он не считал, что ему требуется чья-то помощь. Ответил он на второе замечание, которое, если бы было желание, можно был бы принять за комплимент.
  - На поверхности многое, о чём все знают, но предпочитают молчать.
   Укор, который можно было уловить в его словах, не предназначался Укитаке. Он предназначался Готею в целом, включая его самого.
   Что-то тянуло Бьякую на поле боя, вновь почувствовать вкус крови и стали. Потребность жизни через боль и движение. Рассуждения и размышления на тему, что есть квинси, что от них ждать, и насколько важно сохранять веру в способность к сопротивлению.
   Оторибаши прорвало на истерику. Это было так неожиданно, что Бьякуя не удержался от мальчишеского рефлекторного движения пальцев к рукояти катаны. А ещё это было глупо, недопустимо для капитана. Капитан Шестого реально не понимал причины, заставившей Оторибаши вдруг сорваться, без всяких видимых причин. Он сравнил уничтожение квинси с уничтожением Пустых, и не увидел какой-либо существенной разницы. На войне, как на войне: либо ты уничтожаешь врага, либо он - тебя.
  - Нет причин для такой эмоциональной реакции - всё так же сдержанно, но плохо скрывая презрение произнёс Бьякуя, глядя на вайзарда, словно через дымку предутреннего тумана.
Оторибаши принялся извиняться, но эта запоздалая дань такту и вежливости не прибавила уважения по отношению к нему. Извинения были проигнорированы.
- Отвечая на твой вопрос, как мы будем защищать Короля, задам встречный – зачем был сформирован Готей 13? – тут он повернулся лицом к Укитаке.
Один из самых старых капитанов Общества душ должен хорошо знать причину, коли вайзард забыл о ней. Как и о том, что такое Король Душ.

+2

15

Кажется, тема жалости всех задела, - подумал Укитаке. Оторибаши вспомнил о прошлой войне, но его тогда не было. У нас был приказ, и у них приказ, и у каждого — своя справедливость. Выразительный взгляд Оторибаши показал, что тот ждет ответа, и Укитаке сказал коротко:
- У каждого своя справедливость. Каждый считает себя правым.
В общем-то нужды объяснять и не было. Сейчас все сами видят и когда-то будут пересказывать молодежи вот так же, и от них будут ждать ответа. Если они выживут. А для этого нужно было действовать. Вот только как? Внезапная атака показала, как плохо они были подготовлены к подобным событиям, несмотря ни на что.
Укитаке заметил непроизвольный жест Бьякуи в ответ на слова Роуза. Слова утешения чуть было не сорвались с языка, но Бьякуя сумел взять себя в руки. Как всегда.
И он тоже ждет ответа от него. Укитаке вздохнул. Что поделать, если только ты помнишь, как это было раньше, тебе и отвечать. Выждав еще чуть-чуть, он сказал:
- Давайте посмотрим, что у нас есть. А точнее, чего нет. Нужно выяснить, сколько у нас бойцов, способных сражаться, и проверить теорию Роуза о банкаях- чем большие способности, тем лучше. Поэтому нам нужен кто-то, способный предложить практическое решение. Кроме этого, не помешало бы выяснить, где квинси сейчас — возможно, ожидание не самое верное решение. Вы со мной согласны? - капитан тринадцатого отряда перевел взгляд с одного на другого, и наконец ответил на вопрос Бьякуи:
- Да, я помню, для чего был создан Готей-13.
Укитаке помнил и кое-что еще… и очень боялся этого, несмотря ни на какие слова о чести и прочем. Он слишком хорошо знал, что такое Король Душ, но предпочитал не говорить об этом, если не придет время. И втайне надеялся, что можно будет обойтись меньшими силами.
Какое-то время он молчал, и только чувствовал, как легкий ветер играет в волосах. Это давало такое обманчивое чувство спокойствия и надежды на лучшее. Вот только надежда эта была слишком призрачной, и потому Укитаке уклончиво сказал:
- Нам нужно связаться с научным отделом… или хотя бы с кем-то, понимающим в науке. У нас слишком мало информации, чтобы действовать.
Слишком затянулось ожидание новой атаки, и от этого было только тревожнее на душе, ведь это означало, что чем дальше затягивается ожидание, тем меньше остается надежды...

+1

16

+

Господа, очень сильно извиняюсь - у меня тут немножко издохла винда, и пока все это вот наладилось, сгорели нафиг все сроки...
Простите недоумка?))

В промороженных до самого дна – впрочем, он готов был уступить клюв собственной маски любому калечному меносу, если ледяная холодность Кучики не скрывает под собой те самые чувства, которые его, Роуза, заставляют размахивать руками, повышать голос и задавать совершенно никому не нужные провокационные вопросы – глазах Бьякуи мелькнуло на сей раз самое настоящее презрение. 
Впрочем, от натянутых нервов вайзарда не укрылась и рука, неуловимо метнувшаяся было к рукояти занпакто – и остановившаяся в последний момент. Очень быстро. Почти не различимо взглядом. И – чувствительно, как мордой в асфальт.
Как напоминание – ты не такой. Ты – можешь стать опасен. В любой момент. Могу! - Вайзард встретил презрительный взгляд Кучики, не отводя глаз. В сиреневой радужке вновь плясали насмешливые золотые искры.
Бессмысленно. Извинения, разговоры, красивые слова – все бессмысленно. Криво усмехнувшись,
он шагнул в сторону. Однако удержаться в самим собой намеченных рамках - не сумел.
- Что ж, на этот вопрос и я  могу ответить. – В глазах вновь мелькнуло - и растаяло - золото. – Итак, - Роуз опустил веки, вызывая перед внутренним взором столетней давности конспекты из Академии: -  Задачи Готей-13 – защита Сейрейтея и Общества Душ,
Ведение военные действия на территории врага;
Защита души в мире живых от пустых;
Отправка плюсов в Общество душ.
Только вот со вторым пунктом у нас накладочка вышла, не находите? Война пришла на нашу территорию,
а мы, оказывается, на это не рассчитаны... Да и защита Сейрейтея в этот раз как-то тоже... не очень удалась...
- слова были полны едкой горечи. Роуз глянул прямо в глаза Бьякуи, будто бросая вызов. Смешался, огорченно покачал головой, и тут же перехватил взгляд Укитаке.
- Справедливость? Штука весьма расплывчатая, особенно если вспоминать ее главного провозвестника… Сейчас нам однозначно не до нее -  есть дела поважнее…
Он слушал слова Укитаке, пиная ногой мелкие камешки под ногами. Капитан тринадцатого отряда говорил дельные вещи.
- Да, ты прав, Укитаке. Неплохо бы хотя бы какую-то разведку произвести…
Только не поодиночке. Выделишь несколько бойцов? Я еще своих возьму, да сам с ними схожу… 
- взбудораженные чувства требовали действия, а пустопорожнее ожидание надоело хуже горькой редьки.  - Информация, увы, от сырости не заводится…  Расспросить бы подлеца Урахару… - что-то подсказывало Роузу, что хитроумному торговцу всем-чем-угодно найдется, что сказать.
Шинджи, бери этого поганца ха шиворот и тащи сюда. Он нам нужен! – будто надеясь на то, что Хирако далеко в Генсее услышит его просьбу, подумал Роуз.

Отредактировано Otoribashi Rojuro (2017-05-16 18:48:20)

+2

17

“Справедливость? Да что на них нашло, обсуждать значение и значимость каких-то эфемерных понятий?”.
   Хороший воин, по мнению Кучики Бьякуи, вообще должен забыть такое слово и никогда им не пользоваться, поскольку, да, Укитаке прав, справедливость у каждого своя, она слишком индивидуальна, чтобы быть адекватной мерой воздаяния. Командир судит, исходя из буквы закона, а не справедливости. Тем паче не уместно говорить о ней применительно к квинси.
   Он сжал пальцы правой руки в кулак, и медленно опустил вниз вдоль тела так, что длинные рукава шикахушо почти полностью скрыли их.
  - На войне нет правых и виноватых. Есть только враги, или союзники.
   Он устал слушать бесполезную сейчас патетику. Он хотел конкретики, а не эмоций. По счастью, Укитаке взял верное направление, но его следовало ещё немного подтолкнуть. Вопросы и задачи, озвученные старшим капитаном, весьма разумны, однако Бьякуя не владел такой информацией. Он сам стремился её заполучить. Как жаль, что даже такой минимум неизвестен тем, кто имел возможность это выяснить, но не выяснил.
   Памятуя о порядке и такте, Бьякуя не стал делать замечания, оставив их при себе. Он высказал иную мысль, которая уже давно вертелась у него в голове, и не давала покоя:
   - Не могу поверить, что за лагерем квинси до сих пор не установлена слежка. Если мы не можем даже этого, то война всенепременно окончится поражением Готея.
   Укитаке - не главнокомандующий. Какой с него спрос? Разве что он всё равно что-то знает. Он хотя бы честно пытался что-то предпринять. В отличие от вайзарда, в котором после продолжительной жизни в Генсее стало куда больше человеческого, чем шинигамского.
   Стоило Укитаке сказать, что он помнит, в чём заключаются задачи Готея 13, как Оторибаши, словно примерный школяр, жаждущий получить одобрение учителя, вытарабанил всю ту пафосную чушь, которой потчуют молодые дарования в Академии шинигами.
   Он поморщился, как от зубной боли, но дослушал список до конца.
  - У Готея только одна задача - произнёс Бьякуя ровным, тяжёлым и бесконечно ледяным тоном, - сохранять баланс между Миром Душ и между Миром Живых.
   Важно понять эту простую, жестокую истину. Никто не станет их гладить по головке и говорить “молодец”, если придётся уничтожить (поправка: если они смогут) всех квинси до единого. Но, возможно, только так получится выровнять покачнувшиеся весы баланса.
   Оторибаши был старше него, однако иной раз капитану Шестого отряда казалось, что на самом деле всё наоборот. Слишком много детского прорывалось в характере вайзарда. Такого, что сам Бьякуя давно похоронил, посвятив себя всецело служению Готею и клану.
   Быть может, ревность по утраченной детской лёгкости и открытости звучала в его словах, и проявлялась в его поступках по отношению к Оторибаши. Кто знает?
   - Не думаю, что есть вообще смысл соваться в осиное гнездо с малым отрядом. Либо поодиночке, либо по двое. Либо никак. Чем больше людей, тем выше риск обнаружения. Тем выше, в случае обнаружения, небоевые потери. Тем более бессмысленно, я считаю, брать в разведку рядовых - когда враг настолько силён, даже  выучки ниндзя из Омницукидо будет недостаточно для успешного выполнения операции.
   Бьякуя вовсе не ставил перед собой цели зарубить на корню любое предложение Оторибаши. Он лишь хотел напомнить, что в противостоянии с Квинси любая предосторожность не будет лишней.
   И бросаться вот так, наобум, не обдумав всё как следует, может обернуться катастрофой для них всех.
   Несмотря на высокое звание, будь Бьякуя на месте главнокомандующего, он точно не отправил бы Оторибаши в разведку. Как и Укитаке - с его кашлем.
   Этот анализ подвёл главу клана Кучики ещё к одному болезненному, но важному вопросу:
   - Кто ещё из капитанов и лейтенантов сейчас в состоянии сражаться?

+1

18

Укитаке облегченно вздохнул - кажется, напряжение между этими двоими стало спадать и их внимание удалось перевести на что-то более дельное. Спор о задачах Готея-13 вызвал легкую улыбку - Оторибаши был похож на школьника, а Бьякуя - на строгого учителя. Прогнав неуместные в данную минуту мысли, Укитаке сосредоточился на вещах практических.
- Хорошо, я дам пару ребят тебе в распоряжение. Скажу Кийоне, чтобы сама выбрала, кто лучше подойдет для этой роли, - ответил он Оторибаши. Собственные же слова неприятно кольнули в сердце - ведь до недавних пор лейтенантский пост занимала Рукия, и боль от ее гибели еще не успела исчезнуть. Да полностью, наверное, никогда не исчезнет.
Бьякуя, впрочем, тоже говорил дельные вещи - толпой соваться к квинси не стоило. Это не разведка получится, а кавардак какой-то. Укитаке понимал, что сам для разведки не годится. И снова по-кошачьи царапнуло на сердце - проклятое здоровье многое не позволяло. Зато ты - капитан, не забывай об этом, кто другой на твоем бы месте... - сам себя одернул Укитаке.
- Знаете, я думаю, достаточно сформировать небольшую группу где-то около четырех человек и старший по званию - капитан или лейтенант. Конечно, нужно постараться скрыть реяцу... Совсем поодиночке или вдвоем я бы не рисковал - если вылазка обернется неудачей, некому будет передать данные. Но и слишком большая группа привлечет внимание, тут ты прав, - Укитаке кивнул Бьякуе. - Поэтому четыре человека - самый лучший вариант, по-моему. Так. Кажется, решение принято, и это хорошо. Когда понятно, что делать, на душе становится спокойно. Укитаке внимательно поглядел на Бьякую и ответил на его последний вопрос:
- Мне точно известно, что кроме нас троих может сражаться Зараки, Унохана, да и Шунсуй, несмотря на ранение, в форме. Про лейтенантов мне известно меньше.
Мало. Слишком мало, и это было очевидно. Но нельзя это отрицать.

+1

19

- За лагерем? Нет у них никакого лагеря,  Кучики… - голос звучит неожиданно горько – даже для него самого неожиданно. – Эти поганцы появились ниоткуда. И исчезли  - в  этих своих тенях. Нам попросту недоступно их измерение – где там тому Дворцу Короля…  Получается, что они могут появиться в любой момент – и мы даже не почувствуем этого…
Роуз говорит, вперив  взгляд  в траву под ногами. По траве бегут рваные тени облаков, цепляясь краями за тени трех капитанов. Роуз старательно следит за бегом теней,  не поднимая глаз –  незачем. И так все ясно – Готей-13 – это, прежде всего – слова. Много-много разных слов, сплетенных особым образом – как вербальный компонент Кидо-заклятия.  Для того, чтобы сработало, его надо произнести. Вслух, мысленно ли – надо. Мысль показалась вайзарду вкусной – как капелька вишневого джема. Он даже ощутил на мгновение вкус этой капли- густой, пахнущий летним вечером.  Эх…
Вечер. Летний. Нынче  предвечерье не пахнет джемом. В воздухе – лишь безвкусие недавнего поражение, да медный кислый привкус тревожной надежды.
Роуз оторвал взгляд от бега теней. Надежда –  это много. Она обязывает. Обязывает искать способ сделать ее чуть менее эфемерной. Поэтому совершенно не важно, зачем на самом деле создавался Готей-13 – тем более, что мало кто из ныне живущих может  точно ответить на этот вопрос – как участник, а не по записям из архива.
Мировой баланс?
  Роуз молча покачал головой. Много  чего было сделано во имя пресловутого мирового баланса. Где-то в глубине души толкнулась паскудная мысль – зародившаяся давным-давно, на заднем дворе замурзанной конуры на окраине Каракуры, где  под затылком чувствовались острые камешки, а душу выворачивало наизнанку от боли и омерзения – а так ли хрупок этот баланс, как  принято  считать?
Впрочем, Кучики прав. Не время. Не сейчас. Не здесь.
Сейчас…
Сейчас опять прав Кучики, и хорошо, что он есть – вот такой вот, какой есть, размеренно холодный,  всегда тщательно взвешивающий каждое действие.  Потому что он, Роуз, действительно способен ринуться наобум,  потому что сил нет бездействовать… А нынче эта импульсивность может стоить дорого. Больше, чем у них есть возможность заплатить.

Он глянул исподлобья на собеседников – по очереди, кивнул  головой:
- Да. Капитан Кучики прав. Большой отряд – слишком заметен. Поэтому, - внимательный взгляд остановился на капитане 13 отряда, – достаточно будет двоих. И кого-то с ними. Я не настаиваю на своей кандидатуре, хотя у меня есть то, что может стать преимуществом. Маска. – Он отвел взгляд – не хотелось видеть реакции товарищей на напоминание о  своей чуждой силе. – Против квинси – должно быть особенно действенно.
По губам вайзарда скользнула хищная усмешка. Квинси начали эту войну,  и сейчас для них, синигами важно только одно – победа.
Вспомнилась слышанная когда-то строчка: «А цена любой победы  измеряется в гробах»
Что ж, раз так – пусть гробов квинси будет больше.
В глазах вновь плеснуло жаркое золото.
- Укитаке, ты забыл Шинджи. Он, правда, ушел в Генсей, но – не на век, я надеюсь.

+1

20

Укитаке говорил дельные вещи. Он рассуждал стратегически здраво, не отвлекаясь на посторонние предметы и не мешая эмоции с делом, за что Бьякуя был в некотором роде ему благодарен. Он не хотел себе признаваться, но ему сейчас не хватало именно этого – чужого спокойствия; поскольку нервная система после непродолжительного общения с Ас Нодтом изрядно пошатнулась, и любой стресс отзывался в душе болью и нетерпением.
Оторибаши, напротив, был выразительно угнетён. Гневный запал, вызванный коротким философским диспутом на тему места шинигами в жизни миров, сменившись на тихую депрессию.
«Как он стал капитаном?! Немыслимо».
Бьякуя на мгновение прикрыл глаза, справляясь с очередным внезапно нахлынувшим приступом дурноты. Ему пришло в голову, что, наверное, стоит уже закончить разговор.
- Лагерь есть всегда. Если его не видно, не значит, что его нет. Впрочем, это по части Маюри.
Бьякуя намеренно называл в иные моменты капитана двенадцатого отряда по имени, а не по фамилии, как остальных офицеров. Такой сомнительной чести не удостаивался даже временный шинигами. И тем самым у Бьякуи выражалось презрение к сумасшедшему учёному.
Имя навело на мысль, что ещё одного капитана не учёл Укитаке. Случайно или нет? Он сам не доверял Куротсучи ни на йоту, хотя и признавал сильный нестандартный ум, способный сыграть далеко не последнюю роль в противостоянии с квинси.
То, что среди прочих имён было произнесено имя Зараки Кенпачи, не удивляло. Было бы странно, если бы его в списке не оказалось. Неконтролируемый сгусток энергии и силы. Стоило порадоваться тому факту, что Зараки цел и невредим. Но… Где в таком случае он? Зная характер капитана одиннадцатого отряда, можно с уверенностью предположить, что он точно не станет сидеть на одном месте в ожидании невесть чего, когда такие дела происходят у него под самым носом.
«Только бы он не совершил какую-нибудь глупость».
Один из его собеседников упомянул в разговоре бывшего предводителя вайзардов и нынешнего капитана пятого отряда, и Бьякуя насторожился. Да, про Шинджи он тоже забыл.
Хотя вот уж кто реально мог бы сейчас пригодиться, несмотря на всё своё пижонство, ёрничество и страсть к дешёвой показухе.
- Надо  связаться с Генсеем, - медленно произнёс Бьякуя, когда и Оторибаши, и Укитаке  замолчали.
Сомнительно, чтобы эта идея не приходила кому-нибудь из них в голову раньше. Но ему хотелось узнать о результатах, а спрашивать напрямую мешала гордость.

+1

21

Укитаке почувствовал облегчение от того, что разговор, наконец, стал деловым. Конечно, иной раз он любил пофилософствовать, но не в такое же время. Поэтому пора было переходить к действиям.
Оторибаши верно заметил про маску — возможно, она и правда стала бы преимуществом.
- Пожалуй, в твоих словах что-то есть, - отметил Укитаке. - Хорошо. Я дам пару ребят под твое командование.
Однако, в следующих словах Оторибаши почувствовался некий укор.
- Нет, я не забыл. Шинджи в Генсее, но я помню.
Тут к разговору подключился и Бьякуя, назвав Куроцучи. Укитаке вспомнил, как сам же предлагал попросить его помощи с кражей банкаев, но потом за философским диспутом эта мысль потерялась. Что сейчас важнее, если важно все? Но информация — то, что нужно всегда.
Мысли скакали с одного на другое, и теплый летний вечер предполагал отдых за чашкой чая, а не обсуждение военной стратегии, но это в другое время. Мирное время. Последние слова вызвали некое тоскливое чувство — эти времена остались в прошлом, где-то далеко, там же, где и философские беседы, и любование закатами, а сейчас такой настрой не нужен. Сейчас необходимо воодушевление, необходимо уметь быстро принимать решения и быть в форме. Во всех смыслах, - мысленно усмехнулся Укитаке, - а философию оставим другим временам...
Но один взгляд на Бьякую, и Укитаке почувствовал беспокойство — чутье никогда его не подводило, когда дело касалось самочувствия, своего ли, чужого ли. Вот всегда он так — скрывает до последнего… Хотя иной раз Укитаке и завидовал его силе воли, но есть моменты, когда нужно уметь признать и слабость…
Информация. Самое необходимое оружие — это всегда информация. А пока ее было слишком мало. Неизвестно, что происходит прямо сейчас. Неизвестно, что делать дальше. Неизвестных слишком много.
Очнувшись от собственных мыслей, капитан тринадцатого отряда понял, что тишина стала уж слишком густой и тревожной. 
- Ты прав, - Укитаке посмотрел на Бьякую, - необходимо связаться с Генсеем. Я беру это на себя.

+1

22

И снова с его словами что-то не так. Похоже, они с Кучики не способны понять друг друга в принципе. Роуз покачал головой, вздохнул:
- Да и не говорю я, что его нет вообще.  Просто он для нас недоступен. Хочется верить, что – пока.  – Поморщившись, он переспросил зачем-то: – Куротсучи? Может, и так.
«Хотя я бы поставил на Урахару. Но уж это точно будет пустопорожняя дискуссия.»
Вайзард на миг задержал взгляд на невозмутимом лице Кучики. Плохо дело. Надо сворачивать эту говорильню. Все важное  - решено, а я со своими скачками настроения  определенно вреден для здоровья окружающих.
- Прости, если был в чем-то слишком резок.
Роуз сокрушенно покачал головой. Нужны ему мои извинения – как рыбе зонтик. Нам всем сейчас бы не помешало – пять минут тишины и чашка чаю. Но – чего нет, того нет.
Будем довольствоваться тем, что есть.
Тем более, что этого не так уж мало – у нас есть мы. Мы живы.
Грех было бы этим не воспользоваться.

Тем более, что Укитаке не против поддержать.
Роуз хищно усмехнулся:
- Вот и славно.  Посмотрим, что там и как.
Связаться с Генсеем?мысль определенно, стоящая. Во всяком случае, именно ею руководствовался Шинджи, направляясь в Каракуру. И сгинув там, будто меносы его сожрали. Впрочем, прошло еще не столько времени, чтобы делать скоропалительные выводы.
- Шинджи ушел туда… И – ни слуху, ни духу. Будь осторожнее, Укитаке.
Роуз вздохнул. Все опять шло наперекосяк, и дурацкое ощущение – будто он все делает неверно – не оставляло ни на минуту.
Хотелось  верить, что это  просто дурные предчувствия.
Усталость.
Злость.
Не самые подходящие семена – но из них нужно вырастить надежду.
Он постарается.
Нет, не так  - они все постараются.
У нас обязательно получится!
Роуз улыбнулся  - кажется, впервые за весь разговор.
- Что ж, коль все решено – оставлю вас. Укитаке, я буду ждать твоих ребят.
Кучики, - Роуз пристально глянул на Бьякую, будто чувствуя что-то неладное. - Береги себя.

+1

23

Лучше не становилось. Бьякуя раздражённо поймал себя на мысли, что хочет уйти обратно в палатку и прилечь. Хотя бы на несколько минут. Откуда только взялась эта предательская слабость? Не в первый, и может быть, не в последний, раз он оказывался в числе раненых. Бывало тяжело, больно, порой почти невыносимо. Но не так. Его словно потрошили вживую - и не на физическом уровне, а на психическом. Как будто забрали всю радость, всю уверенность и всё желание жить. Если с первым моментом причины были ясны, то по двум другим - нет. Не настолько же он отчаялся и сломлен, чтобы превратиться в бесполезную и жалкую развалину. Да Укитаке и тот держится лучше. Бывший капитан бывшего Шестого отряда скрипнул зубами в досаде на самого себя и своё непослушное тело, не желавшее подчиняться приказам разума.
   Как назло, оба собеседника стали смотреть на него, как-то по-особому понимающе и сочувственно. Оторибаши даже решил извиниться - непонятно, за что. На всякий случай. Опять эта ненужная, обременительная жалость, унижающая его чувство гордости.
   Он понимал. И Оторибаши, и Укитаке. При всей их чудаковатости и неприятном умении раздражать его из-за, казалось бы, ничего, они оба были в некотором роде его семьёй. Боевыми товарищами, которые не побегут с поля битвы, убоявшись врага, и не оставят незащищённой его спину, если придётся драться спина к спине. Не бросят, не подведут. Но…
   Каково это, ощущать себя бесполезным бременем? Укитаке пообещал с людьми. Оторибаши высказался по поводу местонахождения Хирако Шинджи.
  “И это всё? Всё, что мы сейчас можем? Всё, что могу сейчас я?”.
   Просто стоять, говорить и слушать. Он не может и этого. Фраза “Береги себя” прозвучала, словно удар пощёчины.
  - В этом нет необходимости, - холодно ответил Кучики, и, не прощаясь, пошёл прочь.
   Он не стал возвращаться, сочтя возвращение ещё более унизительным, чем необходимость выслушивать соболезнования и сочувствования, видеть со всех сторон обращённые на него участливые взгляды.
   Он шёл, не оглядываясь в окружающее его. Лагерь представлял собой слишком жалкое зрелище, чтобы уделять ему внимание, отображая в людях, предметах и явлениях тот печальный Хаос, который царил у него в душе.
   Бьякуя ощущал себя столетним стариком, и никак не мог смириться со своим новым состоянием, тщетно выискивая в воспоминаниях истинную причину странного, всё разрастающегося, недуга.
   Сердце в груди билось неровно и слишком часто. От переживаний, испытываемого недовольства и чувства вины? Ожидание чего-то? Может быть, собственного конца? А может быть, долгожданного испытания, из которого он либо выйдет победителем, либо сломается окончательно.
   За минуту до погружения в небытие, Бьякуя почувствовал подкатившую к горлу тошноту. Руки и ноги словно бы стали совершенно ватными. А на глаза опустился чёрный туман. Он не слышал звука падения. Только встревоженные голоса вокруг - как шорох кружащихся на ветру алых лепестков дикой вишни.

+1


Вы здесь » Bleach: New Arc » Rukongai » Эпизод 5. Без надежды надеяться.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC