Добро пожаловать на ролевую по Bleach!



Мы предлагаем Вам написать свою историю войны между квинси и шинигами и создать свой финал многовекового противостояния.








Рейтинг игры: 18+
Система игры: эпизоды
Время в игре: Спустя 19 месяцев после завершения арки Fullbringer'ов




Администрация:



Модераторы:
Вверх
Вниз

Bleach: New Arc

Объявление

• Подробнее с событиями в Обществе душ, Уэко Мундо и Каракуре вы можете ознакомиться здесь.
• На форуме открыта игра "Песочные часы", где Вам предоставляется возможность отыграть события из жизни Ваших персонажей предшествующе основным событиям игры.
Акции
•Акция "Неизвестные страницы истории квинси" - в игру принимаются неканоны-квинси. •Открыта акция "Не прощаемся с Экзекуцией" - в игру принимаются фулбрингеры.
•Открыта акция "Одно рисовое зерно склоняет чашу весов" - в игру принимаются неканоны - шинигами и Пустые.
•Акция "Срочно требуются!"
•Акция "Тени прошлого"
•Акция "Проводники душ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: New Arc » Wandenreich » Эпизод 10: Всегда возвращается кто-то другой...(с)


Эпизод 10: Всегда возвращается кто-то другой...(с)

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Название эпизода:
"Вернуться невозможно – вместо нас всегда возвращается кто-то другой…(с)"
Участники в порядке очередности:
Джеймс Рассел
Кристина Бордманн
Место действия:
Одна из палат медицинского отдела.
Время суток:
День, ближе к закату.
Условия:
Светло, тихо, прохладно.
Описание эпизода:
После завершения поисковой операции в Уэко Мундо, Джеймс Рассел, руководствуясь здравым смыслом, решил вручить свою изрядно потрепанную персону кому-нибудь, обладающему соответствующими навыками. Кристина Бордман показалась ему вполне подходящей кандидатурой.
Рейтинг:
R
Предыдущий эпизод:
Джеймс Рассел – Эпизод 1: По горячим следам
Кристина Бордманн -
Последующий эпизод:

0

2

…Черно-серебряное марево шаттенберайха будто выпило последние остатки силы. Нийол обессиленно прислонился к стене,  не открывая глаз.  В ушах гулко колотилось сердце – будто от долгого бега.  Потратив несколько  уже не имеющих никакой ценности минут  на бесполезное подпирание холодной стены  Силберна, Рассел нехотя открыл глаза. В лицо  ударил  свет.  Нийол, отвыкший от яркого освещения, сощурился, прикрыл глаза ладонью.  Почувствовал, как на пальце шевельнулось ставшее почти родным дырявое  «колечко».  Усмехнулся, прикрыв ящерку заскорузлой от крови ладонью, огляделся по сторонам…  Н-да… «И не встречает нас никто, и нам никто не рад… мы похоронное бюро, мы спасотряд…»* Коридор, залитый безжалостным светом, был пуст. Потрескавшие губы искривились в усмешке. Впрочем, оно и клучшему… Это победителей не судят. К побежденным же… - Рассел ни на минуту не сомневался, что победителями они не являются – как-никак, миссия провалена,  от ягдт арми не осталось и клочков – уж это-то он знает точно, все   попавшиеся на пути закоулочки они тщательно обыскали… 
Штернриттер «S»  бесславно сгинула.  Из троих  - ну, ладно, двоих, с третьим  ни хрена не ясно, ну то есть ему, то, Расселу, ясно, но вот делиться этим знанием с  кем бы то ни было вряд ли стоит – мальчишек не вернулся ни один.  Опье представлен обломком собственных очков. И вряд ли этот экспонат – то, за чем его действительно посылали в Уэко Мундо. 

Ящерка на пальце требовательно завозиллась, царапая кожу  остренькими коготками.  «А ну тихо, поганка!» мысленно прикрикнул на тварюшку «R»,  уцепил непослушными пальцами за тонкий хвост и сунул  в нагрудный карман – от греха подальше. 
Ладно, хватит изображать здесь подпорку для стены – она и без того неплохо держится… Рассел нехотя отлип от  шероховатой холодной поверхности, чувствуя противное головокружение.  Он старательно глубоко вдохнул несколько раз – черта с два это принесло облегчение, безжизненный сухой воздух Силберна царапал легкие почище песка.
Что ж, неплохой повод  отложить  то, чего не хочется делать сегодня, на неопределенный срок – штернриттер   вздохнул и поплелся в сторону медотсека. В конце концов, не таскаться же по Силберну в таком виде – он представил себя со стороны:  еле на ногах держится, половина волос опалена, на морде живого места днем с огнем не найти,  рука двигается с трудом, весь перемазан  черт знает чем, в кармане – мелкий Пустой, в голове – полный разброд и шатание…  А туда же, штернриттер, будь оно все неладно… Впрочем, неладно оно и так, без посторонних пожеланий. Определнно стоит пару дней отлежаться и собраться с мыслями.
Перед носом возникла дверь. Навалившись на нее плечом, Рассел  едва удержался в вертикальном положении – дверь оказалась незапертой.  Сумев в последний момент ухватиться за косяк,  дакота поднял глаза, стараясь рассмотреть – а куда, он, собственно, вломился? И что за дурная традиция лепить проклятые светильники так, чтобы они ослепляли вошедшего?
- Есть здесь кто? Здравствуйте… - хриплым голосом произнес он.

*

Ю. Визбор, "Спасотряд"

+3

3

«Когда же закончится этот день?» Кристина в очередной раз покосилась на часы. Только 18:21. До окончания ее смены оставалось два с половиной часа, а минуты, словно издеваясь, ползли вперед с прямо-таки черепашьей скоростью – медленно-медленно. Тяжело вздохнув, Кристина вернулась к заполнению отчета. При всей огромной и искренней любви к своей работе, сегодня ей хотелось покинуть лазарет как можно скорее. И пойти ночевать в один из подвалов Сильвера-сана. Ну а что такого? Там тихо, спокойно… Никто не оскорбляет и не тянет руки, куда не следует. И совершенно точно никому в голову не придет искать ее там. А если даже придет, не сунутся. Все-таки идиотов, решивших сунуться на территорию дознавателей по собственному желанию как в лазарете, так и во всем Силберне, нет. Жить хотелось всем.
В затылок и виски стучала тяжелым молотом боль – последствия очередной напряженной смены и почти что бессонной ночи. В очередной раз помянув недобрым словом «Т» с ее мстительностью, Кристина дотянулась до кружки с кофе и сделала большой глоток. Напиток был холодным и оттого еще более отвратительным на вкус. Без особого энтузиазма допив его, Кристина снова вернулась к отчетам. Хотя срочности в их заполнении и сдаче не было, ей не хотелось давать главному врачу и коллегам повод позубоскалить или обвинить ее в плохом выполнении своих обязанностей. Тем более теперь, когда ее стараниями Кэндис считают любовницей наследника. От этой мысли снова сделалось тошно.
«Так, хватит. Соберись, тряпка!» – поймав себя на том, что снова «уплывает», Кристина отвесила себе мысленный пинок. Она подумает обо всем этом, когда вернется обратно в тишину и темноту своей комнаты. А сейчас – отчет, укоризненно глядевший на нее с монитора длинными полосками слов и напоминавший, что сам себя он никак не напишет. Кристина вздохнула, уселась удобнее на жестком стуле и возобновила работу. Тишину маленького кабинета вновь нарушил только мягкий стук клавиш. Но полностью уйти в работу Кристина не успела. Раздался звук открываемой двери и низкий мужской голос произнес:
- Есть здесь кто? Здравствуйте…
- Здравствуйте, - вздрогнув, Кристина вскинула голову. На пороге, судорожно цепляясь за дверной косяк, стоял мужчина. По глазам тут же болезненно ударила яркая смесь цветов в его рейреку – свинцовый, сизый, грифельный, сангрия, вишневый, папоротниковый. Не менее живописным был его внешний облик – окровавленное лицо, опаленные волосы, одна рука в нерабочем состоянии, одежда порванная и грязная. Кристина тут же оказалась рядом и, поднырнув под рукой квинси так, чтобы тот оперся на нее, осторожно, но крепко обхватила за пояс, помогая удержаться на явно подкашивающихся ногах.
- Потерпите немного, сейчас Вам станет легче, - доведя мужчину до кушетки и усадив на нее, тихо и мягко, словно говорила с ребенком, сказала Кристина. Реяцу свободным потоком потекла по рукам, собираясь в узких девичьих ладонях, а затем соединилась с чужой рейреку. Первый этап благополучно завершился. Теперь можно было приступать непосредственно к самому лечению.

+2

4

Хороший голос. Тихий, спокойный -  будто прохладная родниковая вода струится в раскаленном сознании. Вот-вот зашипит. Рассел, прищурив глаза, старался разглядеть его обладательницу – но перед глазами плясали лишь световые блики от проклятой лампы. Ладно, это подождет… Только что же ты делаешь, девочка? Штернриттер усмехнулся, отстраняясь. Я еще способен передвигаться самостоятельно, вроде бы… 
Однако тело думало по-другому. С его точки зрения,, раз все кончилось, можно  позволить себе реагировать, как положено организму живому человеческому, а не как требует придурочный дакота. Перед глазами вновь поплыло,  Рассел вынужденно ухватился-таки за плечо девушки…
Запах чистого белья, исходящий от кушетки,  был опьяняюще вкусным. И разительно отличался от  запаха гари и пыли, ставшего привычным за прошедшие – дни? недели? месяцы? Видят боги, время в Уэко Мундо течет по каким-то другим законом, и даже примерно предположить, сколько же на самом деле они провели  в песках-под-ветром,  у Нийола никак не получалось.   Да и черт с ним,  будем отчитываться – вернее, огребаться, разберемся. Или – не разберемся, какая, к дьяволу разница?
Рассел с удовольствием втянул воздух, слушая мягкий мелодичный голос, и вдруг спохватился, чувствуя, как чужая сила  ненавязчиво вплетается в его собственную,  сливаясь  с ней в одно целое…  Дакота рванулся в сторону, едва не  снеся девушку с ног, и только тогда сумел разглядеть ее – тоненькая,  маленькая светлая девочка с большими серо-зелеными глазами и россыпью забавных веснушек на лице. 
- Извините…  - еще не хватало перепугать ее своими выкрутасами. В кармане нетерпеливо закопошилась ящерка. Рассел машинально прикрыл карман ладонью. «Вот хотя бы ты не выделывайся, ладно?»
–  Я ни в коем случае не хочу обидеть вас, но все же… Что вы собираетесь делать?  - жизнь  так и не приучила Нийола с недоверием относиться к окружающим, несмотря на все приложенные ею усилия. Он по-прежнему считал, что плохими бывают не сами люди, а обстоятельства места и времени, заставляющие их становиться  подлецами или - наоборот, но Ванденрейх  как раз и виделся таким обстоятельством, не способствующим ничему хорошему.
Подозревать в чем-то такого ребенка?!  Дакота скривился от отвращения к себе… Этак от собственной тени шарахаться  можно начать…

+1

5

Кристина уже приступила к копированию, когда контакт внезапно оборвался. Перед глазами резко потемнело, а в ушах раздался тонкий неприятный звон. Кристина почувствовала, как ее повело куда-то в сторону, и вынужденно оперлась ладонями о стену, чтобы устоять на ставших ватными ногах. У нее пока еще не было такого врачебного опыта и уровня силы как у Большого Мыша, которому такое внезапное обрывание связи не причиняло вреда или дискомфорта.
Вдох-выдох, вдох-выдох, вдох-выдох… Глубокие, ровные и ритмичные, как учил отец.
Наконец пелена перед глазами рассеялась. Кристина медленно выпрямилась и отступила на шаг, в успокаивающем жесте выставив ладони.
- Помочь Вам, - негромко ответила она на заданный вопрос, отстраненно отмечая, что голос звучит ровно. И так было неприятно, что она продемонстрировала свою слабость постороннему, тем самым поставив под сомнение свою компетентность.- Я подключилась своей рейреку к вашей, чтобы вылечить. Это особенность моей лечебной техники.
Кристина не винила штернриттера за такую реакцию. Доверять здесь было опасно для жизни. Тем более тому, кто занимал в иерархической лестнице одну из самых высоких ступеней. В Силберне находилось немало желающих занять почетное место Звездного Рыцаря, не гнушавшихся ничем ради достижения своей цели. Нынешний состав не менялся в течение долгого времени, однако в результате начавшейся войны ряды Рыцарей ощутимо поредели, что дало многим амбициозным квинси надежду продвинуться вперед и примерить на себе звездную форму. Вот только мало получить это место, нужно еще суметь удержаться на нем, а это уже гораздо сложнее.
- Вы позволите? – она не предпринимала больше попыток прикоснуться к мужчине. Тот должен был сам принять решение, принять ли ее помощь или отказаться. Кристина прекрасно понимала, как важно людям знать, что у них есть свобода выбора, даже если она иллюзорна.

+2

6

Девушка пошатнулась, едва успев опереться на стену, и Расселу стало совсем стыдно. «Слон, блин, в посудной лавке. Параноик недоделанный. Васталордов, мы, значит, не боимся, а от своих же, таких же квинси, шарахаемся, как черт от ладана…»  Собственные моральные терзания все же не столь застили глаза дакота, он обратил внимание на то, сколь болезненно-размеренным стало дыхание собеседницы. «Да уж, целитель… В  чем в самой-то душа держится?» К лекарям он по старой привычке племени относился с чуть настороженным уважением. Лекарь в племени частенько был и шаманом. Вернее, не так – шаман был и лекарем. Хороший шаман мог выправить изломанную душу, и это ценилось ничуть не меньше, чем умение врачевать телесные раны.  Только вот… Только вот шаман лакота никак не мог действовать во вред своему народу. Сама земля отнимала у такого силу, зачастую – вместе с разумом, и горе тому роду, в котором случилось такое… Лишь самый великий шаман  сможет выправить судьбу такого рода. Впрочем, случалось  такое нечасто –  гордый  и чистый духом, дакота скорее даст себя разорвать на куски, чем пойдет против собственной совести…
Но среди самых сильных всегда найдется тот, кто слабее. Через них, слабых и недальновидных, скверна пришла и в типи племени. Где теперь гордые вожди и могущественные шаманы?
Лишь ты, их жалкий потомок, пугаешь тут своими выходки молоденьких девочек, не в силах ни примириться с происходящим, ни разобраться в собственных мыслях, ни вообще решить – а чего ты, собственно, хочешь? Только и можешь, что  плести бесконечные цепочки ассоциаций, завязывая их такими узлами, что уже и сам не понимаешь, где конец,  где начало…

Рассел вдруг ощутил гулкое головокружение. На какой-то краткий миг ему показалось, что вокруг – лишь бесцветное марево, в котором рваными толчками бьется свет…
Он судорожно втянул ртом воздух.
В непроглядной глубине души в такт биению сердца пульсировала литера. Во всяком случае, Нийол готов был поклясться, что чувствует ее обжигающий холод…
Н-да… Дожился…
Итак, подключилась… К чему там? Не так уж важно, на самом деле, к чему там она подключилась… Из объяснений девушки Рассел понял лишь, что либо позволит  ее вкрадчивой силе  сливаться с  его собственной, либо  будет, как идиот, хлопать глазами и объяснять, за каким чертом его сюда вообще принесло, если от помощи он отказывается…
Рпассел покачал головой, соглашаясь с неизбежным – надо сказать, крайне неохотно. Ведь очевидно было, что придется смириться, так хрена ли вообще было дергаться? Так важно сделать вид, что от тебя зависит хоть что-то?
Ха!
Забудь, как страшный сон – с того самого вечера, когда ты, бросив на произвол судьбы некормленых тараканов, пошел за Стариком, от тебя не зависит ни-че-го!

- Можно подумать, у меня есть выбор… - по губам скользнула горькая усмешка.

+1

7

Секунды медленно падали в тишину, нарушаемую лишь звуком затрудненного дыхания. Кристина терпеливо ждала ответа, наблюдая за эмоциями, которые испытывал ее пациент. Стыд, сомнение, настороженность, горечь. И если настороженность и сомнение она могла понять, то стыд и вину – нет. Тем более по отношению к ней. Почему он их вдруг испытал? Когда он только пришел сюда, этих двух эмоций у него не было.
Странное шевеление кармана, прикрытого ладонью, привлекло ее внимание. Показалось или все-таки действительно мелькнуло и снова скрылось что-то белое? Судя по тому, как ладонь сильнее прижалась к заметно оттопыренной и снова зашевелившейся ткани, не показалось. Интересно, кто или что это? И насколько безопасно? Кристина не любила сюрпризы, которые могли доставить проблемы. Оставалось надеяться, что квинси удержит это нечто под контролем.
Мужчина внезапно резко вдохнул, словно воздух вдруг перестал поступать к нему в легкие. В области головы вспыхнули яркие цвета, указывая на резкое изменение самочувствия, но тут же исчезли. И все-таки какая-то странность осталась, но в чем она заключалась, Кристина не могла сказать. Просто неясное ощущение, что что-то не так, даже если внешне все казалось нормальным и не вызывающим беспокойства. Кристина всегда полагалась на свое внутреннее чутье, поэтому решила подумать об этом позже.
Наконец квинси заговорил, и Кристине не нужно было видеть цвета в его рейреку, чтобы заметить неподдельную горечь в словах. Мужчина, как и она сама, не питал иллюзий по поводу свободы выбора здесь, в Ванденрейхе. Она была лишь на словах. В действительности же все обстояло ровно наоборот, и те глупцы, позволявшие себе заблуждаться, уже давно были мертвы.
Но в данном конкретном случае выбор у квинси все же был. Пусть небольшой, но все-таки лучше, чем совсем ничего.
- Если у Вас есть сомнения в моей компетенции как медика, я приглашу любого другого, на Ваше усмотрение. С другой лечебной техникой, - Кристина смотрела на сидящего перед ней квинси, не показывая никаких эмоций. Она видела, каким взглядом окинул ее мужчина, когда более-менее пришел в себя. В его глазах отчетливо читалось «Да она же совсем еще ребенок!» Такой взгляд возникал у всех пациентов, с кем Кристине приходилось сталкиваться по долгу службы. Такой же взгляд был у Урью… Кристина, поймав себя на мысли о наследнике, тут же заставила себя вернуться обратно в реальность.

+1

8

Н-да… Судя по растерянному выражению глаз, девочка если не обиделась, то… Черт, лучше бы она обиделась, тогда бы можно было хотя бы извиниться
А теперь изволь объяснять, что ничуть не сомневаешься в ее компетенции, а все дело лишь в собственных тараканах в голове… Ага, и Пустых в кармане – ящерке то ли надоело сидеть  в душном, пахнущим гарью и потом кармане, то ли просто хотелось поглядеть на новое лицо – и то верно,  на протяжении черт знает какого времени любоваться их с Базом физиономиями – кого хочешь на прекрасное потянет, чем, в конце концов, мелкая пустынная живность хуже… Рассел прижал карман плотнее…
- Простите… Вы не так поняли. Я ничуть не сомневаюсь в ваших способностях… - надеюсь, это звучит достаточно убедительно. – Разве что в собственном душевном здравии...– кривоватая усмешка скользнула по обветренным губам.
Нийол вздохнул. Уж в чем- в чем, а в душевном здравии, вернее - в его отсутствии, сомневаться не приходилось… Иначе бы он сейчас не сидел здесь, вдыхая запах свежего белья и вводя в смущение юную целительницу, а соображал бы, чего б такое завтра сожрать и чем, спрашивается, платить за охренительное счастье по-прежнему жить в Городе, мать их, Ангелов… И видят боги, сколько бы их там ни было, это было бы в разы спокойнее. Во всяком случае, никакая погань не шевелилась бы в самом сердце его души, пронзая его ледяными иглами…
А вот хрен тебе! Имей хотя бы мужество отвечать за свои действия. Не кривя душой. Сделав выбор – следуй ему, делай, что должен – или считаешь должным, и будь, что будет… В крайнем разе- сломаешься, так на твое место встанет другой… Вот уж нет… Такого сомнительного счастья…
Не то что врагу – распоследнему продюсеру не пожелаешь. Дакота фыркнул. Получилось опять не то чтоб очень жизнеутверждающе, ну да ладно…
- Так что… Раз уж так получилось, что ноги принесли меня к вам – значит, так тому и быть… - Рассел пошевелил плечами, разминая ноющий сустав. Воспользовавшись тем, что дакота на миг – вот честное слово, не больше доли секунды! – отнял руку от кармана, ящерка скользнула между пальцев, шустро взбежала по рукаву и, победно пискнув, коротким метким прыжком преодолела расстояние от плеча дакоты до угла монитора, где и устроилась, хищно поводя тоненьким хвостиком.
- Зараза! – Рассел метнулся было поймать поганку, да где там! Пофыркивая, зверюшка взбежала вверх по оконному стеклу, и повисла вниз головой у потолка, насмешливая подрагивая высунутым из пасти язычком.
Рассел беспомощно глянул на целительницу.
- Извините… Еще и живности вам тут напустил.
Ага. Дырявой, мелкой, и наверняка хищной.
И чего это она? Он привык, что ящерка ничего не делает просто так. Во всяком случае, у него сложилось такое впечатление.
Оставалось надеяться, что и теперь малявка знает, что делает, показавшись на глаза этой девочке...
- Зараза, ну-ка сюда иди! – ящерка фыркнула, будто рассмеявшись – мол, еще чего, здесь так висеть здорово! - и Рассел вновь беспомощно посмотрел  на девушку. – Вот поганка

+2

9

Кристина снова положила засветившиеся ладони на виски мужчины и принялась за лечение. Но, кажется, мироздание решило, что немного встряски не помешает.
Содержимое кармана квинси, устав сидеть взаперти, решило явить себя этому миру. Испуганная, Кристина непроизвольно дернулась в сторону, когда нечто маленькое, длинное и белое внезапно выскочило наружу, мимолетно задев руку.
Содержимым кармана оказалась ящерка, мелкая, юркая, смешная. Точнее, Пустой в виде ящерки. Пустой?!
- Ой! - Кристина изумленно уставилась на живность, а живность в свою очередь воззрилась на нее. Первой реакцией был ступор. Ведь не каждый день увидишь Пустого, которого держат в кармане как ни в чем ни бывало, словно какую-то обычную зверушку.
Страха почему-то не было. Может быть, из-за небольшого размера Пустого. Миниатюрная ящерка не выглядела угрожающе, напротив, она всем своим видом демонстрировала миролюбивость. Но Кристина прекрасно знала, что маленькое существо может быть гораздо опаснее крупного именно из-за своей недооценки, поэтому не торопилась поймать зверюшку, с удобством устроившуюся на моноблоке. А еще она прекрасно помнила о том, что укус Пустого смертельно опасен для квинси. Именно так эхты становились гемихтами – заражались Пустотой и становились восприимчивыми к Аусвелену. Отец боялся, что Кристину постигнет такая участь, поэтому уделял достаточно много времени еще и боевым тренировкам.
Еще ступор Кристины объяснялся тем, что у нее дома никогда не было питомцев. Отец не любил животных, считая их (в общем-то довольно справедливо) разносчиками всяких инфекций, и заводить категорически отказывался. К тому же у них была частная мини-больница при доме, что также делало присутствие зверья очень нежелательным.
Ящерке тем временем надоело сидеть неподвижно, и она спрыгнула прямиком на клавиатуру. С явным удовольствием пробежалась по кнопкам. В тишине кабинета раздался громкий треск, и… моноблок задымился. Хотя простой пробег по клавишам не мог вызвать такого эффекта. А рейреку Пустого вполне могла.
- Мои формулы! - Кристина не смогла сдержать отчаянного стона. Она не успела сохранить на флешку результаты своего исследования. А моноблок вряд ли подлежал восстановлению. Как и флешка, судя по всему. А мерзавка, из-за которой все это произошло, как ни в чем не бывало продолжила свое увлекательное путешествие по кабинету.

+2

10

Ситуация сложилась просто охренительная… Дымящий комп обескураживающе пах паленой пластмассой. Монитор истошно моргнул - чтобы через миг с треском погаснуть, оставив на экране тоскливую белесую надпись "no signal" Что-то подсказывало, что реанимировать злосчастную технику не сможет никто… Виновница безобразия висела себе под потолком, будто экзотическое украшение, и весело посверкивала бусинками глаз.  «Формулы, говоришь? Что ж там было такого, в этих твоих формулах, девочка, что Пустыня сочла нужным вмешаться в исследования? Да еще столь радикальным способом…» Эта мысль отозвалась внутри холодком… «Дьявол, да что вообще происходит? Что ты такое, мелочь дырявая?» Рассел не то чтобы был крутым специалистом по компьютерам, но полагал, что достичь таких пиротехнических эффектов просто комбинацией клавиш  крайне малореально... Он посмотрел на ящерку долгим взглядом – одновременно вопросительным и укоризненным. Обернулся к  целительнице, встретив ошарашенный взгляд  широко распахнутых глаз.
- Что там было? Простите… - Что еще сказать, он не знал. Он, правды ради, вообще с трудом представлял, что теперь делать… Вот ведь зараза! И сидит себе, дрянь такая, как ни в чем не бывало
Он снова обратился к девушке:
- Простите… Надо как-то поймать эту мерзавку… - дакота огляделся в поисках чего-нибудь, что можно было поставить на стол, чтобы дотянуться до ящерки. Впрочем, он не сомневался, что ящерка не даст себя поймать, пока не решит вернуться сама…
И как объяснять этой девочке – «черт, хоть бы имя спросил, мужчина, называется…» - за каким чертом он припер сюда это сомнительное сокровище? «Ага, причем сделать это так, чтоб не пришлось это объяснять кому-то еще… Например, грандмастеру…»
Дакота вздохнул.
- Звать-то вас как? – решил он исправить хотя бы самую малую свою оплошность. Краем глаза штернриттер продолжал следить за истребительницей техники. – Я  - Джеймс Рассел.

+2

11

Похоже, в ее жизни началась черная полоса. Или закон подлости решил нагрянуть в гости. Другого объяснения всему происходящему Кристина найти не могла.
- Мое личное исследование, как сохранить чистоту крови после укуса Пустого, - Кристина тяжело опустилась в кресло, устало ссутулила плечи. – Почему-то никто не работает над этой проблемой, хотя она по-прежнему актуальна. Так что я решила попробовать разобраться самостоятельно. Но…
Кристина осеклась, осознав, что и кому она говорит. Только железный самоконтроль позволил ей удержать на лице спокойное выражение, тогда как сердце рухнуло прямиком в пятки.
«Идиотка! Кукла безмозглая! Самоубийца!» - она мысленно отвесила себе затрещины. Да за такие исследования ее сразу казнят. Гемихты являлись источником силы Его Величества, это знали все квинси, и вряд ли Он будет доволен, оставшись без него. Нужно быть совершенно отбитым на всю голову или мечтать закончить жизнь в виде кровавого пятна на полу в тронном зале, чтобы начать такое исследование. Кристина же не считала себя ни самоубийцей, ни идиоткой. Хотя последние пару дней она только и делала, что творила глупости, которые не иначе как чудом не повлекли за собой плачевные последствия. Сначала Тоширо, потом та розоволосая девочка-лейтенант…
Кристина моргнула, не сразу сообразив, что говорит мужчина. Пришлось приложить усилие, чтобы вернуться обратно в реальность и сосредоточиться на чужих словах. И на ящерке-Пустой, которая как ни в чем ни бывало сидела в недоступном для ловли мести и разве что язык им не показывала в ехидной усмешке. Мол, попробуйте, достаньте меня, если сможете, - говорил весь ее вид. Хотя эту хвостатую заразу Кристине хотелось пристрелить, а не ловить. Хотя бы потому, что процесс ловли добавит разрешения кабинету. Вот только штернриттер вряд ли бы оценил убийство своего ручного питомца, пусть и весьма своенравного по характеру.
Тем временем квинси решил завязать знакомство и представился. Имя Джеймса Рассела было ей незнакомо, хотя имена Звездных Рыцарей знали все в Силберне. Судя по всему, Рассел был одним из тех счастливчиков, кто занял место убитых штернриттеров в последнем сражении с шинигами. Хотя счастливчики они или нет – это весьма спорный вопрос.
- Кристина Бордман, - в свою очередь представилась она, тяжело поднимаясь на ноги снова. – И как будем ловить вашу зверюгу?
Было и так понятно, что в одиночку поймать эту мелкую засранку просто нереально.

+3

12

Услышав слова девушки, Рассел самым невоспитанным образом присвистнул… Это ж надо… Здесь, в Силберне! Да она точно не от мира сего… Ведь компьютеры Ванденрейха наверняка соединены в сеть… И вряд ли усатое величество обрадовала бы подобная разработка…
Дакота покачал головой. Пожалуй, девочка должна этой дырявой поганке минимум кусок сахару… Осталась самая малость – зачем это понадобилось пресловутой поганке? Но ответ на этот вопрос вряд ли когда-либо будет получен, так что…
- Ну вы даете… И как? Успешными были исследования? Впрочем, можете не отвечать. Их  явно признали. – Нийол кивнул на довольно моргнувшую глазами ящерку.
- Стоп-стоп-стоп!.. – заметив страх в глазах целительницы, штернриттер спохватился. – Чего вы так перепугались?  - он аккуратно взял девушку за хрупкие плечи, заглянул в серо-зеленые глаза и тихо, но внятно проговорил:
- Не бойтесь. Я вас не выдам. Слышите? Вам незачем меня бояться… - Выпустив плечи девушки, он покосился на чешуйчатую диверсантку.
-  А поганка эта сама поймается. Не хватало тут еще за ней прыгалки устраивать.
Рассел шагнул к столу, на котором продолжал  тоскливо источать запахи паленого несчастный компьютер, задрал голову.
- Ну? Слезать будешь или как?
Ящерка насмешливо дернула хвостом, скользнула по стене, как по льду, и шмыгнула куда-то  под стол. Проведя инспекцию подстольного пространства, Пустой сноровисто вскарабкался по штанине Рассела, увернулся от протянутой руки, прыгнул на край клавиатуры, и вытянув острую мордочку в сторону  монитора, победно  зашипел, смешно дергая хвостом. После чего тварюшка чинно устроилась на краю стола, свернувшись упругим – тронь и взлетит – колечком, выставив лишь головку, и пристально уставилась на квинси.  Мол, чего пристал – не видишь, гуляю?
- Только не трогайте ее, мисс Бордманн… Мало ли что, Пустой все-таки… - с сомнением произнес дакота, не выпуская мелкую из поля зрения. В том, что это – просто мелкий Пустой, Нийол сомневался, и чем дальше, тем больше. Но рисковать чужой жизнью не хотелось, поэтому он старался держаться так, чтобы ящерка при всем желании не смогла допрыгнуть до Кристины.

+1

13

На лице штернриттера крупными неоновыми буквами было написано изумление. Действительно, не каждый день встретишь идиотку, напрочь лишенную инстинкта самосохранения.
- Думаете, она специально уничтожила мои файлы? – Кристина чуть вздернула брови, бросив скептический взгляд на ящерку. Насколько ей было известно, Пустые жили инстинктами. Мозг появлялся только в процессе очень долгой эволюции.
Кристина непроизвольно вздрогнула и напряглась, когда чужие горячие ладони бережно сжали ее плечи. Она не любила прикосновения посторонних, даже случайных, и старалась по возможности избегать их. А здесь, в Силберне, чужие касания часто приносили боль и унижение.
Кристина вскинула голову. Взгляд мгновенно заледенел.
- И что Вы потребуете взамен на свое молчание? – прямо спросила она, не веря, что за словами мужчины не скрывается никакого подвоха, хотя цвета рейреку показывали доброжелательность. Их семейное зрение тоже можно было обмануть, а жизнь во дворце, полном интриг и интрижек, научила Кристину осторожности, недоверию и постоянному ожиданию удару в спину. Проявишь слабость – мертвец. Доверишься не тому квинси – мертвец. Скажешь неосторожное слово или допустишь ошибку – мертвец. За все расплата была одна – смерть. Здесь все живое и условно живое было подчинено строжайшему отбору – выживет только сильнейший и хитрейший.
Тепло чужих осторожных рук исчезло. Внимание Рассела было вновь приковано к ящерке, которая облюбовала самый краешек стола и теперь, весьма довольная своей выходкой, оттуда взирала на презренных двуногих.
На предупреждение штернриттера – совершенно излишнее, потому что ну какой чистый квинси в здравом уме и трезвой памяти полезет к Пустому, пусть и мелкому? Никакой, если конечно, он не совсем идиот, - Кристина  покачала головой.
- И не собиралась. Тем более я не знаю, как вести себя с животными и что с ними делать.

+1

14

- А вы в этом сомневаетесь? – вопросом на вопрос ответил Рассел.  – Слишком метко для простого совпадения. Если таковые вообще существуют. - Будто подтверждая его слова,  Пустой вдруг вскинулся,  упругое колечко развернулось, и чиркнув по опаленным спутанным волосам - дакота непроизвольно дернулся, отшатнувшись: будто белая стрела мелькнула в воздухе - тварюшка приземлилась – приквинсилась? – на плече штернриттера. 
– И что с тобой делать?  - беззлобно усмехнулся Нийол. – Брысь в карман?  - в голосе "R" звучала слабая надежда.
Однако "брысь в карман" пустой делать не торопился. Встал столбиком на плече, поводя в стороны острой мордочкой с блестящими глазками и покачиваясь в такт дыханию Рассела...
- И что Вы потребуете взамен на свое молчание? – гордо вздернутый подбородок, вековой лед в светлых глазах. Страх. В Силберне слишком много страха. Настолько, что привыкаешь не обращать внимания на тошнотворные волны, накатывающие из ниоткуда и заставляющие сердце биться быстрее…   – Нийол непроизвольно скривился. Если бы не миссия в Уэко Мундо, он бы, наверное, и сейчас не ощутил чужого страха – но… когда входишь с мороза в типи, запах дыма кажется особенно едким… 
Дрожь, передернувшая тело девушки, не укрылась от его взгляда. Черти бы драли эти порядки… А еще говорят – не существует обычаев сверх человеческого разумения… То ли я  - не человек, то ли автор утверждения  ошибается… Впрочем, да… Человеком ты, уж извини, быть уже перестал. Осталось решить – что же в итоге получится из тебя, Нийол Хэн-Йету?  Под сердцем толкнулось -  колко и душно – намекая на ограниченность выбора. Действительно. Дело-то добровольное. Особенно теперь. Когда каждая крупица силы на счету. А тут еще незадачливые юные исследовательницы, движимые исключительно благими побуждениями и напрочь забыв о  судьбе несчастной излишне любопытствующей кошки, изобретает способы отнять эти крупицы… Черт. Черт. Трижды черт и его бабушка. Творить дьявол знает что ты, значит, не боишься?»
Рассел почти зло глянул в застывшие льдинками глаза девушки:
«Позволит ли твой страх поверить мне, девочка?» 
Ящерка насмешливо стрекотнула прямо в ухо, щекотно ухватившись лапками за мочку, и вдруг прыгнула на противоположную стену – упругим длинным  прыжком, скользнула по ней к потолку, по потолку – к центру комнаты, где и зависла, нимало не смущаясь своим перевернутым положением. Нийол вздохнул – со всей глубиной укоризны, на какую был способен сейчас.
- А за него обязательно чего-то требовать? – дакота принужденно рассмеялся. - Впрочем… Дайте кусок сахару! Если есть… Будем сманивать мерзавку с потолка и делать вид, что ее здесь и не было. Не ровен час, зайдет еще кто-нибудь...

Отредактировано Jemes Rassel (2017-03-13 12:06:14)

+2

15

- У меня пока слишком мало информации, чтобы делать какие-то конкретные выводы, - Кристина слегка пожала плечами, не сводя глаз с явно разыгравшегося Пустого. Или Пустой. Определить гендерную принадлежность ящерки было весьма затруднительно.
- Кажется, "делать брысь" ваш питомец не согласен, - Кристина едва заметно приподняла уголки губ, наблюдая за стараниями штернриттера. Вредная ящерка была забавной. И - в этом Кристина уже нисколько не сомневалась - совершенно точно разумной. И это странное несоответствие между формой и ее содержимым настораживало, так как не имело под собой никакого научного объяснения.
- Сахар? Да, есть, подождите минутку, - Кристина торопливо метнулась к шкафу, где хранились ее персональные запасы: несколько упаковок с разными сортами чая, коробка с сахаром и несколько чашек - на случай гостей. Хотя последних у Кристины здесь ни разу не было. Ни с кем из своих коллег, кроме как по работе, она не общалась, а сближаться с ними... Нет, спасибо. Лучше уж быть одной, чем опускаться до уровня вечно хихикающих сплетниц, думающих исключительно о себе и своем удовольствии, а не о спасении доверенных им жизней. Поэтому когда Кристине хотелось просто поговорить о чем-то, или возникала необходимость в дружеской поддержке или утешении, она всегда ходила в подземелья к Сильверу.
Достав из шкафа коробку с рафинадом, Кристина подняла голову и посмотрела на свисающую с потолка ящерку, которая сейчас гораздо больше походила на летучую мышь, только перепончатых крыльев не хватало, затем достала кусочек и, положив его в центр раскрытой ладони, протянула руку вверх.
- Смотри, что у меня есть для тебя, - обратилась она к ящерке негромким, успокаивающим тоном, как если бы разговаривала с ребенком. - Хочешь? Не бойся, я тебя не обижу, маленькая. 
"Маленькая" неожиданно упала на протянутую ладонь, однако предложенное угощение трогать не стала. Вместо этого она тщательно обнюхала руку Кристины, щекотно пробежалась по коже тонким язычком, вытянулась столбиком, внимательно вглядываясь в глаза девушки. Будто решив что-то для себя, ящерка, наконец,  воздала должное и сахару - мгновенно ввинтившись в него всей головой.
Кристина тихонько засмеялась, затем подняла сияющие от еле сдерживаемого восторга глаза на наблюдавшего за ними Рассела.
- Она такая легкая. И прохладная, - поделилась она своими ощущениями со штернриттером. - Если хотите... - вдруг вырвалось само собой. - ...могу предложить Вам чаю, - последние слова Кристина произнесла шепотом и глядя на кончики своих туфель.

+1

16

Страх отхлынул – будто растворился в серебряном смехе Кристины. Черт, а эта поганка умеет разрядить обстановку, – Нийол улыбнулся краем рта, наблюдая за установлением дипломатических отношений между мелким Пустым и  девочкой-квинси. Вспомнилась встреча с Орсоросска, когда за миг до возможной схватки, малявка, показавшись, каким-то ей одной известным образом погасила напряжение. Голос Пустыни, говоришь… Ох, Нийол, когда ж ты научишься сначала думать, а потом делать.  Причем  было бы очень неплохо, если б в том бедламе, который царит у тебя в голове, хотя бы иногда возникала бы мысль по делу. А не как всегда.
- Подлиза! – укоризненно покачал головой дакота, глядя на торчащий из куска сахара хвост. Хвост сладострастно подрагивал.
Нийол поймал  сияющий взгляд девушки – в них не осталось и тени недоверия. Аж дышать легче стало, видят боги… Улыбнулся - на сей раз настоящей открытой улыбкой.
- Чаю? Почему бы и нет? 
Девушка смущенно потупила взгляд. Похоже,  предложение было неожиданным для нее самой.
- Если вас не затруднит, конечно, – штернриттер опустился на стул, чувствуя, как отпускает многодневное напряжение.  Теперь можно собраться с мыслями попробовать понять, что же случилось там, в Уэко Мундо и, главное, как теперь с этим жить здесь, в Силберне. Мелькнула даже шальная мысль – попросить целительницу тщательно проанализировать его реяцу. Впрочем, вот с этим торопиться, пожалуй, не стоит… Вдруг что-то действительно изменилось? Это вам не дырявую мелочь сахаром прикармливать…
Мелочь тем временем проела кусочек насквозь  и с интересом высунула голову с обратной стороны – еще дадут? Или это доесть?
Квинси, тоже мне… - мысленно усмехнулся Рассел. – Нашли себе забаву…
Впрочем, вопрос, кто кого нашел, все еще остается открытым. 

+2

17

- Нисколько не затруднит, - Кристина аккуратно усадив ящерку на стол, включила электрический чайник и отошла к дальнему шкафчику, в котором хранила заварник и несколько упаковок с чаем, нахально выпрошенных у Сильвера-сана. Она бегло прочитала названия и, обернувшись, виновато улыбнулась. Нужно было срочно пополнять запасы. Ее особенно любимый белый и зеленый чаи благополучно закончились. - У меня остался только красный, в смысле, черный чай, - поправилась она, вспомнив, что у китайцев черный чай называется красным. - ...и улун. Вам какой?
Получив ответ, Кристина коротко кивнула, показывая, что услышала пожелание и достала нужную упаковку. Шум закипающей воды с каждой секундой становился все громче, и наконец раздался короткий щелчок.
Кристина обдала кипятком небольшой стеклянный заварник, прогревая его, не торопясь вылила воду в раковину. Ей нравилось заваривать чай: в этом процессе было что-то медитативное и очень успокаивающее, и в школе, где она училась после переезда в Японию, с огромным удовольствием посещала кружок, посвященный чайной церемонии.
- Эй, Крис! - дверь рывком распахнулась, с грохотом впечатавшись в стену. Кристина дернулась от неожиданности, и сушеные чайные листья рассыпались по столешнице. "Вот же черт" - она плотно сжала губы, сдерживая готовое сорваться с них ругательство, и подняла голову. В дверном проеме стояла одна из медсестер, известная своими постоянными опозданиями и полной бестактностью. Кристина замерла, чувствуя на себе ее горящий взгляд.
- Это правда, что ты провела ночь с самим наследником?! Ну и каков он? - не потрудившись хоть немного понизить голос, громко спросила медсестра. - Про тебя даже спрашивать не буду, ты же у нас известная ледяная недотрога. Была ею, - поправилась она, улыбаясь как ни в чем не бывало.
Кристина сглотнула, стискивая упаковку и чувствуя, как мгновенно закаменевшее лицо буквально запылало от очередного унижения. Пустые их всех задери, уровень духовной силы коллег был достаточным, чтобы увидеть: в ее рейреку НЕТ следов чужой, а это означает, что между ней и наследником/кем-то другим ничего не было. Ни-че-го!
Краем глаза Кристина уловила слева от себя какое-то движение. Медсестра, снова открывшая рот, чтобы выдать очередную пошлую гадость, наконец-то заметила, что Кристина не одна. Она вся подобралась, как гончая, взявшая наконец-то след добычи. На ее некрасивом одутловатом лице попеременно сменялись эмоции: шок, любопытство, щедро приправленное предвкушением, злая радость.
- Ох, прости, прости. Я не вовремя. Не буду тебе мешать, - после небольшой паузы сладко пропела медсестра. Кристину передернуло от того, каким тоном это было произнесено.
В следующее мгновение дверь захлопнулась так же громко, как до этого открылась, и Кристина снова осталась наедине с Расселом. И с ящеркой, которая перестала грызть сахар, уставившись на дверь своими блестящими бусинками-глазами. Вот уж кого невозможно было смутить или задеть. На мгновение Кристина захотела превратиться в эту самую зверюшку, чтобы перестать чувствовать злость и унижение. Она ненавидела такие ситуации. Оскорби ее кто-то, когда она была одна, она бы просто проигнорировала. Но это произошло на глазах совершенно постороннего квинси. Тем более, мужчины.
Кристина не поднимала головы и не оборачивалась, не желая встречаться с Расселом взглядом и полностью сосредоточившись на просыпанной заварке. Но теперь неудобных вопросов было не избежать. Урью был интересен всем в Силберне, но штернриттерам особенно.

Отредактировано Christina Bordman (2017-07-23 23:47:47)

0

18

Ящерка тут же ухватила кусок сахару и шмыгнула куда-то в угол — будто ее и не было.
— Красный? Пусть будет красный, в смысле, черный. — Рассел пожал плечами.
В его жизни бывали моменты, когда чай был… э… ну, заварен, в общем. А из чего — лучше не думать. Если не думать, вообще отлично пойдет, и дрянной привкус на пятый раз запаренного «Великого тигра» — Иктоми, помнится, еще любил уточнять, какие именно части тигра попали в этот несчастный пакет, — почти не чувствуется. Особенно если курить есть. Впрочем, у поганца Иктоми — всегда есть. Рассел усмехнулся. Носящий имя мифического изобретателя речи и сеятеля раздоров, и сам — почти легендарный раздолбай, Иктоми удрал из резервации за три года до того, как это сделал сам Рассел. И каким-то образом — Рассел и тогда-то предпочитал не задумываться, каким именно — умудрился кое-как устроиться в бестолковом суетном мире белого человека.
В всяком случае, именно Иктоми стал спутником первых лет жизни Рассела за пределами резервации.
Потом их пути разошлись, они встречались от случая к случаю – и каждый раз поганец Иктоми, криво улыбаясь, появлялся в самый нужный момент. За миг до. Он никогда не делал ничего запредельного, просто приходил, заваривал свою невозможную гадость, рассказывал какую-то чушь – и все становилось на свои места.
За день до радикально изменившего жизнь Рассела прихода  шамана Иктоми нашли мертвым на заднем дворе за полквартала от дома, где снимал свою каморку Рассел.
Следов насильственной смерти обнаружено не было.
Кто знает, попал бы Рассел в Ванденрейх, будь жив Иктоми?
— Интересно,— спохватился Рассел, — какого черта я сижу и вспоминаю все это вот? Мало мне загадок? — запах чая — гораздо более вкусного, чем то, что приносил обычно Иктоми— разлился по комнате, но Рассел даже собрать мысли в кучку не успел.
В коридоре прозвучали шаги, дверь распахнулась и в нее просунулось лицо. Рассел от неожиданности дернулся, едва успев сдержаться, чтоб не призвать лук. Хорош бы был!
Впрочем…
Лицо, на поверку оказавшееся рожей — ибо ни одно порядочное лицо, в представлении Рассела, не стало бы такого произносить вслух — дернулось, видимо, уловив его движение, и торопливо исчезло, захлопнув за собой дверь.
Попыталось исчезнуть.
Ибо Рассел, почувствовав досаду и неловкость Кристины, обозлился всерьез. Он  плавно перетек к двери, ухватил жесткими пальцами обладателя лица-рожи за шиворот и тряхнул.
— Завидуйте молча. И какая зависть бы вас не глодала, не стоит лезть не в свое дело. Иначе вас ждет судьбы несчастной Варвары. Помните, что сталось с ее носом?   
В расширенных глазах рожи, опешившей от внезапного наскока — видимо, привыкла оставаться безнаказанной — отражалось злое лицо Рассела. В основном мерцающие золотистым светом глаза.
Брезгливо отпихнув роженосительницу — тьфу, черт, оно еще и женщина?! — в коридор, дакота прикрыл дверь. Виновато глянул на Кристину:
— Ее извинения все равно были бы притворными, так что — ну ее.
Он покачал головой, глядя на закаменевшие плечи девушки.
—Простите, если напугал вас.  Помочь вам собрать чай?
Бросив обгрызенный кусок сахару, ящерка  прыгнула на плечо Рассела, насмешливо открыла пасть и зашипела в сторону закрытой двери.
Рассел аккуратно ссадил нагулявшуюся тварюшку в нагрудный карман и принялся аккуратно сметать рассыпанный чай со стола в подставленную ладонь.

Отредактировано Jemes Rassel (2017-08-15 08:08:28)

+1

19

Она ненавидела Ванденрейх с его безумной, разрушительной системой, направленной на отбор сильнейших и уничтожении слабых.
Она ненавидела Силберн с его пустотой, зимним холодом и белизной, которая ассоциировалась со смертью.
Она презирала большинство его обитателей за их гордыню, неумение видеть дальше своего носа, агрессию и похотливость.
Единственным, кто искренне любил ее и заботился о ней - здесь, в этом мертвом и прогнившем насквозь месте, - был начальник Имперской службы безопасности Сильвер Кевелл. Она всегда, в любой момент могла прийти к нему с мучающим ее вопросом или за советом, если не получалось или не хотелось тревожить отца. Даже когда Сильвер был занят, она могла зайти к нему в кабинет и тихонько сидеть на диване, приводя взбудораженные мысли в порядок.
Именно по этой причине то, что Джеймс Рассел вдруг заступился за нее перед этой недоделанной медсестрой, вызвало у Кристины искреннее недоумение. Она бросила на штернриттера короткий внимательный взгляд из-под ресниц, отслеживая эмоциональное состояние Рассела. Вишневый, малиновый и оливково-серый. Раздражение, гнев и отвращение. Которые были направлены не на нее, а на ее коллегу. И это было непривычно.
Услышав вопрос, Кристина отрицательно покачала головой.
- Нет, Вы меня не напугали. Скорее... удивили.
Она помолчала несколько секунд. Затем подняла голову, посмотрела на Рассела прямо и открыто. Доброжелательно.
- Спасибо, что заступились. Но это было лишним. Вам не стоило... - короткая пауза. Легкое движение головой. - Все в порядке. Правда в порядке.
На некоторое время в комнате повисла тишина. Румянец постепенно сходил со щек Кристины, а плечи и спина расслаблялись. Рассел аккуратно смахнул со стола просыпанную заварку.
Заваривание чая не отняло много времени, и уже минут через десять на столе стояли две чашки, наполненные почти до краев и вазочка с печеньем и шоколадными конфетами - еще пара весьма условных продуктов питания, которые у Кристины никогда не переводились, хотя ела она и то, и то относительно редко, предпочитая сладостям свежие фрукты. Только когда занималась научной деятельностью.
Уже заняв свое место за столом и придвинув к себе чашку, Кристина поняла, что еще показалось ей странным помимо неожиданного заступничества. Рассел до сих пор не задал ей ни одного вопроса о наследнике. Словно ему было все равно.

0

20

По бледному лицу Кристины бегут тени.
Золото в глазах Рассела пробует их на вкус, плотоядно мерцая - злость,  досада. Ненависть – густая, как черная патока.  Презрение – солено-горькое,  как земля в тех местах, где жар недр пробивается удушающим паром.
Золото впитывает в себя эти эмоции и постепенно меркнет, прячется в глубине зрачков – до поры.
Знать бы еще, до какой…
Впрочем, сам Рассел лишь краем сознания улавливает, что что-то не так – но этого хватает, что б в его движениях проявилась рваная торопливость.
Чаинки в горсти похожи на сохлые  крылышки бабочек.
- Вот… -  он протягивет раскрытую ладонь. – Куда его?
Глаза смотрят внимательно и участливо – черные-черные, непроглядные, как небо в беззвездную осеннюю ночь.
- Удивил? – дакота зло щурится.   К черту бы и его бабушке такие порядки… - Не стоило?  - он старательно делает вдох – чтоб не сорваться в крик. – Я сам решу, что мне стоит делать, а что нет. А позволяя так с собой обращаться, вы просто убиваете себя. Привыкнете еще – чего  хорошего.
В порядке… К дьяволу такие порядки…  Извините.
– Рассел с силой проводит рукой по лицу, будто заставляя себя успокоиться. – Возможно, я лезу не в свое дело, но…
Из кармана на плечо Рассела скользнула ящерка, вытянулась стрункой, ткнулась холодной мордочкой в щеку – мол, хватит уже.
Дакота принужденно улыбнулся.
- Простите.
Чай пах августовским полднем. Разнотравьем предгорий Блэк Хиллс. Дымом далекого костра. Высоким бескрайним небом. Свободой пах и немного горечью. Рассел осторожно поднес кружку к губам.
- Спасибо. Вкусный чай. – Чай действительно был вкусным. И приятно горячим.
Рассел грел руки о бока кружки, поглядывая, как мелкая тварюшка демонстративно-незаметно пробирается к вазочке с печеньем.
Кристина уселась напротив.
В ее взгляде Расселу почудилось некоторое удивление – будто он что-то сделал не так. Не так, как положено.
- Что-то не так? Вы извините, я не очень силен в правилах этикета… Надеюсь, я ничем вас не обидел?
Он улыбнулся – немного виновато, но на сей раз совершенно искренне.

+1


Вы здесь » Bleach: New Arc » Wandenreich » Эпизод 10: Всегда возвращается кто-то другой...(с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC